17° ... 18°, ветер 2 м/с
62.81
70.68
Личная история. Граница
Журналист
Журналист
Анна Горнова

К пограничному пункту Гоптівка, мы подъехали в 20.30. вечера. Это когда-то раньше на этом месте был свободный въезд, а сейчас за несколько сот метров до пограничных столбов и будки с пограничниками стоит полицейский пост и машины медленно, что называется, «в час по чайной ложке», продвигаются к границе с РФ.

12.jpg

 Перед нами около 15 машин легковых и в соседнем ряду несколько автобусов, а также маршрутки. Все это на несколько часов движения к заветной цели (пограничному пункту). После жаркого дня от перегретых машин, кажется, валит пар и усталые люди сосредоточены, почти каждый внимательно вглядывается в поток, еле-еле тянущийся вперед.

— Все. Часов на 6, если не больше. Можно курить, а я пойду куплю бутылку воды. — Сказал брат и отошел от машины.

По обе стороны трассы расположились кафе, обменные пункты с сумасшедшей разницей между покупкой и продажей, пункты для оформления деклараций на ввоз транспорта, страховки (зеленой карты), киоски с сигаретами, хот-догами и энергетиками. Мы остановились напротив одного из кафе.

Перед входом на небольшой лужайке не так давно появился указатель в виде двух фигур: деда и бабки, одетых в национальные украинские одежды и указывающих в прямо противоположные стороны. В сторону города указатель гласит: «до моря, отдыха, раков и пива», противоположный указатель сообщает: «до москалей».

Вроде бы ничего обидного. Каждый житель скажет вам приблизительно такую фразу: «тю, а шо тут обидного?». Обиды, может быть, и нет, но осадочек остается.

Брат оформил документы, выкурил пару сигарет и подошел к машине — очередь опять начала движение. Я успела заметить, что машины почти все с украинскими номерами, за редким исключением — несколько российских. Через пару часов мы наконец-то проехали полицейский пост.

Полиция исправно следила за соблюдением очереди и отсутствием каких-либо нарушений среди автомобилистов. Еще через час показались смугасті (полосатые) столбы и нам выдали листочек с указанием количества человек, въезжающих на пограничный пункт.

На улице уже совсем стемнело и стало еще прохладнее. Приятно было выйти из машины и немного размять затекшие ноги и спину. Мимо ходили бравые погранцы с автоматами наперевес и шутили на русском языке с характерным «г» и «шо» и особой интонацией, словом, все было уже привычно и понятно.

Позади остался уснувший разгоряченный тридцатиградусной жарой город, остался мой дом, в котором я выросла, из которого ходила в школу и университет, а потом на работу, остался весь тот мир — благополучный и относительно стабильный, который взорвался однажды в 2014 году уже безвозвратно и бесповоротно.

Таможня на выезд особо ни о чем не спрашивала и вопреки известной фразе даже не взяла никакое добро. Молодой парень, сдвинув брови, серьезный от собственной значимости, задал несколько рядовых вопросов, осмотрел машину и пропустил дальше. Время было далеко за полночь.

На паспортном контроле уверенный и холеный пограничник долго всматривался в мой двуглавый паспорт, когда-то выданный в консульстве Харькова, и наконец-то разрешил сесть в машину. Паспорта брата, мамы и племянницы с героическим трезубцем он вернул быстро.

Впереди ждала нейтральная полоса, а за ней — та сторона, где «незабудки цветут». Пока брат заканчивал проходить паспортный контроль какой-то огромный джип пытался протиснуться между машинами, одна из которых оказалась нашей.

Джип стоял в ряду позади нас, но, видимо, московские номера заставили водителя не терять времени даром, и оборотистый молодой человек резво пробежался по всем инстанциям, ему осталось только проехать. Именно это и оказалось затруднительным.

— Мужики, а чей это Рassat? — Спросил водитель джипа, а потом, помолчав, добавил: «Можно немного подвинуться? Мне бы проехать».

Очередь, состоявшая в основном из украинцев, или из смешанных семей, заволновалась и напряженно колыхнулась ближе к будке паспортного контроля. Пограничники с интересом в стороне наблюдали за возможным конфликтом вместе с остальными людьми, высыпавшими в ночную свежесть из машин и микроавтобуса, подышать и размяться, ожидая своей очереди.

— А шо значит «подвинуться»? Слышишь, ну ты резвый, я по очереди прохожу паспортный контроль, жди. — Нервно и раздраженно ответил брат, забирая паспорта.

Ни слова не говоря в ответ, водитель джипа сел в свою машину и начал медленно двигаться вперед. Мы затаили дыхание, опасаясь, что большая машина повредит краску или зеркала у нашей, а брат еле сдерживался. Он три недели назад продал свой кроссовер, купленный в лучшие времена в салоне, чтобы расплатиться с долгами за коммунальные платежи и купил подержанный рassat, правда, в отличном состоянии. Через несколько минут москвич помчался вперед.

Когда мы подъехали к Российской Нехотеевке было далеко за полночь. У меня что-то успокоилось в душе, стало легко и появилось ощущение, что 800 км — это не расстояние вовсе, а в масштабах моей огромной страны просто чих.

На паспортном контроле брат заметно нервничал, но пограничник, молодая женщина, спокойно улыбнулась и доброжелательным тоном поинтересовалась, куда мы едем. Через пару минут паспорта были у нас в руках, а таможенник, гулявший между рядами машин, подошел к нашей и спросил, не везем ли мы сало, алкоголь, мед в больших количествах?

— Ничего запрещенного. А, если я обратно хочу грибы провезти, это можно? — Спросил брат.
Таможенник сначала махнул рукой, а потом сказал шутливым тоном.

— Вообще-то нельзя, но, если будут спрашивать, вы скажите, что без грибов вы жить не можете, тогда точно можно.

Точно так же, как и украинский коллега, таможенник спокойно с шутками-прибаутками осмотрел машину, а потом пожелал нам хорошей дороги, и мы проехали дальше. Когда мы выехали за шлагбаум, оставив позади и Гоптівку, и Нехотеевку, время было 4 часа утра.

Все, проехали, теперь до следующей поездки, если ничего не изменится. Так мы ездим уже 4 года.
На первой заправке на Белгородской трассе я вышла из машины и вдохнула глубоко рассветный воздух. Меня ждал небольшой, но живущий полной жизнью город, работа, мои новые коллеги и друзья, съемная квартира и какие-то надежды на лучшее.

А через неделю, включив новости на одном из центральных каналов России, я услышала, что Украина готовит пакет документов для разрыва договора о дружбе и сотрудничестве с Россией, а также возможно прекращение автобусного и железнодорожного сообщения между двумя странами.

3.09.2018
Источник фото: https://www.unian.ua/society/1724857-na-kpp-goptivka-pishki-priyshli-dvi-rosiyanki-z-ditinoyu-yaki-poprosili-status-bijentsiv-v-ukrajini-video.html

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи