22° ... 24°, ветер 0 м/с
64.32
72.11
«Боярышник» в Пензе: исторические параллели
Журналист
Журналист
В то время как депутаты Европарламента готовятся решать насущный вопрос о наделении роботов гражданскими правами, перед Россией стоит средневековая проблема — отравления граждан дурным алкоголем. Каждому, как говорится, свое.

Боярышнег.jpg

«Брынцаловка-инвест»


В начале января наш автор поделился справедливыми размышлениями о том , что наши чиновники обращают внимание на проблему лишь после очень громкой трагедии. Уже через десять дней истекает срок месячного моратория на продажу непищевых спиртосодержащих жидкостей. А дальше что?

А дальше, предположительно, последует принятие очередных полумер, которые на деле так ни к чему и не приведут. К такому скептическому выводу нас подталкивает сам факт чрезмерно затянувшейся битвы за здоровье нации, ведущейся на антиалкогольных фронтах.

Если обозначить проблему в двух словах и с самого начала, то продажа «Боярышника» и иже с ним не регулируется государственными нормативами и требованиями к спиртосодержащим напиткам. Так как относятся эти жидкости в конкретном случае к косметической продукции. Точно так же в начале века жидкость для размораживания замков, вошедшая в обиход как «максимка», относилась к разряду бытовой химии, не требующей ни от фабрикантов, ни от продавцов наличия «алкогольной» лицензии.

На это обстоятельство силовики, в том числе и руководство пензенского УВД, указывали с самого начала: предъявить законные требования к поставщикам денатурата, формально не нарушающим закон, невозможно. Как и пресечь в некоторых СМИ появление рекламы, предлагающей «размораживатель замков в пятилитровых канистрах с новогодними скидками» — за отсутствие информации о том, что сию жидкость можно принимать внутрь.

Повторение пройденного


В анналах всероссийской борьбы с денатуратами Пенза имеет свою, местами поучительную страничку. Началось все именно с «максимки», а расцвет эпохи аптечных «фунфыриков» наступил чуть позже. По данным областного бюро судебно-медицинской экспертизы, в 2004 году на территории региона насмерть отравились «паленым» алкоголем 787 человек.

По информации УВД, только за январь следующего года в Пензенской области было реализовано свыше 80 тонн продукции, изготовленной на основе денатурированных спиртов. Но из четырех сотен дел, возбужденных в связи с продажей денатурата в точках общепита, в 2004 году до суда дошло только два, что дало повод для подозрения пензенских силовиков в коррупции.

Уже в мае 2004 года губернатор Василий Бочкарев недвусмысленно рекомендовал руководству УВД активизировать внутриведомственную работу по выявлению лиц, «участвующих в коррумпированных сообществах по функционированию нелегального алкогольного рынка». Прокурор области Валерий Кошлевский подливал масла: «Иногда кажется, что наши милицейские руководители имеют свой интерес к торговле денатуратом».

Милиционеры парировали подозрения в свой адрес тем, что согласно действующим процессуальным нормам, право возбуждать дела по пресловутой ст. 238 УК («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции… не отвечающих требованиям безопасности»), принадлежит исключительно прокуратуре.

«Суд требует 200 литров жидкости»


Не точку, но многоточие в этом вечном споре силовых гигантов поставил тогдашний директор пензенского Центра по контролю за качеством пищевой продукции, заседатель Гордумы Анатолий Шленчик, указав в своем депутатском отчете за 2004 год на странное обстоятельство, последующее за фактом изъятия в одной из закусочных города 11 бутылок водки с содержанием диэтилфталата.

«Прокуратурой Ленинского района отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 238 УК РФ, т.к. получено устное распоряжение из суда в отношении данной статьи, а именно, чтобы подобные материалы прокуратура не направляла в суд из-за их малозначительности. Суд требует по данной статье не менее 200 литров спиртосодержащей жидкости, но в ст. 238 УК РФ количество не указано, и маловероятно, что в какой-либо закусочной будет в наличии такое количество алкогольной продукции».

Были отмечены и другие курьезы. В мае 2005 года на окраине Пензы накрыли мини-спиртзавод, хозяева которого закупали «максимку» оптом, разбавляли ее до нужной пропорции и разливали по бутылкам. Денатурат под видом легальной водки развозился по нескольким питейным заведениям города, где предлагался клиентам. Отмечалось, что «безопасность» производства обеспечивали несколько офицеров милиции в звании подполковников.

Некоторые сотрудники правопорядка подходили к процессу борьбы с денатуратом творчески. Так, в июне 2005 года кузнецкие милиционеры заставили вылить в канализацию 23 тонны подлежащей уничтожению по решению суда «незамерзайки» не абы кого, а отбывающих срок 15-суточников.

Косметический характер


К чему все эти истории? Вряд ли тогда в Пензе нашелся хотя бы один взрослый человек, не понимающий, с какой целью эта жидкость производится и на какого конечного потребителя рассчитана. То же самое сегодня можно сказать о пресловутом «Боярышнике», но все делают вид, как если бы речь шла о воистину чудесном и незаменимом в своем роде средстве.

Казалось бы: если проблема столь велика и очевидна, проявите политическую волю, запретите выпуск этой ерунды к чертовой бабушке. Но об этом не идет и речи: в минувшую пятницу «Российская газета» сообщила, что «Минздрав не поддерживает» даже такой меры, как введение рецептов.

Пока же говорится, что Минпромторг, Минздрав и Минфин «согласуют решение» об ужесточении правил производства и оборота жидкости, содержащей более 25 процентов спирта. Времени им дано до 25 июня. Речь может идти как о введении лицензирования производства и продажи парфюмерии, бытовой химии и пищевой продукции с высоким содержанием спирта, так и о порядке ее отпуска и уменьшения объема тары.

Казалось бы, процесс пошел, но опять создается впечатление, что лукавят и тянут время все: и промышленники, и поставщики, и чиновники. Лишний раз подтверждая, что у производителей всяческой «брынцаловки», ни под каким соусом не желающих прекращать выпуск отравы, существует-таки в высоких кабинетах мощное лобби.

Да что там: торговля «Боярышником» стала статьей экспорта, пусть пока только на Украине, но и это прорыв! Как сообщило одесское ИА «Таймер», лосьон российского производства под такой маркой обнаружился на прилавках одного из кафетериев Херсонской области. Название которого — «Везунчик» — некоторые его посетители в связи с иркутскими событиями вынуждены трактовать однозначно.

Вообще, вся эта многолетняя возня с «брынцаловкой» напоминает анекдот про «неуловимого Джо». В 2006 году, если не ошибаюсь, её запретили в пензенских аптеках — она всплыла в хозяйственных и даже в некоторых продуктовых сетях. Сегодня её запрещают в России — она продается в Малороссии. Гони природу в дверь…

Источник фото: 123ru.net


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи