12° ... 12°, ветер 1 м/с
63.76
71.17
Взвод политрука Прилепина
Журналист
Журналист
Визит писателя в Пензу состоялся в рамках продвижения его новой книги. Однако предшествовала этому очень странная нездоровая шумиха по поводу его участия в ополчении Донбасса. Странная и непонятная она была потому, что это участие преподносилось как нечто новое и сенсационное. Захар Прилепин заканчивает с литературой и уезжает воевать на Донбасс. Политруком! Заохали дамочки — как же, его там неровен час убьют.



Заерничали либералы: «Захар в поход собрался!», «писатель Прилепин умер — остался наемник и преступник Евгений Прилепин» (кстати, тему наемничества, Захар раскрыл в общении с читателями, назвав сумму, которую он получает, как заместитель командира батальона—16 тысяч рублей). Шендерович презрительно бросил: «Байрон недоделанный». 

Между тем, история Прилепина и Донбасса насчитывает уже почти три года. Он приехал туда в самом начале конфликта. И все это время так или иначе принимал участие в происходивших там событиях. Ну, понятное дело, на особых условиях — с длительными отпусками для реализации своих творческих проектов. Шум, однако, поднялся только сейчас. Что случилось?
Сам Прилепин давал понять, что тема для него эта неинтересна и обсуждения не стоит. Он является членом ополчения Донбасса (которое в принципе уже называет регулярной армией), советником Захарченко и выполняет функции «политрука», чего не скрывал, и что было всем интересующимся известным давно. Но вот дал интервью известному военному корреспонденту Александру Коцу, к которому хорошо относится и считает своим другом… и понеслось!



«Я сейчас езжу по городам, презентуя свою книгу, а за мной ездят федеральные каналы. Я за последнее время отказал им в 18 интервью», — посетовал Захар.
  
Прямо он этого не говорил, но на основе его слов, мы можем построить свои более или менее правдоподобные домыслы о данной ситуации. Политический момент требует поднятия полузабытой темы Донбасса. Для государственной пропагандистской машины такая харизматичная фигура как Прилепин весьма привлекательна.

При том, что самого Прилепина роль ее винтика нисколько не прельщает, и он ее всячески избегает. Самое забавное (если слово «забавно» может быть здесь применимо), что злобные либеральные колумнисты, обрушившиеся на Прилепина, в данном (кстати, как и во многих других случаях) оказались в роли послушно следующих за дудочкой крысолова. Что, конечно, стыд и срам — да только кто им виноват теперь? Отношение Прилепина с либеральной писательской публикой вообще заслуживает особого разговора. Кстати, непосредственно касающегося повода для визита в Пензу. Те, что поидейней и потолще, напрямую называют его «фашистом», те, что поумнее и потоньше, —строят унылые лица, сокрушенно качая головой и цокая языком — сбился-де хороший писатель с пути истинного!

Будто можно сбиться с пути радикального национал-большевизма! Как-то знаете, глупо делать вид, что движение с таким названием является близким единственно чистой и верной либеральной идеологии (как, впрочем, и националистические закидоны Навального и многое другое). А то, что он выходил с вами на площадь в 2011, так это еще не значит, что вы получили на него права!

Прилепин по-своему последователен в своей именно национал-большевистской линии. Она хоть и большевистская, но и национальная! И в 90-е годы несгибаемый борец с властью Эдуард Лимонов объявлял о перемирии с режимом, «ведущем национальную войну в Чечне». Кстати, либералы как-то забывают, что Прилепин — бывший омоновец, воевавший и в Чечне и в Дагестане. Видимо, эти «преступления против человечества» ему были готовы простить за участие в антиправительственных выступлениях.

И все-таки эволюция в позиции Прилепина произошла существенная. И, придя на встречу к нему, мы, естественно, не могли обойти ее вниманием.

— Захар, — обратились к нему, — вас критикуют с либерального фланга, — а мы, если позволите, хотели обрушиться на вас с критикой с фланга левого, от имени коммунистов. Вы сейчас сотрудничаете с обскурантистским телеканалом «Царьград» и, что уже совсем ни в какие ворота не лезет, с мракобесным «РЕН ТВ», рассадником невежества. Как вообще получилось, что человек, воспевавший «гаврошей», пошел на союз с Луи Бонапартом?

— По вашей логике, — отвечал Захар, — вообще никуда ходить не надо. На телевидение, по крайней мере (Правильная мысль — отметили мы — праведный муж не ходит в совет нечестивых! — прим. автора). Но мы должны пытаться общаться со всеми нашими людьми. Не только с левыми — мы друг друга всегда поймем, а искать точки соприкосновения со всеми!

Тему Луи Бонапарта Прилепин обошел. Мы не стали настаивать — да и наговорить на нее можно такого, что потом и не напишешь! Ходить бывает склизко по камушками иным… Тем не менее, Виктор Гюго не пошел ни на какое сотрудничество на каком-то историческом моменте блестящим империализмом Наполеона Малого. Ни в какую. Прилепин пошел.
Видимо, он коммунистом никогда и не был — был нормальным империалистом. Как и русские писатели и поэты, которым он посвятил презентованную им книгу «Взвод. Ополченцы русской литературы».

— Как-то однажды я на сайте «Эха Москвы», в блоге [журналиста и публициста] Николая Карловича Сванидзе прочитал статью небольшую, мне посвященную, о том, что Захар Прилепин слишком много говорит и пишет о событиях на Украине, в Сирии и на Донбассе, а вот русские писатели никогда себя так не вели, они всегда были за гуманизм, за пацифизм и миротворчество.

Эту точку зрения Сванидзе первым так радикально сформулировал. Дескать, конечно, Пушкин написал «Клеветникам России», но Пушкина мы любим за другое, и Достоевский был империалистом, но мы его тоже любим за другое. Вот это «за другое» меня все время приводит в такой душевный восторг. За что другое любят Достоевского и Пушкина, если их чувства к Родине, их чувство патриотизма было абсолютное, кровное и едва ли не главенствующее».

И Прилепин ответил. 700-страничным томом.

— Я написал целую книгу на 700 страниц, где подробно расписываю, как именно в абсолютно идентичных обстоятельствах вели себя классики русской словесности Золотого века. Это первый том, если будем живы, появится и второй, здесь начинается с Державина, и заканчивается Пушкиным. Федор Глинка, Чаадаев, парадоксальным образом Катенин (парадоксальным — потому что Катенин считался главным литературным соперником и чуть ли не врагом Пушкина — прим. автора), Бестужев-Марлинский — вся золотая пушкинская плеяда.

По его словам «если будем живы», то будет и второй том — с Лермонтовым и Полежаевым, а там и третий — с Гумилевым и Хлебниковым, и четвертый — с Симоновым, Коганом и всей замечательной плеядой поэтов, ушедших на Великую Отечественную. Прилепин при этом особо отметил, что русские писатели садились на коня и ехали под пули отнюдь не только на «отечественные войны», но и вполне себе на самые что ни на есть империалистические: в Финляндию, Польшу, на Кавказ… Ехали по доброй воле и убеждению.
Дмитрий Быков, вступая в спор с Прилепиным, написал: «Он напрасно думает, что Пушкин и Лермонтов были бы с ним!».



— А почему, не объяснил, — посетовал Прилепин.

Ну, как почему. Потому что и не надо. Сам Быков и его слушатели причисляют себя сегодня вполне открыто к высшим организмам. Если и не вполне еще оформившимся, то уже значительно оторвавшимся на эволюционной лестнице от серого быдла. Люденами — придуманными братьями Стругацкими. Им объяснения никакие не нужны. Они мыслят на новом уровне и принимают истины непосредственно открывающимися, не требующими разжевывания, годного лишь для испытывающих еще пошлую потребность в самостоятельном мышлении примитивных организмов.

Для них — Прилепин. Вот так Захар Прилепин вписал себя в русский литературный полк. Политруком, естественно. Пока первого взвода. Да, потом был спектакль по рассказу Прилепина. Но об этом — отдельно, дабы не мешать все в одну кучу.
Источник фото: Т. Мажарова

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи