26° ... 26°, ветер 3 м/с
66.78
73.98
Новые памятники: даешь мемориализацию города?
Журналист
Журналист
Максим Денисов

Пензенская мэрия приступила к обсуждению проектов памятной стелы на Юбилейной площади. Стела, с высеченными на ней именами, должна ежечасно напоминать гражданам, проходящим через площадь, о том, кто принимал участие в ее строительстве.



Принципиальное решение по этому поводу было принято в мае. В июне-августе был проведен конкурс проектов, в результате которого было отобрано три проекта. Сейчас дело дошло до окончательного выбора и утверждения. Правда, судя по всему, градоначальнику эти проекты не особенно глянулись. Поскольку заседание комиссии было перенесено на январь, из тех соображений, что может быть, кто-то еще что-нибудь предложит:

«Нужно принять все предложения и дать архитекторам возможность представить свои проекты», — как сформулировал это сам Виктор Кувайцев.

Рабочему и чиновнику


Что за стела и зачем она нужна на площади. Процитируем слова мэра: «Юбилейная площадь получила свое развитие, поэтому появилась идея установить стелу, где будут нанесены фамилии людей, которые приняли активное участие в ее строительстве. Также здесь будут увековечены имена тех, кто внес большой вклад в развитие нашего города — Лев Борисович Ермин, Александр Евгеньевич Щербаков».

Наверное, это правильно, когда воздают должное труду рабочего человека. Если только рабочему человеку найдется место на стеле. И если не получится как с памятной доской на улице Московской, где было указано, кто осуществлял реконструкцию улицы. Через несколько месяцев после установки она покрылась потеками, а плитка вокруг нее стала осыпаться.

Совсем другое дело — имена начальства. В Пензе оно уже увековечено, где только возможно. Действующие чиновники не стеснялись своих имен, отлитых на колоколах возводимого Кафедрального Собора (по традиции на них могли быть только имена царствующей особы или патриарха, либо единоличного жертвователя, на средства которого был отлит колокол), на постаменте «Ангела мира» и разве что не на заборах.

А сейчас пошла мода на увековечивание памяти чиновников прошлых лет. Нам уже мало памятника первопоселенцу — чего он какого-то смерда с конем изображает? Нам нужен памятник первочиновникам — Котранскому и Лачинову! А новому скверу необходимо присвоить имя Ермина.

Вообще-то, какова главная функция скверов? Демографическая! В них назначают свидания, читают стихи возлюбленным, делают нескромные предложения. В скверах Лермонтова или Пушкина это вполне уместно. А вот представьте себе, что свидание назначается в сквере имени Ермина… Нет, такие названия демографическому всплеску никак не способствуют…

Может как-то нашим местным вождям уже как-то поскромнее свою роль и роль предшественников в благоденствии потомков оценивать… Хотя бы уже потому, что неизвестно каким еще оно будет.

Город — мемориал


О памятной лихорадке мы уже писали неоднократно см. например здесь.http://penza-online.ru/obshchestvo/index.php?ELEMENT_ID=4737 . Идеи что-либо увековечить сыпятся непрерывно. И, что самое поразительное, реализуются! Это в условиях, когда городской бюджет представляет из себя (по меткому выражению Старка из «Вcя королевская рать») узкое одеяло в холодную ночь на троих. Но на истуканы и стелы у нас хватает!

И можно было бы с этим согласиться. В конце концов, город не может состоять из одного коммунального, административного и бизнес-функционала. Вот только с мемориальной нагрузкой у нас получается перебор. У нас большая часть общественных мест для отдыха обременена различного рода монументами и памятными знаками. Историческая память дело хорошее. Но так и тянет спросить: люди, а дальше-то вы жить собираетесь?

Посмотрите вокруг — вашим ближним нужны не только архитектурные формы, возле которых следует снять шапку и задуматься. Но и форсы, которые можно объехать на скейте, на которые можно забраться в приподнятом настроении и проорать что-то приветственное прохожим. Поскольку наш город все-таки город жизни, а не долина тени, может все-таки, если есть возможность, ставить не стелы, а что-нибудь повеселее?

Вот, кстати, что планировалось на площади — тогда еще не Юбилейной, а ожидавшей какого-то красивого и звучного имени — два с половиной года назад.

Башня Татлина у филармонии


Памятник III Интернационалу (так правильно именуется «башня») планировалось возвести в уменьшенной копии на площади между новой филармонией и киноконцертным залом в качестве… гномона солнечных часов. «Башня всемирно известна, это наш пензенский бренд», —
авторитетно заявил тогдашний мэр города Роман Чернов.

Татлин и вправду связан с Пензой: с 1905 по 1910 он занимался в нашем художественном училище (из Московского он был отчислен за неуспеваемость и неодобрительное поведение). А также вправду очень известен на Западе, как родоначальник художественного конструктивизма — течения сперва весьма революционного, затем сугубо буржуазного, а потому весьма популярного.

В начале 10-х годов губернатор Бочкарев, общаясь с зарубежными товарищами, пообещал, что в Пензе «построят башню Татлина». Через год открылся бизнес-инкубатор «Татлин» в трехэтажной кирпичной коробке, и все было подумали, что это «башня Татлина» и есть. Но нет, задумка была несколько иной.
Как сообщал тогда официальный сайт горадминистрации:

«Предлагается два варианта размещения солнечных часов в виде башни Татлина: перед зданием филармонии и в завершении аллеи. — «Высота башни должна быть не менее 7–8 метров. Поэтому, на мой взгляд, солнечные часы наиболее живописно будут смотреться в конце аллеи, которая идет параллельно филармонии», – высказал свою точку зрения Дмитрий Полишко. ПГУАС предоставил материалы по конструктивному решению и обмерочные чертежи башни Татлина. В настоящее время они переданы для подготовки рабочей документации и локального сметного расчета».

Ваш покорный слуга тогда восторженно поддержал проект не только по художественным, но и по идеологическим соображениям. Татлин, конечно, большой художник, к тому же особое внимание уделявший практической составляющей своих работ. Но вот с последним (тем паче с коммерческой составляющей) вышла полная ерунда. Башню не построили. Индивидуальный летательный аппарат «Летатлин» взлететь оказался неспособен. «Нормаль-одежда» (вкупе с нормаль-посудой и такой же остальной нормаль-домашней утварью), слава богу, нашла свое воплощение лишь в маоистском Китае (толпы одинаковых китайцев, размахивающих цитатником, которые можно видеть в кинохронике, одеты по моде Татлина), но ни денег, ни даже копирайта наследники Татлина не получили.

В свете заявлений местных чиновников о том, что новая филармония обязана приносить прибыль, модель башни Татлина напротив ее здания будет вполне уместно смотреться как стилизованный кукиш планам коммерциализации «высокого искусства». Сейчас этот проект позабыли, а зря. Он куда приятнее и уместнее внеочередной стелы с именами Ермина и Щербакова.

Источник фото: http://worldhistoryconnected.press.illinois.edu/


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи