17° ... 19°, ветер 0 м/с
62.95
70.56
Книжная Пенза: самые громкие издания 2016 года. Часть1
Журналист
Журналист
Как это ни странно, но в Пензе до сих пор издаются книги. Причем не только виртуально - в электронном виде, но и вполне себе в традиционном бумажном виде. И даже вполне приличным тиражом - в 100-200 экземпляров. Это по нынешним временам очень даже ничего - академическое юбилейное издание сонетов Шекспира было издано тиражом в 700 экземпляров, а собрание стихотворений Леконт де Лилля в русском переводе и подавно в 120 экземпляров. Ну а в Пензе, понятное дело, не Шекспиры творят.



Навскидку я смог припомнить с десяток книг, вышедших в прошлом году в Пензе, не считая при этом «длящихся изданий» - антологии «Пензенский край в мемуарах, литературе и исследованиях» краеведа Шишкина, например. Мы предлагаем обзор пяти наиболее интересных и вызвавших наибольший читательский резонанс изданий.


1. Купринская энциклопедия. Пенза: ИП Соколов А. Ю., 2016.




Очень нужное и своевременное издание! Всем любителям и знатокам русской классической литературы давно известна знаменитая Лермонтовская энциклопедия. Есть у нас энциклопедии Булгаковская, Бажовская, Розановская, Шекспировская. Теперь есть и Купринская. Подготовлена она, главным образом, силами сотрудников Объединения государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области. Но в работе над проектом приняло участие 40 авторов, не только из Пензы, но и из Севастополя, Саратова, Гатчины, даже из Эстонии - краеведы из мест, так или иначе связанных с именем Куприна.

На подготовку этого монументального (850 страниц, 1500 статей) труда ушло пять лет. Издание осуществлено при финансовой поддержке Правительства Пензенской области в рамках субсидий социально-ориентированным некоммерческим организациям на поддержку проектов социальных инициатив. И, надо сказать, что это действительно, дельное использование бюджетных средств.
Во вступительном слове к изданию большой знаток и ценитель творчества Куприна Иван Белозерцев уведомляет читателя «Материалы данного издания позволяют по-новому взглянуть на гения отечественной литературы, с интересом вернуться к неисчерпаемому творческому наследию писателя».

И Иван Александрович оказался глубоко прав. Мы убедились в этом лично. Вот, например, замечательная статья Олега Пугачева «Эсхатологические мотивы в творчестве Куприна». Мы из нее почерпываем много нового и неожиданного: «Уже в преамбуле рассказа «Старость мира» (!918) сопоставление погасшего фонаря и тронувшегося с маленькой остановки поезда предваряет дальнейшее настроение и мысли: вымершее человечество и продолжающая существовать Земля… В этом пессимистическом футурологическом прогнозе мы можем почувствовать «западную» нероссийскую ноту: рассказчик не запомнил лица своего соседа по купе, в память врезался только четырехугольный козырек английского картуза… ИМ, тем не менее, есть основания полагать, что здесь апокалипсис представлен в плане «антиапокалипсиса», т.е. это откровения не Бога, но сатаны, в чем убеждают читателя «чертовские» инфернальные признаки в обрисовке случайного попутчика».

Ну это еще соседка моей бабушки, баба Шура - самогонщица, говорила мне, что все иностранцы - черти. Пугачевская трактовка купринского произведения приводят нас к осознанию глубинной правоты народных наблюдений.

А вот Татьяна Кайманова в статье «Гамсун» четко определяет место Куприна в мировой писательской иерархии: «В рассказе Куприна («Гранатовый браслет» противопоставляется «Виктории» Гамсуна - прим. автора) нет гамсуновских хитросплетений, все проще, а оттого трагичнее и глубже». Ура! Наши опять победили!
В
 целом Купринская энциклопедия - несомненно нужное и важное издание. Делающее честь пензенским куприноведам, проделавшим большую работу, и пензенскому начальству, нашедшему на издание средства.


2. Любовь моя - губерния. Антология. Пенза, 2015.




С тяжелым сердцем я подступаю к рассказу о роскошной двухтомной поэтической антологии, получившей в этом году губернаторскую премию. С тяжелым потому - что составителем данной антологии является почтенный и уважаемый деятель пензенской культуры - Лариса Ивановна Яшина, о которой сегодня и упоминать принято не иначе как с придыханием. А уж о какой-либо критике того, что ею делается, и речи быть не может - проклянут!

Тем не менее, раз уж принялся за книжный обзор, то не упомянуть об этом издании невозможно. Но и нахваливать его — тоже никакой возможности нет. Но ради объективности приведем для начала хвалебный отзыв о сем двухтомнике. Вот что пишет в своем предисловии сама Лариса Яшина: «Пусть читатель возьмет в руки антологию и, я уверена, она станет пожизненной его любовью… И если кто-то захочет открыть иногороднему человеку или иноземцу душу пензяка, пусть подарит ему два тома «Губернии».

Уже стилистика предисловия не предвещает ничего хорошего. Да что там - уже название антологии вверагет в уныние. Это надо было додуматься! Мысль сама собой начинает рождать аналогии «О, счастье мое - департамент!» или «Навеки связаны с муници—пали—тетом». Чтение антологии, увы, полностью оправдывает ожидания. Унылая казенщина штампов, суконный однообразный язык, тошнотворный ложный пафос, убожество мысли и формы.

В самой идее сборника, на первый взгляд весьма заманчивой скрывается глубинной порок. «В поэтически-художественную антологию вошли стихи и картины авторов Пензенской области о конкретных местах: сёлах, реках, районах Сурского края». Но найдется ли такое количество оригинальных творений оригинальных же поэтов? На поверку оказывается крайне сложно…

В принципе даже непонятно, зачем Ларисе Ивановне понадобилось привлекать такое множество авторов. Вот как начали «Край наш Сурский - милая сердцу земля», так дальше и можно было только подставлять «Каменка родная - милый сердцу край», «Соболевка - ты моя отрада», «Завиваловка - дорогая земля!» и т.д. и т.п.

Крайняя скудость выразительных средств языка - одна из отличительных черт этой патриотической поэзии. Луга - непременно душистые, поля - золотые, снега - как в сказке, соловьев - хор.

А вот, постойте! Некто Вячеслав Кузнецов: «Жилкой на виске земного шара/ Голубая ниточка Суры»… хотя… точно! Это Астафьев, «Царь-рыба»: «речка Опариха… синенькая жилка трепещущая на виске Земли». М-да, как говаривал Фукс из «Капитана Врунгеля» - в нашем деле за это подсвечниками бьют! Но хотя, этот, по крайней мере, что-то читал…

Помимо беспредметных всхлипов о «милом крае» просматриваются еще две темы. Ностальгическая: в детстве в деревне я бегал на речку, ныне я в городе старый козел. И квасно-патриотическая: «Никакими парижами/ Этот блеск не затмишь/ О России что слышал ты, / Модный щеголь Париж?».

Значительная часть «поэтов» антологии элементарно безграмотна. Вот некто, например, не видит разницы между словами «поклон» и «поклонение»: «Я Пензе поклоняюсь в пояс». Другой свою драму «Арсеньевы» заканчивает внезапным моралите «Любовь - всепобеждающая сила… тверже чем земная ось». Земная ось, однако, это не палка, вытащенная Винни-Пухом из земли, а воображаемая линия, проходящая через центры плоскостей, описываемых при вращении всеми точками твердого тела Земля - сама ось при этом никакими свойствами вроде твердости не обладает. Третий сообщает сногсшибательные сведения о крестьянской общине: «Там без спроса, без страха, без веры/ Инстинктивно рожали ребят”. И т.д., и т.п.

Впрочем, ладно, что-то я разошелся… В конце концов сверхцель издания антологии видна из следующего признания  Ларисы Яшиной: «Книга издана на мелованной бумаге. Когда мне предложил печатник, я возрадовалась. Дело в том, что когда-то я мечтала о напечатанных стихах. Я во сне во взрослом возрасте видела какой-то журнал, где 8 моих строчек напечатаны на глянцевой бумаге, цветная страница». А так как «отличительной особенностью антологии является то, что стихи написаны не только профессиональными авторами» (вообще-то профессиональными авторами могут считаться те, кого литературный труд кормит - я таких в Пензе не знаю), очевидно, что для многих это тоже являлось голубой мечтой. И что мне - жалко, что ли?

Нет, не жалко, но проблема в другом. Вот один из самых дюжинных авторов антологии Александр Васин 4 . Сходите на его страничку - не поленитесь: там кроме типичных пензенских стихов еще и типичное фото пензенского поэта «В гостях у Лермонтова», на котором «поэтический потомок» панибратски тискает бронзовое лядвие «предка». Васин 4 известен также на пензенских форумах под ником Бармалей. Так вот над этим самым Васиным-четвертым Лариса Яшина сыграла довольно злую шутку, похвалив его жуткие вирши и оказав протекцию при вступлении в Союз писателей. И вот, когда ему достаточно корректно и аргументировано на конкретных примерах объяснили, в чем его беда, и почему так писать нельзя, он отреагировал просто великолепно «мнение профессиональных поэтов об этом стишке сильно отличается от мнения вашего». «Вы что, член Союза писателей?», «кто не хочет читать меня, пусть читает Мандельштама». Сейчас Васин 4 ездит по школам и в качестве «признанного поэта» трет невинным детям мозги наждаком своих нескладух, ссылаясь на авторитет Ларисы Яшиной. Так что не все так безобидно, как может показаться.

Хотя… На самом деле я просто завидую. Я поздно спохватился и не попал на страницы этой замечательной антологии. А ведь я могу ничуть не хуже! Вот оцените:

Восславим любимую Южную,
Всему человечеству нужную
С детишек счастливым гоготом
И Пенздизельмаша рокотом.

Какие прекрасные личности
У нас пребывают в наличности,
Что лопнет Нью-Йорк от зависти
И с горя Кузьмин* удавится.
(поскольку это - демо-версия стихотворения, далее опускается 18 строф)

И в яблочной тени Бекова
И в мрачном массиве Арбекова
Я помню лишь милую Южную
Одну на всем свете мне нужную.

*Дмитрий Кузьмин - московский поэт и литературный критик непочтительно отозвавшийся о стихах Ларисы Яшиной и о присужденной оным лермонтовской премии.

Надеюсь войти во второе, дополненное и расширенное издание, и успеть написать положительную рецензию на него.


3. Михаил Полубояров. Весь Пензенский край. Москва: САМ полиграфист, 2016.




Долгожданное издание. Известный пензенский ученый и краевед Михаил Полубояров известнее своими трудами по топонимике Сурского края. Его проект «Весь Пензенский край» любителям истории известен давно - по его электронной версии . Теперь он вышел и в виде бумажной книги.

Из аннотации «Книга содержит топографическую, историческую, социально-экономическую и демографическую информацию обо всех населенных пунктах, существующих или когда-либо существовавших на территории Пензенской области в административных границах на 2015 г. В книге представлены самые необходимые сведения для дальнейшего изучения как области в целом, так и ее отдельных территориальных структур. Сообщается об архитектурных и археологических памятниках, известных людях – уроженцах городов и сел, о любопытных фактах. Особое внимание в издании уделено демографии. Десятки таблиц и диаграмм создают наглядное представление о демографической ситуации в Пензенской области. Широта и точность информации ставит книгу в ряд изданий, не имеющих аналогов в Российской Федерации, как единственной, упоминающей обо всех поселениях региона, начиная со времен освоения Пензенского края и до наших дней».

Есть, правда, некоторые замечания - сведения о топонимике населенных пунктов не всегда полны. Так, что касается села Екатериновка Лунинского района. Моя мама всегда особо отмечала, что она родом с порядка Выглядовка, а не с Зажоповки. Эти тонкости Полубояровым учтены не были.

Небольшой тираж в 100 экземпляров разошелся по библиотекам. Но электронный ресурс по-прежнему общедоступен. Так кстати, есть и еще много чего интересного. Заходите!

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи