18° ... 18°, ветер 2 м/с
62.91
71.6
Гастроли по пятницам. «П’Акт» — первая панк-группа Пензы и Заречного
Владислав Беляков
Владислав Беляков

В начале 90-х годов пензенская рок-тусовка делилась условно на хиппи и панков. Тяжелый рок зазвучал в городе позже. Пожалуй, самой легендарной из панковских команд был «П’акт». Об истории группы мы пообщались с одним из ее основателей — Вадимом Богдановским.

— Костяк у группы всегда был один — Вовка Воропаев и я, остальные музыканты менялись, особо с нами не задерживаясь, — рассказывает Вадим. — Вообще впервые я увидел Воропаева в школе №220 г. Заречного, где мы учились. Было это в начале 80-х. Я был третьеклассником, он — первоклассником. Я сразу обратил на него внимание. Во-первых, у него была не просто школьная форма, а настоящий костюм, как у взрослого. Во-вторых, он носил рубашку с жабо, у него были белые волосы по плечи, и был он не по годам рассудительным. В школе мы не общались, существовали в параллельных реальностях, но друг друга запомнили.

Потом судьба свела Воропаева с Богдановским уже на тусовке. В начале 90-х у пензенских неформалов было культовое место — сквер им. Белинского.  Оно было удобным. Рядом располагалось сразу несколько мест, где можно было перекусить, выпить кофе или чего покрепче. Это кафе «Парус», «Старый вал» и «Нева». Также этот сквер тусовщики выбрали, потому как вахтером в библиотеке им. Лермонтова в то время работал один из них — Саша «Санди» Сорокин. Туда же как-то подтянулся и Воропаев, работавший тогда в ДК им. Кирова.

Тусовка в сквере за «Парусом»

Именно в сквере за «Парусом» начались первые музыкальные эксперименты. Это был такой плавающий состав единомышленников, из которого потом сформировалось сразу несколько пензенских групп. В частности, «П’Акт» и «Бараны в Африке».

— Наше первое выступление состоялось на большой сцене политеха, — вспоминает Вадим Богдановский. — В 1990 году там был какой-то отчетный концерт, и нам позволили принять в нем участие. Воропаев играл на гитаре и пел, я (Вадим «Петрович» Богдановский) подыгрывал на губной гармошке, Миша «Банан» Паршин был на басу, и кто-то сидел за барабанами. Кто именно — уже и не вспомнить. Мы тогда сыграли пару вещей, и наше лихое поведение здорово зацепило народ.

Но первое из значимых выступлений произошло уже годом позже. В ДК им. Кирова Владимир Сычин организовал рок-акцию «КАРТУЗ». Расшифровывалось это не совсем понятно, но, казалось, что лучше и придумать нельзя: «Клевый арт российского террора уникального звучания». Перед началом фестиваля к крыльцу Дворца культуры подогнали старый «Запорожец», который по сценарию надо было вдребезги разбить. Что и с удовольствием было исполнено. К крушению автомобиля допускались все желающие.

«П’Акт» выступал следом за «Кенгуру» — уже признанной группой, у которой к тому времени в арсенале был один записанный магнитоальбом, а второй находился в стадии записи.

— Это было очень круто, — говорит Вадим. — Получилось, как будто «Кенгуру» играли у нас на разогреве.

Несколько раз «П’Акт» играл в популярном рок-клубе «Радуга», расположенном на территории политехнического института. Правда выступления были не всегда удачными.

Владимир Воропаев

— Мы договаривались, не употреблять алкоголь до выхода  на сцену, но, к сожалению, Вова иногда подводил, — вспоминает Богдановский. — Помню мы уже минут пять играем вступление, а его все нет. И тут Вовку выводят на сцену под руки, он, совершенно никакой, врубает гитару и играет поперек такта. Людям, наверное, было все равно. А я после концерта впервые дал Воропаеву в морду. Он, правда, не обиделся. Потому что за дело.

Начало 90-х, по словам Богдановского, было «веселым» временем. Верить было не во что, все воспринималось как-то по-детски и песни писались про «нет ничего». А в панки Воропаев с Богдановским «свалили», поскольку особой альтернативы в пензенской субкультуре не было. Либо ты хиппи, либо панк.

— Мы решили, что хиппи — это слабоидейные чуваки, которые повисли на атрибутику, — говорит Вадим. — А панк — это протест и прорыв.

Название группе придумал Вадим. «Пакт» — означает соглашение с обществом. А апостроф после заглавной буквы — как элемент протеста. Впрочем, название каждый расшифровывал в меру своих фантазий. И «панковский акт», и «Петрович акт» и даже «половой акт».

Вообще, «П’Акт» считался больше зареченской группой, поскольку и Воропаев, и Богдановский — оттуда. Там же, в Заречном, была предпринята попытка записи первого альбома группы, в которой принимали участие музыканты еще одной зареченской группы — «Обманутый микроб». Кстати, и третья известная группа из 90-х годов — «БеZумные усилия» — тоже из Заречного. Правда, уже не панки.

— Заречный тогда здорово фестивалил, — вспоминает Вадим. — Постоянно мы против чего-то там протестовали. То «Рок против наркотиков», то против еще чего. В те времена на барабанах у нас играл Вася Сябаев, Миша «Банан» куда-то пропал, и бас-гитару в руки пришлось взять мне.

Вадим Богдановский

По словам Богдановского, песни Вовки Воропаева можно было услышать в каждом дворе.

— Бывало, мы вылезали на ночные прогулки и обходили дворы, — рассказывает Вадим. —  Обычно мы покупали бутылку самого дешевого виски и неспешно гуляли, прихлебывая из горлышка. Если Воропаев слышал, что где-то поют его песню, он подходил, знакомился, отбирал гитару и показывал «как на самом деле нужно петь и играть». Сейчас вспоминать это и горько, и смешно.

В начале нулевых годов Воропаев пропал. Как позже оказалось, он уехал в Питер, но в Бологое у него украли все документы. И почти год он жил у знакомых на даче в Тверской области. Однажды в домик залезли воры. И Воропаеву проломили голову железным столом. Так что еще с полгода он лежал в больнице. И появился в Заречном лишь в 2002 году. А в начале 2003 года Володю Воропаева убили. Рано утром он встал, надел новую куртку и уехал в Пензу по делам. Несколько дней от него не было никаких вестей. А потом его обнаружили уже в милицейском морге, среди неопознанных трупов.

— 2003 год был каким-то мрачным, — говорит Вадим. — Знакомые из милиции (ныне полиции) рассказывали, что в ту зиму на крыше морга стоял снеговик, обмотанный красным шарфом — цвета крови. И убийств в том году было особенно много.

Собственно, на этой ноте повествование о группе «П’Акт» можно и закончить. Хотя не совсем. В 2009 году свой 20-летний юбилей отмечала группа «Кенгуру». Дело происходило в киноконцертном зале «Октябрь». Среди гостей был усеченный состав «П’Акта». Который исполнил со сцены пару вещей — одну Вовки Воропаева, другую — юбиляров, «Кенгуру».

Напоминаем, Желающие принять участие в открытом проекте «Гастроли по пятницам» могут писать письма на электронные адреса ведущих проекта Дэна Издольного — den.izdolnyy.75@mail.ru или Влада Белякова — vlad.penza@gmail.com. Также мы ищем партнеров рубрики и ни в коем случае не откажемся от спонсорской помощи. Ведь сделать нам с вами предстоит очень многое...

Фото Сергея Квасова, Владимира Гундорова, предоставлены Вадимом Богдановским, видео — Евгений Яшин

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи