-9° ... -9°, ветер 1 м/с
64.02
70.85
Даниил Крамер: «Мои концерты – это калейдоскоп»
Журналист
Журналист
Дарья Наумушкина

Накануне своего выступления в ККЗ «Пенза» в рамках Международного фестиваля Jazz May Penza легендарный советский и российский джазовый пианист, педагог, композитор и продюсер Даниил Крамер дал интервью порталу «Пенза-онлайн». Он рассказал об истории своего появления на фестивале, своей фестивальной программе, взглядах на музыку и положение в мире, современное состояние джазовой культуры в России.

Даниил Крамер

— Расскажите свою историю появления на нашем фестивале?

— Некоторое время назад мне позвонил Олег Рубцов и пригласил на ваш фестиваль, подробно о нем рассказав. Кроме того, о Jazz May я знал от Анны Бутурлиной (известная российская джазовая исполнительница – прим. ред.). После рассказа о фестивале я ответил, что приму в нем участие с большим удовольствием. Мы обговорили дату – и вот я у вас!

— Как вы оцениваете инициативу создания в нашем городе такого в каком-то смысле народного фестиваля?

— То, что организацией подобных фестивалей занимаются не только властные структуры, но и неравнодушные люди, активисты – всегда делает честь городу. К сожалению, на данный момент в нашей стране проводится не так много мероприятий, отличающихся от примитивного поп-арта, и потому они чрезвычайно ценны. Концерты классической музыки, высокого джаза, этнической и фольклорной музыки —  это то, что сохраняет людские души. Огромный поток «попсы», «шансона», примитивной музыки сейчас льется на наших сограждан, и он имеет страшное разлагающее действие на души, как наркотик разъедает целую нацию —  но люди этого не видят. Мне всегда было грустно, что государство не очень активно поддерживает эту инициативу и не политики не понимают настоящую ценность разнообразной музыки. Джазовая музыка —  это треть мировой культуры, однако Россия стоит особняком в этом вопросе. Здесь джаз не очень популярен, 98 процентов всей российской культуры —  это «попса», большего или меньшего уровня примитивности.

При этом совсем не следует из моих слов, что вся «попса» плоха. Для себя я делю это направление в музыке на «примитив» и то, что я называю поп-артом. Музыкой, которая направленная на широкие слои населения. И в нем, в поп-арте, я вижу иногда прекрасных исполнителей. Qween, Led Zeppelin, Beatles, Елена Камбурова  —  замечательные артисты. И часть джаза —  это тоже своеобразный поп-арт, поскольку предназначен не для ограниченного круга лица, а — для самого широкого круга слушателей. Ваш фестиваль —  патока мне на сердце. Возможность выступить на нем —  не просто возможность реализовываться как профессионалу и выполнить свою работу, но также возможность поддержать то, что следовало бы поддерживать нашим  чиновникам

— Какую программу вы представите?

— Я никогда заранее не готовлюсь к своему выступлению. В большинстве случаев то, что я буду делать, я решаю перед концертом. Я вижу зал, обстановку, погоду на улице, настроение публики, собственное состояние и состояние моих музыкантов, состояние инструментов… это целый комплекс того, что я вижу. И после того, как я все это увидел, я принимаю решение о том, что я буду делать. Почему я и не могу никогда сказать точно, какие вещи буду играть. Однако я могу вам сказать, что мой концерт  будет картиной, паззлом из многих составляющих. В каждой песне — свой смысл, и она является частью картины. При этом части паззла никогда не будут похожи друг на друга, общее состояние слушатель получит в конце.  

Также я строю свои концерты на нескольких незыблемых принципах. Один из них —  в моих концертах нет проходных вещей —  каждая композиция самостоятельна, и в идеале должна получаться уникальной. Еще один незыблемый принцип моих концертов —  разнообразие во всем. Я работаю калейдоскопично. Мой калейдоскоп — из мелодий может быть веселым или мрачным, но общий его итог, как сказал Моцарт, должен быть – наслаждением. И его должно доставлять все – и грустная, и веселая музыка. Если это не так - что-то не так со мной и концертом.

— Часто ли бываете на подобных нашему фестивалях?

— Насколько в принципе сегодня актуально джазовое движение и джазовые фестивали? Если память мне не изменяет, пик по количеству фестивалей произошел в первой половине 80-х годов в СССР. Тогда по статистике в стране проходило до 64 джазовых фестивалей. В перестроечную эпоху все развалилось. Большая часть фестивалей перестала проходить в силу того, что организовывалась в странах, которые перестали быть частью нашей страны. Спад был обусловлен полным или почти полным разрывом культурных связей.

Сейчас, с конца 90-х до начала 21 века, фестивальное движение пошло вверх благодаря нескольким людям. Таким как, к примеру, Игорь Бутман (известный в мире российский саксофонист – прим.ред.), я, Григорий Гаранян (советский и российский джазовый, классический и эстрадный саксофонист – прим.ред.). Конечно, культура не питается святым духом и ангельским нектаром. Также как и все, представители культуры зарабатывают деньги. Профессиональные музыканты живут на то, что зарабатывают от концертов и выступлений. А это значит, что без поддержки государства джазовому движению выжить не получится.

—  С каким музыкальным стилем вы бы сравнили нынешние настроения в мире и нашей стране?

— Скорее это будет техно с элементами абстракционизма! Современные люди живут в мире вещей, технологий. Они не замечают, как это неправильно и не знают, в чем их освобождение. Шоппингомания, искусственные ценности, фальшивые идеалы. В этом определенно есть что-то абсурдное.

Источник фото: www.vsluh.ru

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи