15° ... 15°, ветер 1 м/с
62.81
71.38
Тысяча оттенков серого. Про Платон
Журналист
Журналист
Олег Звонов

Посвящается товарищу и оппоненту, замечательному пензенскому фотохудожнику Михаилу Ивановскому.

Есть в моей биографии такой факт, я, было дело, работал исполняющим обязанности областного агентства по банкротству. Название органа власти было длинное и сложное, было в нем даже, непонятно как затесавшееся, слово «оздоровление», но суть ясна. Работал недолго, полгода всего, воды утекло довольно много, и я расскажу одну историю из того «веселого» во всех смыслах времени.

Дорога Возник жесткий конфликт на Ломовской спичечной фабрике. Забастовали рабочие: им не выплачивали, уже месяца три как, зарплату, и хотя дело, по тем временам, было самое обыкновенное, вот именно, на спичечной фабрике народ почему-то поднялся. История вышла на областной уровень, молодой Губернатор Василий Кузьмич Бочкарев отправил нас с Игорем Чудновским, тоже свежеиспеченным председателем Правительства области, в Верхний Ломов разбираться с ситуацией и гасить конфликт; с четкой установкой «отвернуть всем, кто народ обижает бошки!».

Сейчас уже не помню, то ли к нашему приезду бастующие уже заняли местный клуб, благо был рядом, и устроили там перманентный митинг, то ли мы их там собрали…Словом, собрался весь Верхний Ломов, все громко ругали власть и «проклятое заводское ворье». Надо отдать Игорю должное: он умело этот митинг возглавил. Богатый комсомольский опыт многого стоит. С трибуны клуба было обещано, как всегда в таких случаях, всем и все: «каждой бабе по мужику, каждому мужику по две бабы». Народ в этот день успокоился и разошелся. Игорь поехал в Пензу, а мне поручил разбираться с руководством предприятия в ситуации и решать вопрос с выплатой зарплаты. Ну и что же я выяснил? А все …и даже больше, чем мне было надо, к сожалению.

Расклад был такой. Предприятие прибрала через процедуру банкротства группа товарищей, которую возглавлял Сан Саныч Лямов. Арбитражным управляющим они определили Вадима Кувшинова, и еще одним значимым действующим лицом была тогда финансовый директор завода Белоусова Евдокия Серафимовна. Вадим «рулил» заводом, в основном, из Пензы и бывал там наездами, надо отдать должное, регулярно. Евдокия Серафимовна, собственно, занималась оперативным управлением.

Сан Саныч, соответственно, был самый главный и, как водится, где- то наверху, непосредственного участия в управлении предприятием не принимал. Все люди в городе - известные и тогда и сейчас, им, наверное, будет интересно почитать взгляд со стороны на тот конфликт. А вот касаемо экономики на предприятии: было все хорошо, для тех времен, конечно. А может ли быть плохо, если предприятием управляет более или менее профессиональная команда? Самое главное, на предприятии были ликвидные активы в виде десятка вагонов спичек.

А вот в них- то и была собака зарыта. У коллег образовался разный взгляд на судьбу этих вагонов. Далее, расчеты пойдут приблизительные и именно в вагонах, ибо стоимости ходивших тогда рублей уже не помню. Позиция Сан Саныча была такова — вагоны наши, а позиция Вадима немного отличалась: всего-то на три или четыре вагона. И, опять же приблизительно, два вагона - на зарплату, один — менеджменту, то есть, мне и кому скажу. А уж остальные — остальные наши. Аргумент у него был такой:

« Вы, коллеги, там — в Пензе, а я тут, конкретно, работаю и подставляюсь, поэтому, я должен и решать. Сначала закроем дырки завода, мне - премию за ударный труд, а остальное уж дели ,Сан Саныч, по справедливости»! — Сан Саныч на это очень обиделся, посчитал ситуацию бунтом на корабле и начал руками Белоусовой мочить Кувшинова, обещав, поставить ее на заводе главной. Ну, а Евдокия Серафимовна, «ничтоже сумнявшись», подняла народ, как самый весомый аргумент в споре хозяйствующих субъектов. Вот и вся суть конфликта.

А народ? А народ еще на сцену «повыходит», когда его позовут, когда «погорлопанить» надо будет.

Ну так вот. Тогда я, проанализировав ситуацию, сделал абсолютно неправильный вывод, что нужен третий вариант: оставить все вагоны при заводе, а команду поменять. С результатами своего анализа я сначала пришел к Чудновскому, он мне по-дружески посоветовал не лезть в это дело.

«Сменим арбитражного управляющего, и ситуация рассосется сама собой», — мудрые мысли старшего товарища, послушать бы дураку! Ну, я с мыслями, что так мы предприятие совсем угробим, попробовал сделать по-своему. Пошел к товарищу Логунову, бывшему кгбешнику, курирующему тогда в Правительстве области отношения с правоохранительными органами. Говорю ему: «Вот ведь, Валентин (не помню отчества уже), нехорошо как ребята деньги делят, при этом народ в темную используют при своих разборках. Давай помоги их удалить от предприятия». —К моему глубокому удивлению, в реальном деле он, вообще, пустышкой оказался, и с задачкой я остался один.

 Фигуранты разборок поняли: что-то не так происходит. —Тогда меня начали «мочить», опять народ на сцену, опять забастовка. Тут я достаточно жестко себя повел, как-то урегулировал ситуацию с привлечением местных правоохранительных органов. Им шумиха — «нож к горлу», ну и объяснять людям пришлось, на чью мельницу они воду льют. Короче, с народом разобрались! К слову сказать, очень положительную роль тогда сыграл в погашении конфликта Глава района, ему эти пензенские разборки тоже были ни к чему. Встречались нормальные люди в ненормальной ситуации, жалко не помню уже человека. Тогда мена начали «мочить» в прессе: «Жандарм!» — Это цветочки было.

Начальство, в свою очередь, тоже «веселуху» устраивало, примерчик приведу: Кувшинов станок «бэушный» где- то купил, привез на завод. «Доброжелатели» докладывают Бочкареву:

«Звонов с Кувшиновым предприятие разворовывают, станки вывозят». — Кузьмич звонит мне с утречка в воскресенье и, как он умеет, объясняет мне обстановку, а для душевного завершения разговора предлагает сушить сухари.

Так и пришлось с Кувшиновым вместе отбиваться со всех сторон. Не получилось, как «нормальному» чиновнику, в стороне остаться! И самое главное, меня никто из окружения не понял, зачем я это все делаю. Вадим как- то меня спросил: «Я, вообще, не понимаю, нахрена ты-то подставляешься и в наши разборки влез, меня поддерживаешь?» — Я ему тогда ответил, что, мол, мне, как Верещагину, за державу обидно, а ты, объективно, для завода в этой ситуации - меньшее зло, чем твои, уже бывшие партнеры.

Почему я так долго и пространно рассказываю эту историю, причем здесь эта история и система Платон?

Аналогию хотел провести — вот при чем. На днях поучаствовал в дискуссии по поводу внедрения системы в Фейсбуке, выступал в качестве ее апологета. После чего, мне просто позарез захотелось найти настоящего оппонента системы. Не народ, в лице дальнобойщиков, это смешно и там даже экономических интересов нет, не пятую колонну, не Навального, и не Обаму вездесущего.

Ответ, кстати, долго искать не пришлось… Так себе задачка, на выходной день, попробую обосновать свою аналитику. Введение системы сбора платежей за пройденные километры и ее успешное функционирование однозначно поставит крест на всех потугах нефтяного лобби перенести дорожные сборы на стоимость топлива. Вопросы есть? У меня нет! Теперь понятно, кто воюет с Роттенбергом. Палки в колеса системе Платон ставит Сечин. Собирательный это образ всей «нефтянки» или конкретный Игорь Иванович — не суть.

Задача для меня опять сводится к двум вариантам. И третьего нет, его, вообще, почти никогда нет. Ты или за «красных» или за «белых». Вот я - за «белых» и всецело на стороне Роттенберга, потому что система взимания платы за пройденные километры, для меня является более справедливой и прогрессивной. И что очень радует профессионально: она тянет за собой целый пласт технологического развития России от спутниковой группировки ГЛОНАС до развития микроэлектроники.

А Сечин сейчас возглавляет банду луддитов в лице дальнобойщиков, решает задачу, как спрятать будущий дорожный сбор в цене на топливо и задачу сохранения мутной ситуации в нефтяной отрасли. Роттенберг — гораздо меньшее, в этой ситуации, зло, чем Сечин. Деньги с нас, все равно, на дороги соберут, так или эдак, а прямые налоги всяко лучше и понятнее, чем косвенные, за них, главное, спросить можно.

P. Ты, мой молодой друг Михаил, думаешь, что ты «весь в белом». Нет, ты просто, в данном случае, играешь в команде Игоря Ивановича Сечина, а это команда — «черных». Учись различать оттенки серого!


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи