14° ... 14°, ветер 2 м/с
65.6
72.62
Статья про обналичку. Уголовная
Журналист
Журналист
Петр Гарин

Отмывание денег сегодня превратилось в целую суботрасль в государственном финансовом механизме. При таких масштабах любители «серых схем» могут и забыть, что все они ходят «под статьей».



Массовость и доступность


Если десять лет назад призывом «Эх, обналичу!» были обклеены все углы и фонарные столбы, то сегодня в сети открыт целый ликбез для буржуев, желающих уйти от налогов или обратить свой виртуальный капитал в хрустящие купюры. Клиентов зазывают обналичить их деньги, обещая 100-процентную доступность, надежность и экономию. Семинары учат, как легализовать связь с «обнальными» конторами, что делать, «чтобы к вам не пришли и если к вам уже пришли», предлагают десятки «белых» схем ухода от налогов и взносов и т.д.

Зампред Центробанка (!) в феврале текущего года официально проинформировал общественность о том, что комиссия с операций по незаконному обналичиванию выросла с 2–3 до 15 процентов. Следует, правда, уточнить, что г-н Скобелкин привел эти цифры в позитивном плане, как показатель того, что меры, принимаемые государством для предотвращения незаконного оборота денег, оказались достаточно эффективными. К слову, объем нелегально обналиченных средств в прошлом году Банк России оценил в 500–700 млрд. рублей.

Дошло до смешного: отныне «честные» фирмы, предлагающие обернуть безнал за 15 процентов комиссионных, на полном серьезе стали предупреждать потенциальных клиентов о том, что коллеги, предлагающие обналичку за меньшую мзду, являются мошенниками. Мол, смотрите, наши-то намерения чисты как слеза младенца, а эти могут и «кинуть».

Поймать с обналиченным


Да, после такого ажиотажа несведущие граждане могут решить, что вся эта возня с обналичиванием вполне легальна, и не понять, что речь идет об уголовно преследуемых деяниях. Отнюдь нет. В последние годы законодательный арсенал надзорных и следственных органов значительно расширился, а риски проведения операций с обналичкой, соответственно, выросли. Как пример: в текущем году суммы налоговых доначислений в Москве и Петербурге выросли более чем в два раза. Эти цифры вполне коррелируют с данными МВД о том, что центр нелегальных денежных операций постепенно перемещается в регионы.

Вряд ли, конечно, стоит верить прогнозам некоторых экспертов о том, что эпохе обналички приходит скорый конец. Но то, что новое законодательство в сфере налогов и оборота денежных средств направлено на тотальный контроль налоговых органов за каждой единицей товара, каждой купюрой и каждым чеком, над счетами каждого участника рынка — безусловно.

Как пишет участник одного из многочисленных форумов, посвященных данной теме, «все операции с безналичными деньгами оставляют след, и найти их — дело техники». Ну, наверное, это еще зависит от желания соответствующих органов, и, скажем так, от направления ветра. Так или иначе, в УК наберется с десяток статей, которые с тем или иным успехом можно применить в борьбе с теневым рынком наличности. Насколько сурово – это уже другой вопрос.

Вынужденная мера


Если вдуматься, в операциях по переводу денег из безналичной в наличную форму ничего противоправного нет. Здесь, по-видимому, надо рассматривать мотивы, которыми руководствуются фигуранты каждого конкретного уголовного дела. Ведь одно дело, чтобы купить себе еще один «Бентли», и совсем другое — чтобы сохранить свое предприятие на плаву и выплатить работникам зарплату.

Понятно, что в подавляющем большинстве предприниматели, искусственно снижающие налоги предприятия, понимают противоправность своих действий, и не стремятся таким образом заработать. В условиях жесточайшей конкуренции со стороны фирм, не желающих отказываться от услуг обналичивания, бизнесмен входит в этот порочный круг и теперь вынужден балансировать на грани выживания и возможного (или неизбежного?) уголовного преследования.

Вот и создается впечатление, что обналичить деньги сегодня для директора любой фирмы —как высморкаться без платка. Ну, ладно, если уж повелось, что действуют «серые» схемы повсеместно и, чего уж душой кривить, полулегально, а оттого и доказательная база для предъявления обвинения слабовата, может быть, не обязательно за это подводить людей под статью, грозящую тюремным заключением, а показательно наказывать рублем? И следователям меньше геморроя, и адвокаты подследственных не так обильно потеть будут, и бабло какое-никакое в казну потечет. В Пензе вот в августе случилось ведь так, что все стороны конфликта разошлись миром.

Доить или резать?


«По версии следствия, с января 2013 по декабрь 2014 года подозреваемый, являясь генеральным директором частного охранного предприятия, с целью обналичивания денежных средств перечислил с расчетных счетов возглавляемого предприятия на расчетные счеты фиктивных организаций денежные средства в общей сумме более 22 миллионов рублей. В дальнейшем обналиченные денежные средства за вычетом вознаграждения за оказанные незаконные услуги передавались лично подозреваемому, который распоряжался ими по своему усмотрению.

…После возбуждения уголовного дела руководство охранного предприятия погасило всю образовавшуюся недоимку по налогам, а также все штрафы и пени на общую сумму свыше 3 миллионов 700 тысяч рублей, что позволило следователю прекратить уголовное дело в отношении подозреваемого на основании статьи 28.1 УПК РФ, по нереабилитирующему основанию».

Пусть даже «по нереабилитирующему», но все равно прямо чувствуется, как легко на душе было у пресс-службистов областного следственного Управления СКР, когда они постили эту новость. Еще бы: и не посадили никого, и дело закрыли, и деньги в бюджет вернули. И волки, как говорится, и овцы, так сказать... Конечно, эта история по масштабам несопоставима с делом о незаконной банковской деятельности, которое скоро как год находится в производстве того же Управления («Пенза-Онлайн» уже дважды писал об этом). Здесь — 22 миллиона рублей оборота, там – свыше 20 миллиардов. Здесь один руководитель, там — 14 подозреваемых и 1 тысяча 234 организаций-клиентов. Насколько оптимистично закончится это следствие — покажет время.

А пока — банальность. Можно заподозрить фирму в отмывании денег, провести обыск и обнаружить мешок неучтенного кэша, можно даже арестовать счета и посадить директора, но… к чему все это? Ведь, как я понимаю, окончательная цель всей этой суеты – убедить бизнес платить налоги, а не закопать его. И бороться в первую очередь с причинами, порождающими обналичку, а виновных и клиентов… Нет, не из крупнокалиберных пулеметов расстреливать, как в Китае (это, конечно, зрелищно и эффективно, но антигуманно), а штрафовать.

Источник фото: НГС.Новости

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи