22° ... 24°, ветер 0 м/с
64.32
72.11
Пензенская глубинка: приедет ли барин?
Журналист
Журналист
Недавно в руки попал номер прошлогодний номер брошюры аналитического агентства «Парето-Центр» с материалом моего товарища по цеху Максима Денисова «Кто спасет пензенское село?»

6.jpg

Плач по деревне


Автор не отвечает на поставленный в заголовке вопрос и не делает выводов, а лишь констатирует факты из жизни одного конкретного населенного пункта. Вывод из прочитанного должен сделать сам читатель, а напрашивается он такой: русская деревня и его жители в очередной раз стоят на грани катастрофы.

В очередной — потому что поводов «хоронить» русскую деревню у отечественных писателей и публицистов было предостаточно. Не будем, к примеру, углубляться в проблематику крестьянской реформы XIX века, а ограничимся хотя бы новейшей историей.

В начале 1998 года, накануне губернаторских выборов, вышла нашумевшая тогда брошюра Александра Кислова «Верни нам разум, господи…», посвященная положению дел в сельскохозяйственной отрасли Пензенской области, руководимой в то время «красным» губернатором Анатолием Ковлягиным. Эпоха характеризовалась развалом совхозов, откуда крестьянину еще оставалось что стащить, и трудным становлением фермерского движения.

Книга, представляющая из себя сборник газетных публикаций Кислова, заканчивалась слезоточивой статьей о том, как делегация Международного Красного креста обнаружила в рационе одной семьи из пензенской глубинки фураж:

«Мама… порой кормит своих детей комбикормом, который ворует на ферме. Словно поросят. Потом главный педиатр района подтвердила шокирующую информацию, и сообщила, что комбикорм в рационе жителей Шемышейского района – это не такая уж и новость».

Основная мысль публикаций двадцатилетней давности выкристаллизовалась следующим образом: «Как «отрегулировать» морально-психологическую атмосферу на селе, чтобы делом чести было не тянуть с хозяйства, а зарабатывать?» Согласитесь, и поныне звучит злободневно.

…Со стороны деревни Чубаровки


Мощная публицистика мэтра пензенской журналистики не оставляла сомнений, по какому пути должно развиваться сельское хозяйство области. И вот начиная с конца прошлого столетия этот путь, наконец, был избран, с сопутствующими государственными и региональными программами по поддержке частной инициативы на селе. Но то, что случилось потом, слишком показательно даже для того, чтобы служить картинкой в хрестоматии по литературе: «А что, сынку, помогли тебе ляхи?»

Отправимся в село Чубаровка Колышлейского района. Его проблемы, описанные в материале Максима Денисова, характерны, как указывает автор, и для многих других сел области. Несмотря на то, что у власти есть и программы, и желание, и возможность оказать помощь их жителям — «получать ее некому».

Численность населения тает, сократившись за полтора десятилетия вдвое, сельская администрация упразднена, в среднюю школу детей возят за 12 километров, более половины оставшегося трудоспособного населения трудятся за пределами села, существуют проблемы с водоснабжением и освещением улиц.

И это, конечно, беда. И, наверное, жителей Чубаровки стоило бы пожалеть. Но вот вопрос, вынесенный в подзаголовок — «Где работать?» — и следующий за ним текст вызывают, в свою очередь, встречные вопросы.

«Село Чубаровка раскинулось среди бескрайних полей. На которых никто не работает. Более того — в Чубаровке нет ЛПХ. Здесь вообще практически никто не держит скотину. Работоспособным – некогда, пенсионерам — тяжело, и тем и другим – дорого… Из 171 работоспособного жителя Чубаровки 58 работают на территории села. В основном это служащие учреждений, а также владельцы и работники двух местных магазинов. Больше в селе работы никакой нет».

Вот приедет барин…


То есть даже натурального хозяйства не ведут? Как там у Венички Ерофеева: «Интересно. Вымя — есть. А хересу — нет?» Вот и здесь как-то так. Бескрайние поля и два магазина — есть, а работы никакой — нет. И где искать решение проблемы, кто спасет Чубаровку? Сам заголовок разбираемого материала, кстати, подразумевает наличие собственно погибающего села и субъекта, призванного прийти и уберечь его от гибели. Кто это будет — доморощенный Лопахин или китайский арендатор крестьянских наделов — неизвестно. Но кто-то определенно должен явиться…

И пока Максим Денисов все же делает одно обобщение, видя главную проблему Чубаровки, как и десятков других «вымирающих» населенных пунктов, в отсутствии коммуникаций, соединяющих их с внешним миром. Чубаровка, например, находится вне зоны покрытия мобильных операторов, ближайшее почтовое отделение в 15-ти километрах, но дорога разбита, а мост годами находится в аварийном состоянии.

«Можно ли здесь создать и развить производство»? — спрашивает автор. И отвечает: «Можно!» Но на вопрос, будет ли оно работать, дает отрицательный ответ: «Потому что у деревни нет коммуникаций. Ни привезти, ни увезти… Так производство на селе не поднять».

Я тоже полагаю, что производство работать не будет. Но по иным причинам.

Ах, если бы все было так просто. Но дело уже даже не в дороге, хотя она людям, безусловно, нужна. И не в том, что строить ее никто, конечно, не будет. Или, в лучшем случае, проложат к одной Чубаровке, а десятки других так и останутся ни с чем. Но приедет ли по этой дороге долгожданный «барин», и приведет ли она, наконец, к рынку, еще (или уже?) вопрос.

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи