22° ... 22°, ветер 4 м/с
62.87
70.79
Олег Шаповал: «Российскому правительству пора выйти из позиции страуса»
Владислав Беляков
Владислав Беляков
Региональное отделение Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) — Ассоциация промышленников Пензенской области — было создано почти 25 лет назад, в 1993 году. Последние три года Ассоциацию возглавляет Олег Шаповал — председатель совета директоров ЗАО «ЦеСИС НИКИРЭТ». О том, как себя чувствует пензенская промышленность, о важнейших задачах, ближайших перспективах и текущих проблемах — в нашем сегодняшнем интервью.

2.jpg

Диалог власти и бизнеса


— Олег Леонидович, зачем региону нужна Ассоциация промышленников? Каковы ее цели и задачи? Почему не работается по старинке, когда каждый — сам за себя?

— Объединение промышленников в ассоциации и прочие подобные организации в нашей стране началось еще во времена перестройки. Тогда все оказались в сложнейшей ситуации — не было ни зарплат, ни денег, ни заказов. При этом коллективы на заводах были огромными. Директора находились под мощной социальной нагрузкой. И предприятия стали объединяться, чтобы совместно искать выходы из создавшегося положения. Причем, объединение началось как в регионах, так и на федеральном уровне — путем создания Российского союза промышленников и предпринимателей, в который постепенно вошли региональные союзы.

Роль этого объединения велика. В РСПП сейчас входит подавляющее большинство российских компаний — вне зависимости от их размера, сфер экономики, объема производства и количества сотрудников. Ассоциация промышленников Пензенской области также объединяет более 70 предприятий различных форм собственности и принадлежности. Сообща проще решать проблемы — ведь у промышленников они практически одинаковые, проще и надежнее договариваться с властью. Вообще, действовать вместе гораздо эффективнее.

Создание условий для полноценной работы промышленности и комфортной жизни общества требует достаточно больших совместных усилий — и самих промышленных предприятий, и власти. Это такой многоуровневый «пирог», который принято называть социальным партнерством. Словосочетание мне не очень нравится, но оно отражает суть вопроса. Поэтому мы вместе. Гражданская позиция нашего общества сейчас стоит на мощном фундаменте. Нам с лихвой хватило революций. Мы больше не хотим забастовок, не хотим выходить на улицы и стучать по рельсам касками.

Для нас, например, является знаковым событием, что Ассоциация промышленников — как объединение работодателей — совместно с профсоюзами и правительством области, подписывали трехсторонний меморандум о регулировании социально-трудовых отношений. Это говорит о нашем взаимопонимании, о стабильности. Нам нужна благоприятная деловая среда. А она во многом формируется именно благодаря диалогу между властью, обществом и предпринимательской средой.

3.jpg

— Но ведь у власти одни задачи, у бизнеса — другие…

— Это только кажется, что задачи у нас разные. Они близки, по крайней мере, взаимосвязаны. Простой пример. Промышленники заботятся о прибыли и создании рабочих мест. Но это нужно не только им, но и власти, и обществу. От этого зависит количество налогов, поступивших в бюджет, зависит общий уровень жизни населения.

Нельзя сказать, что ситуация в промышленности сейчас простая. Она всегда сложная. Но в нашем регионе есть, чем гордиться. Говоря языком цифр, объем производства продукции промышленных предприятий Пензенской области в 2016 году показал 113% к уровню 2015 года. Индекс промышленного производства составил более 103,7%. Это выше, чем в среднем по России, и выше, чем по Приволжскому федеральному округу.

Во многом этого удалось достичь именно благодаря тому самому диалогу между властью и бизнесом, о котором я говорил выше. И который бы не получился, если бы предприятия общались с властью разрозненно, а не через Ассоциацию промышленников.

Выход — в прямых льготах


— Это вы все о стратегии говорите. Перейдем к тактике.

— Любое производство — это, прежде всего, люди, технологии и рыночное понимание. Именно в этой последовательности. Если будут хорошие люди, они принесут на производство нормальные технологии. Будут технологии — его величество рынок повернется лицом к производству. Причем, рынок нам важен не только как покупатель и поставщик денег. Но и как поставщик отрицательной обратной связи. Это критика нашей работы, требование повышения качества и снижения стоимостных издержек. Рынок держит нас в тонусе, заставляя ориентироваться на клиента.

Сегодня промышленность в подавляющем большинстве случаев рассматривается властью только как поставщик налогов. Это, конечно, проблема. О модернизации и реконструкции основных фондов, о стимулировании инвестиций в реальное производство мы говорим с середины девяностых годов. Меняются «центральные» слова в важных речах — в конце девяностых была конверсия, в нулевых — сохранение рабочих мест, сейчас — импортозамещение, — но все, по большому счету, остается по-прежнему.

Мы на всех уровнях говорим, что есть простой механизм для стимулирования промышленности и привлечения инвестиций — это введение прямой инвестиционной льготы по налогу на прибыль. То есть, если предприятие вкладывает в развитие производства, модернизацию, обучение специалистов, нужно дать ему эту прямую льготу. Подчеркну, речи о дотациях не ведем, только о льготах.
Но, к сожалению, наше правительство занимает позицию страуса — прячет голову в песок.

Мы пишем письма, вносим предложения на всех уровнях вот уже 15 лет. Не надо быть великим аналитиком, чтобы увидеть явный перекос, который происходит в российской экономике. Сегодня промышленность в процентном отношении на каждого работника платит гораздо больше налогов, чем кто-либо еще. Хотя льготы и преференции для нас со стороны правительства минимальны.

О перекосах в экономике


— А как же Фонд поддержки промышленности?

— Федеральный Фонд развития промышленности, про который так любят говорить с высоких трибун, выделяет 20 млрд. рублей на всю отечественную промышленность. Если разделить эту сумму на все регионы, получим смешные цифры. Пусть будет даже по 250 миллионов на регион. Не о чем даже вести разговор.

Более-менее крупное предприятие ежегодно в модернизацию и перевооружение вкладывает по 200 миллионов рублей только своих денег — внутренних инвестиций. Станок нормальный стоит от 30 миллионов. Но станки по производству в одиночку не ходят. Нужна линия, помещение, производственный процесс, нужно обучать кадры…150-200 миллионов рублей на одно производство — это по минимуму. Меньше вкладывать нельзя — ничего не изменишь.

Да, нам возмещают амортизацию. Но она никакого отношения не имеет к перевооружению. Допустим, старый токарный станок без ЧПУ стоил порядка трех миллионов рублей, я получил деньги за его амортизацию. Но новый станок будет стоить уже 33 миллиона. Приходится идти в банк. Там прибыли зашкаливают, но кредит нам дают минимум под 10-11 процентов.

Почему я говорю о перекосе? Потому что банки торгуют нашими же деньгами. Наши зарплатные проекты — в банках. Вся зарплата сотрудников лежит в банке. Я прихожу за кредитом, беру другой рукой свои же деньги, но под проценты. Нам это, разумеется, не нравится.

С точки зрения промышленности, реконструкции и модернизации, даже 4 процента годовых для нас — много. Любая технология будет внедряться три года минимум. Это долгосрочные вещи.

Или вот еще про перекос с инвесторами. Мы почему-то постоянно ищем внешнего инвестора, радуемся ему, когда он приходит и что-то делает. Регион тут же дает ему льготы и преференции. Но я не понимаю, почему мы не обращаем внимания на внутреннего инвестора? Сегодня все предприятия, которые развиваются, вкладывают в себя достаточно серьезные деньги. При этом дополнительных преференций не имеют. Это парадоксальная ситуация. Я ежегодно вкладываю по 200 миллионов в перевооружение. Но для власти это не заметно. Оно свое — рядом. И никто не бежит ко мне, не предлагает льготы.

5 (1).jpg

Зато если к нам придут со стороны и скажут, что ежегодно будут вкладывать по 200 миллионов, то получится совсем другая история. Пришел — вот тебе преференции.

Лет 20 уже федеральный бюджет вкладывается в сельское хозяйство. Тут речь идет о миллиардах для каждого региона. Мы рады, мы накормили страну. Но если не развивать промышленные предприятия, кто эту еду покупать-то будет? Если зарплат нет у людей?
Может, часть миллиардов, которые идут на поддержку АПК, все же перенаправить на промышленность?

На тех, кто дает в бюджет большую часть налогов? Причем, опять же, я не имею в виду прямые дотации. Речь о введении инвестиционной льготы. Надо создавать высокотехнологичную промышленность, высокоразвитое производство. Никакая нефть Россию не спасет. Это до поры до времени.

 Мне смешно читать о миллиардах, которые выводятся за рубеж, при этом руководители банков лишь разводят руками. В России менее 800 банков. В структуре Центробанка, который курирует их деятельность, трудится более 50 тыс. человек — по 60 «смотрящих» за каждым банком. А деньги все равно выводятся. Нам это не прибавляет настроения и желания вкладывать все больше средств в модернизацию. Ведь банки, в конце концов, нас тоже не спасут.

Продолжение следует...


Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи