26° ... 26°, ветер 3 м/с
66.78
73.98
Министр Андрей Бурлаков: «Сельское хозяйство — стратегическая отрасль»
Владислав Беляков
Владислав Беляков

«Пенза-Онлайн» продолжает разговор с министром сельского хозяйства Пензенской области Андреем Бурлаковым.


Льготное кредитование

— В этом году стартовала программа льготного кредитования сельхозпроизводителей по ставке не более 5 процентов годовых. Наши аграрии уже получают такие кредиты?

— Да, это новая программа, которая реализуется через Минсельхоз России. Предприятия обращаются напрямую в банк, но решение — давать или не давать кредит — за федеральным министерством. Оно же софинансирует процентную ставку. В этом году мы уже привлекли 3,3 млрд. рублей по «коротким» кредитам и в пределах 9,5 млрд. инвестиционных кредитов. Программой льготного кредитования в Пензенской области воспользовались более 40 сельскохозяйственных предприятий.

Механизм новый, интересный, удобный. Внедрялся он достаточно быстро, и по нему, конечно, еще есть вопросы. Сейчас Минсельхоз России принимает все меры для того, чтобы доработать этот механизм и довести его до отлаженного состояния.

Например, к малому бизнесу сейчас отнесли только КФХ. Если ты ИП — ты уже идешь вместе с крупным бизнесов. Хотя, казалось бы, отличия никакого. Получилось так, что в настоящее время лимит по кредитам для крупного бизнеса уже исчерпан. Остались деньги только для КФХ. Сейчас вносятся изменения в правовые акты, чтобы к субъектам малого предпринимательства отнести ИП, кооперативы, малые ООО и т.д. Тогда они смогут пользоваться такой поддержкой в рамках защищенного лимита.

Кроме того, со следующего года планируется часть полномочий по формированию лимита под малые и средние предприятия передать субъектам. Тогда уже будет принимать решение региональный Минсельхоз — кого субсидировать, а кого нет. Мы считаем, что субъектам малого и среднего предпринимательства так будет гораздо удобнее. Мы их знаем, нам проще принять решение. К тому же, это избавит от излишнего потока документов федеральное министерство.

Экспериментируем с культурами

— Всем известно, что в растениеводстве мы, в основном, специализируемся на пшенице. Не планируется ли каких-то революционных изменений в трендах?

— Революционных изменений быть не может. Набор культур у нас традиционный. Общий тренд — пшеница. Но новые культуры появлялись, и будут появляться. Два года как мы возродили производство чечевицы. Вся она идет на экспорт, поскольку культура потребления чечевицы в России сегодня утрачена. У нас ее не покупают. Мы выращиваем для южных стран — у них свои требования. Им нужна исключительно красная чечевица.

Начали выращивать нут. Экспортный потенциал у этой культуры тоже есть.

Продолжаем эксперименты внутри зерновых культур. Так, в прошлом году более 20 тыс. га было отдано под яровую пшеницу твердых сортов. Несмотря на то, что твердые сорта менее урожайны, стоимость такой пшеницы гораздо выше. В развитых странах, например, не делают макароны и не пекут хлеб из мягких сортов, как в России. Только из твердых. Так что, если мы собираемся ориентироваться на экспорт, надо выращивать твердые сорта.

Можно сказать, что в прошлом году эксперимент с твердыми сортами прошел на «четверочку». В этом году будем стремиться к улучшению показателей.

Прощупываем рынок по льняному и конопляному маслу. В 30-х годах в нашей стране вообще не было подсолнечника. Поэтому из растительных масел более всего в пищу использовалось конопляное. Сейчас культура его потребления тоже почти утрачена.

Конопля у нас растет неплохо. Попробуем эту культуру возродить. В прошлом году посеяли пока на семена. В этом году посевы расширятся, одна из компаний заказала пресс для отжима, так что будет произведена пробная партия конопляного масла. Это абсолютно новый рынок. Будем искать покупателя. Пока речь идет о небольших объемах. Тем более что конопляное масло априори будет существенно дороже подсолнечного — примерно в 10 раз.


Без поддержки государства не обойтись

— Государство активно поддерживает сельское хозяйство. Вкладывает в него гораздо больше денег, чем, например, в промышленность. Из-за чего многие промышленники чувствуют себя слегка ущемленными.

— Скажу лишь, что одно рабочее место в сельском хозяйстве создает до 10 рабочих мест в смежных отраслях. Благодаря поддержке сельского хозяйства в стране возродилось производство техники. Только Кировский тракторный завод дает сейчас 20 процентов мирового рынка тяжелых тракторов и начал поставки в 20 стран. А несколько лет назад он был практически закрыт и находился на грани банкротства.

Мы покупаем отечественную технику — на заводах появляются рабочие места для производителей этой техники. Покупаем удобрения — возрождаются соответствующие предприятия. Стали брать больше кредитов — развивается банковый сектор. И так далее. Все взаимосвязано. Сельское хозяйство — интегратор рабочих мест в той же промышленности.

Нужно понимать, что если государство не будет поддерживать сельское хозяйство, в стране произойдет коллапс. Это базовая отрасль. Только ГК «Дамате» ежемесячно выплачивает своим работникам 60 свыше 70 млн. рублей. Эти те деньги, которые люди потом тратят в магазинах, они покупают квартиры, машины — словом, то, что производит промышленность.

Сельское хозяйство еще и стратегическая отрасль. Поскольку вопрос продовольственной безопасности пока еще никто не отменял.

Ну и, наконец, есть и политический момент. Россия вышла на первое место в мире по продаже зерна. То есть мы получили экономические рычаги воздействия на другие страны, что очень важно в современном мире. Не буду углубляться, но подчеркну еще раз — политика активной поддержки государством отечественного сельхозпроизводителя своевременная и правильная…


Источник фото: фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи