Вирус зон Теле
Личная история. Таинственное происшествие
Журналист
Журналист
Анна Горнова

Каждый новый век приносит человечеству новые загадки, которые мы разгадываем или пытаемся разгадать. Первое тысячелетие от рождества Христова дало миру людей веру и Христа, а второе — сомнение и безжалостное истребление. Но весь период своего существования человек познавал себя и мир, окружающий его.

2.jpg

Профессор кафедры аналитической биохимии, факультета биомедицинской инженерии всегда умел с точки зрения науки объяснить странные процессы, происходящие в организме, многие состояния человеческой психики и т.п. Сейчас он затруднялся что-либо объяснить, обеспокоенно вглядываясь в безумные глаза напуганного чем-то студента, который сидел перед ним и бубнил как заведенный:

— Они Витька утащили, а я … Я увидел, он как растворился …

Профессор хлопнул в ладоши перед носом очумевшего студента и тот замолчал, часто-часто моргая. Состояние аффекта у студента первого курса, где профессор читал лекции по психологии, продолжалось уже день.

— Так, Коля, послушай. Ты же современный человек, изучаешь физику и химию, знаешь азы анатомии человека. Что за странные идеи, парень. Успокойся, давай по порядку. Я попробую восстановить события, а ты подскажешь, где я ошибся, идет?

— Хорошо, Семен Алексеевич, давайте, я все помню. – Худощавый и немного нескладный парнишка интенсивно закивал головой в знак согласия.

— Так, значит, вы компанией отправились на пикник с ночевкой. Разбили палатку на берегу Донца, где-то вдалеке от хутора и людей. Потом ребята отправились к воде ловить рыбу, а девочки разжигали костер и делали импровизированный стол. Так, Коля? Я пока все правильно понял?

Парнишка замотал головой.

— Теперь, Коля, успокойся. Вот стакан с водой, выпей немного и сосредоточься. Сейчас все, что ты скажешь, будет очень важно для меня и следователя. Давай, пей, это просто вода. — Добавил профессор, увидев неподдельный ужас в глазах парня.

Профессор подал студенту стакан и повернулся к капитану полиции, стоявшему рядом. Весь разговор происходил в местном отделении полиции, что называется, по горячим следам. Капитан Журко был давним приятелем профессора Фридмана. Группу сумасшедших ребят заметили жители небольшого села, когда 5 молодых студентов вышли в невменяемом состоянии на окраину. Они что-то кричали, одна из девочек, видимо, заболела, а парни выглядели как обкурившиеся или принявшие большую дозу непонятно чего.

Местные срочно вызвали полицию и Журко отловил группу, слонявшуюся по селу и стучавшую во все окна.

Столкнувшись с необъяснимым, капитан сразу позвонил профессору и попросил приехать немедленно для консультации, тем более, что незадачливые рыбаки оказались его студентами. Вот теперь экспозиция была такова: Алена Бойко была срочно госпитализирована с симптомами … легочной чумы, ее друг, Виталий Буров скончался до приезда скорой, судя по симптоматике, от той же болезни, Наталью Яркович отвезли в областную психиатрическую больницу, а Виктор Приходько исчез прямо на глазах компании, «растворился», со слов единственного более-менее вменяемого Николая Пашкевича.

Вот у этого Коли Пашкевича следователь Журко и профессор Фридман пытались выяснить обстоятельства дела. Странным оказалось, что больше ни у кого из группы или местных никаких признаков чумы не проявилось. Почему Яркович откровенно сошла с ума тоже было непонятно. Но самым странным выглядело исчезновение Приходько.

— Коля, ну как ты? Готов вспомнить? — Вернулся к студенту профессор.

— Да, Семен Алексеевич, я все помню, я уже говорил капитану, но он не верит.

— Давай я послушаю, только ты не торопись, не волнуйся и старайся вспомнить все детали, хорошо?

Парень опять замотал головой в знак согласия. И начал говорить более спокойным тоном.

Через несколько минут сбивчивого и достаточно странного рассказа капитан Журко отпустил парня к врачам, которые дожидались в скорой чтобы отвезти его на обследование в больницу. Картина выглядела действительно странно. Пашкевич, Буров и Приходько находились на берегу Донца у самой воды. Бойко и Яркович поодаль, но тоже на берегу. После сильнейшей ослепляющей вспышки Пашкевич зарылся в кусты, находившиеся поблизости от него, Буров закричал, непонятно от боли или от страха, Приходько «растворился». Бойко и Яркович должны были видеть со своего места все происходящее и Бойко с симптомами легочной чумы (вообще странно!) в больнице в реанимации, а Яркович — в психиатрии.

—Так, Паша, а давай-ка сходим еще раз на берег. — Предложил капитану профессор.

—Да там наши уже все облазили и на анализ грунт, кусты и воду взяли. — Ответил Журко.

— Нет, Паша, что-то тут не вяжется с симптоматикой. Давай еще раз посмотрим.

— Хорошо, Сеня, давай сходим, хотя знаешь, чертовщина какая-то. Из лаборатории до сих пор не отзвонились даже с предварительными предположениями. Я вот даже не знаю, оцеплять село или нет, руководство молчит, как будто никаких сведений не получало и связь работает через раз, да и то хреново. Холодок у меня внутри какой-то.

— Холодок и у меня, Паша, есть. Если это реально чума, то Паша — мы покойники, впрочем, как и все тут находящиеся. Но симптомы-то только у этих двоих. Почему тогда другие двое – клиенты психиатров? Что значит «растворился»? Тут что-то не так, Паша. Слушай, а военных запрашивали? Тут, кажется, где-то какой-то полигон был, или это не здесь?

— Сеня, какой полигон? А военных чтобы спросить, санкцию нужно и это руководство решает, а точно не я и не ты. А руководство, Сеня, молчит уже скоро полсуток. Группу я отправил, по инстанции доложил, но сам не пойму, что происходит. Давай пойдем и посмотрим еще раз.

Через несколько минут они вышли в сторону места происшествия. На столе участкового осталась чистая бумага и органайзер с карандашами и ручками. На стуле рядом со столом сумка с личными вещами, а новое дело Журко убрал в старый сейф, оставшийся с советского периода.

Больше капитана Журко и профессора Фридмана никто никогда не видел. Через день в реанимации скончалась Алена Бойко, а Наталья Яркович так и осталась психически невменяемой. Николай Пашкевич был признан частично невменяемым, а останки или следы пребывания Виктора Приходько, капитана Журко и профессора Фридмана так и не нашли.

«С 2014 по 2017 год на Украине было построено в общей сложности 15 американских военных биологических лабораторий. … находятся в следующих городах: Одесса, Винница, Ужгород, Львов (три), Харьков, Киев (три), Херсон, Тернополь.»
Источник фото: http://mosreg.ru/sobytiya/novosti/news-submoscow/luchshie-mesta-dlya-otdykha-s-palatkoi-v-podmoskove-gde-razbit-lager-i-chto-vzyat-s-soboi

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи