Поддержи проект Коворкинг верх
Личная история. Привет из прошлого
Журналист
Журналист
Усадьба была достаточно большая, но находилась в жутком состоянии и требовала огромных затрат. Елена Потоцкая, которая три дня назад стала новой хозяйкой этого архитектурного шедевра конца позапрошлого века, об этом хорошо знала, но сделку купли-продажи родового поместья все же совершила.

9.jpg

На восстановление старинного барского дома новая хозяйка, женщина очень обеспеченная, взяла сумасшедший кредит под доставшуюся ей в наследство московскую квартиру. Уже на следующий день после окончания всех оформлений должны были начаться работы по реставрации нового жилища, а сегодня Елена Васильевна Потоцкая решила еще раз осмотреть свое приобретение.

Когда-то усадьба принадлежала кому-то из князей Задонских, или Донских, сейчас это уже было невозможно определить. Елена Васильевна точно знала одно, что ее двоюродный прадед купил когда-то это имение у своих обедневших родственников, чтобы помочь им деньгами. Родственники купили дом поменьше в другом месте, кажется, где-то под Воронежем и уехали, а в стремительно ветшающее поместье переехали Потоцкие.

Потом вихри революции, войн, экспроприации и становления советской власти, эмиграции пронеслись над когда-то богатым и претенциозным поместьем. В последние десятилетия это здание принадлежало садоводческому обществу и, наконец, совсем пришло в упадок, было оставлено без внимания и выставлено на продажу практически за бесценок. Узнав об этом, Елена Потоцкая, любительница старины и семейных реликвий, решила купить особняк, почти разоривший ее, владелицу двух антикварных магазинов в Париже и художественной школы для талантливых детей в Москве.

Когда-то лет 20 назад Потоцкая попала в Париж благодаря удачному замужеству, вполне освоилась и нашла себя в мире антикваров. В Москве оставалась квартира, которую она сдавала дальним родственникам.

Семья Потоцких была большой и шумной. В квартире известного архитектора, страстного любителя истории и старины Льва Потоцкого, деда Елены собирались по вечерам многочисленные отпрыски, путевые и непутевые. Дед встречал и уважал всех. Елена вспоминала, как в детстве дед, который был прекрасным рассказчиком, собирал за большим столом внуков и начинал повествовать о былом времени и подвигах предков.

Она обожала такие семейные вечерние посиделки. А в девяностые дед не смог пережить очередного развала страны и скончался у себя в кабинете от сердечного приступа. В кончине деда оставались не совсем ясные детали. Так, например, все указывало на предсмертный разговор деда по телефону с неизвестным, но милиция разбираться особо не стала – возраст Льва Михайловича был почтенным, а жизненный путь нелегким. Словом, все оставили так, как складывалось при первом рассмотрении: сердечный приступ на фоне нервного срыва и стрессов.

После этой трагедии семья распалась на мелкие осколки. Бабушка часто молчала и грустила у окна, словно ожидая деда с работы. Так, молча, она и ушла в мир иной. Мама Елены получила свою долю наследства и решила купить квартиру в другом районе, куда они с отцом вскоре и переехали. А Елена, уже начавшая работать искусствоведом, подрабатывала гидом-переводчиком.

На одной из экскурсий она познакомилась с Жераром, владельцем крупного парижского издательства. Роман был бурным, француз настойчивым, словом, после составления разных документов и важных бумаг, Елена Васильевна стала женой Жерара и согласилась на переезд в Париж. Она скучала по родным местам, поэтому часто приезжала в Москву, помогала родственникам и даже открыла частную художественную школу за вполне умеренную плату.

В каждой семье найдутся свои скелеты в шкафу. Семья Потоцких не составила исключение. С детства Елена вспоминала рассказы о том, как обязательно кто-то из родственников был связан с какой-нибудь тайной. В семье Елены Васильевны любили передавать эти факты следующим поколениям, добавляя все новые подробности. Трудно было запомнить все истории, но некоторые Елена вспоминала с удовольствием.

Она рассказывала, как дед, который, кажется, любил ее больше остальных внуков, заводил маленькую девочку в свой кабинет, где висели картины и была огромная библиотека, а на столе стояли разные чудные предметы, сажал в большое кожаное кресло и рассказывал только ей историю о древних семейных реликвиях, о кладе, замурованном где-то в доме Потоцких, о страшных людях – охотниках за чужими кладами. Все эти рассказы деда остались у маленькой Елены в воспоминаниях.

Все это было давно, а сейчас у Елены выросла дочь, русская француженка, которая пошла по стопам прадеда и поступила на архитектурный факультет.

Елена вошла в особняк. Повсюду валялся мусор, пахло сыростью и на стенах видны были пятна каких-то граффити. Уже завтра все это начнут очищать и убирать рабочие. Потоцкая решила в память о деде открыть здесь галерею, где будут проходить выставки шедевров забытых мастеров. Елена прошла по первому этажу, заглянула в подсобное помещение, вздохнула и вышла на свежий воздух, окрыленная надеждой на новую жизнь усадьбы. На следующий день с утра на территории усадьбы Потоцких закипела работа.

Божий знак проявился в один из рабочих дней, когда восстановление особняка было в самом разгаре, рабочие прокладывали электропроводку и прочие коммуникации. Стены были похожи на дома кротов, сплошные коридоры, в которые укладывался кабель, провода и пр. Молодой рабочий по имени Махмуд, пробив стену для очередного коридора, вдруг обнаружил, что за стеной существует пустота. Рабочие собрались вокруг увеличивающегося отверстия в стене, а прораб срочно сообщил хозяйке и вызвал ее на объект.

Елена заволновалась, неужели рассказы деда – не вымысел, и она тоже окажется связанной с какой-то тайной. Что ждет ее за этой стеной? Какие сюрпризы? Дедов клад? Она приехала на объект в тот момент, когда рабочие расчистили полностью вход в стене, который оказался замурованной потайной дверью в маленькое помещение, похожее на кладовку. Посветив фонариком, Елена увидела какие-то доски разных размеров и попросила рабочих вынести их на открытое и освещенное место.

Они были разные. Одни хорошо сохранившиеся, а другие изъеденные грибком и почерневшие от старости, сырости и прочего воздействия. Но все они смотрели на Елену ликами святых. Среди прочих оказались дощечки поменьше. Их было всего три штуки. Елена бережно взяла одну и внимательно рассмотрела.

На поверхности были выдавлены какие-то письмена, а сбоку виднелись два отверстия, очевидно для скрепления в виде книги. Сердце Потоцкой бешено заколотилось в груди. Через 2 недели догадки и предположения Елены полностью подтвердились. Она стала обладательницей уникальной коллекции.

Иконы оказались неизвестными работами Симона Ушакова и Гурия Никитина, а три дощечки — страницами пропавшей Велесовой книги.

20.05.2018
Источник фото: https://olphoto.livejournal.com/47132.html?page=1

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи