24° ... 24°, ветер 3 м/с
64.32
72.11
Разговор о бизнесе. Илья Иссаков — о том, зачем предпринимателю внутреннее чутье
Владислав Беляков
Владислав Беляков
Илья Иссаков — известный предприниматель, владелец Бековского пищекомбината, сладкая продукция которого славится далеко за пределами нашего региона. О истории развития бизнеса, об отношении предпринимателя к российской экономике и о многом другом — в сегодняшнем материале портала «Пенза-Онлайн».


«Купи нас, Христа ради!»


— В 1991 году я окончил педагогический институт с дипломом учителя истории, и сразу понял, что на одну зарплату не проживу, хотя мне это дело и очень нравилось, — рассказывает Илья. — Поэтому много через что пришлось пройти, как и многие в начале девяностых. Торговал бензином, продуктами питания, но в итоге остановился на производстве. Запустил небольшой кондитерский цех в Пензе.

Но в нашей жизни всегда есть место случаю. Мне понадобилось кое-какое оборудование для цеха, и кто-то из друзей посоветовал съездить в Беково. Говорили, что на Бековском пищекомбинате много чего можно купить по дешевке. Приехал, купил нужный мне котелок, познакомился с людьми. И отправился обратно в Пензу.

А через некоторое время мне позвонила директор этого предприятия — Людмила Ивановна Мартынова. И сообщила, что их в очередной раз продают. «Купи нас, Христа ради!», — сказала она, увидев во мне, молодом парне 30 лет, очевидно, что-то только одной ей известное и перспективное…

Чтобы купить что-то серьезное в Пензе, денег у меня не было. Я подумал, почему бы не Беково? Но и на Беково пришлось занимать деньги у друзей и родственников. Наскреб кое-как. Знаешь, хотя я и видел всю эту полную разруху, которая творилась на комбинате, было какое-то внутреннее чутье, интуиция, что мне непременно надо этим заняться. Мне там понравилось. Не могу объяснить почему. Сейчас, спустя более 15 лет, я вспоминаю те дни, и думаю, что ни за что не вошел бы в эту «реку» еще раз. Сейчас не стал бы покупать. А тогда… Тогда была пограничная ситуация, почти банкротство, «развод» с компаньоном.

Я думаю, когда у человека возникает такая ситуация — буквально угроза голодом семье, это подталкивает его к очень активным действиям, порой на грани безрассудства. И я купил комбинат.

Задача №1 — не окочуриться


— И главная проблема, с которой тебе пришлось столкнуться при восстановлении производства?

— Отсутствие денег, конечно. Ведь я ввязался в «драку», не имея никаких личных реальных финансовых ресурсов. Маленький цех в Пензе генерировал некий денежный поток. И, сидя на этом «ручейке», я рискнул предположить, что он сможет финансировать другой поток — помочь мне с предприятием в Беково.

Задача номер один была — просто вдохнуть в предприятие хоть какую-то жизнь, чтобы оно совсем не окочурилось. Нужна была минимальная подпитка и анализ того, откуда же взять денег на дальнейшее развития. Сейчас гуру бизнеса говорят, что должны быть инвестиционные стратегии, долгоиграющие планы с расчетом периода окупаемости и т.д. Ничего этого у меня не было. Никаких стратегий. Было лишь понимание, что эта производственная площадка должна закрепиться за мной. Поскольку все «хлебные» места уже разобрали, а купить что-то крупное вообще не представлялось возможным.

Сдавал бутылки и занимал у друзей

— Где же стал искать финансовые ресурсы, чтобы, как ты говоришь, совсем не окочуриться?

— В поисках финансов я совмещал все. Начиная от потребительского кредитования, заканчивая сдачей металлолома и макулатуры. В одном из цехов нашел целый склад стеклотары. В свое время предприятие занималось, в том числе, выпуском плодово-ягодных вин. И после советских времен тары там осталось много. Сдал, конечно, бутылки эти. Целый «КамАЗ» вывез. Тоже какие-никакие деньги. И смех, и грех. Но это сейчас смешно. Тогда была задача — хоть как-то выжить.

Начали на предприятии с наведения элементарного порядка, инвентаризации всего имеющегося в наличии. Когда стали лазить по складам и свалкам, нашли, знаешь, вполне себе рабочее оборудование, которое можно было приспособить под выпуск продукции. Нам нужно было запустить хоть что-нибудь на первое время, не приобретая новых станков и линий.
Подход был абсолютно производственный. Никакого маркетинга, изучения рынка и спроса, ничего не было. Мы начали делать то, что получалось. Сначала конфетки, потом мармеладки, зефирки и т.д.

— Без кредитов прошел этот этап?

— Как же без этого. Я вспоминаю историю получения первого кредита. Просил в Сбербанке 500 тысяч рублей. Просил долго и нудно. Они приехали ко мне на комбинат, посмотрели, как я хожу по территории, размахиваю руками и рассказываю, что «через четыре года здесь будет город-сад», покрутили пальцем у виска и уехали, решив, что я не совсем нормален.

Но, надо сказать, меня очень поддержала местная власть. Глава администрации района Сергей Викторович Чураков водил меня за ручку в правительство, в банк. И кое-какие деньги мы получили. Тут же приобрели оборудование, оно увеличило нашу залоговую массу, и далее стало возможным брать еще кредиты.

Потом, в начале 2000-х годов было много действенных программ поддержки бизнеса. И мы пытались в них входить. Шаг за шагом, методом проб и ошибок. Что-то прикупили, залоговую массу увеличили, взяли чуть больший кредит, старый погасили. И так далее. Эта круговерть продолжалась лет 10, пока мы не вышли на нормальные объемы. Когда мы перешли точку безубыточности и начали получать прибыль, стало дышать чуть легче.

Важна поддержка семьи и коллег


— В течение этих 10 лет у тебя не возникало желания все бросить?

— Отступать было некуда. К тому же, несмотря на все мои взлеты и падения, меня всегда поддерживали семья и коллектив, что немаловажно. Они верили в меня. Никто не зудел вокруг меня. И эти 10 лет не были совсем уж беспросветными. Я видел свет в конце тоннеля. И он становился все ярче. А в один прекрасный момент мы вдруг ощутили, что пошла прибыль. И первое, что мы решили сделать — рассчитаться с долгами. Вся первая прибыль шла на погашение банковских займов.

Долгов по зарплате у меня никогда не было, иначе меня бы не понял коллектив. Если не хватало денег, я занимал где-то на стороне, но зарплату и налоги всегда платил вовремя.

Погашение кредитов пошло активно. И последние несколько лет мой бизнес работает без кредитной нагрузки. Теперь я могу сказать, что мы можем расти за счет собственных прибылей. Раньше я ходил и выпрашивал деньги, а теперь банки все ко мне: «Не хотите ли взять у нас кредит?». Я: «Не хочу!» И кайф.

— А в целом, как ты относишься к кредитам?

— Принципиально я не отвергаю тему кредитования, как источника развития бизнеса. Более того, на мой взгляд, развитие через кредиты больше отвечает ментальности российских предпринимателей. Пример Америки, где акционерный капитал, привлечение не заемных денег, сокращение доли собственности в капитале отца-основателя бизнеса — это пока не для нас.

В России вариант акционирования будет приживаться еще долго. У нас в любом бизнесе пока еще очень важна роль основателя. В нашей стране молодой бизнес. Ему нет еще и 30 лет. У «руля» стоят все еще те парни из 90-х, которые своей харизмой, своими талантами смогли добиться того, чего добились. Психологически они не готовы делиться своим детищем еще с кем-то. Поэтому тема кредитов будет для российского бизнеса еще много лет важна и интересна.

(продолжение следует)

Фото автора

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи