«Вот тебе и та-ла-ла». Как арест помешал «оживить» пензенского губернатора Ивана Белозерцева
Екатерина Миленькая
Екатерина Миленькая

Всё началось с невинной шутки. В пятницу днём в своих сторис на Фейбуке я опубликовала клип с Иваном Белозерцевым. Ну, знаете, сейчас есть такие приложения, куда можно загрузить любое фото, а после обработки запечатлённый на снимке человек оживает и поёт?

Поющего губернатора мне прислали друзья. Иван Белозерцев в этом ролике выглядит очень…живым: подмигивает, пританцовывает, флиртует со зрителем и манерно произносит «ю тач май та-ла-ла». Но живое, как водится, живым. Глава департамента СМИ Екатерина Шнайдер оживлению губернатора не порадовалась. В директ мне прилетело сообщение со множеством непрошеных советов и вопросом, мол, а свои видео подобного рода вы почему не публикуете?

А и впрямь, почему? — подумала я, скачала приложение и…в следующем клипе мы пели песенку про «та-ла-ла» в дуэте с Белозерцевым. С лёгкой руки Екатерины Шнайдер в моей голове появилась идея запустить флешмоб. Хэштег придумался сам собой #ОживиГубернатора . Но за несколько часов до запуска волны, стало понятно, что губернатора теперь уже не оживить.

Новость о том, что в семье Белозерцевых проводят обыски, застала меня на кухне у подруги. Повестка нашей девичьей беседы была политической (а где ещё рассуждать о политике, как не на кухне?). Я рассказывала о том, как проходил мой суд по делу о задержании 23 января на акции протеста в Пензе, как полицейские нагло врут, а судья делает вид, что интересуется процессом. Подруга моя в голос хохотала над клипом, сделанным для запуска флешмоба. Там, к слову, были не только мы с Белозерцевым, но также Илон Маск, исполняющий песню Витаса «Седьмой элемент». И вряд ли пресс-секретарю одного из величайших людей своей эпохи пришло бы в голову писать тем, кто «оживил» Маска, недовольные сообщения.

Так вот, примерно в это время на кухню зашёл бойфренд моей подруги и огорошил: в доме Белозерцевых обыски. Об этом ему сообщил сосед высокопоставленного семейства. Признаюсь, в заявленное мы не поверили. Тем более, что интернет молчал, а ночь опускалась над Пензой всё ниже.

Но уже в лифте, в паблике «Пенза-Онлайн» я увидела вопрос на эту тему одного из подписчиков, и поняла: что-то будет. Таксист, вёзший меня до дома, узнав об истории сказал:

— За взятку, небось? А с другой стороны, кто не стал бы воровать, заполучив кормушку.

Моему краткому «я» в ответ он не поверил. Да, я и сама не верю, если честно. Не в то, что воровать не стану, а в то, что меня кто-то когда-то к «кормушке» подпустит. Постулат, что «все воруют» опасен сам по себе. Он будто оправдывает коррупционеров: куда денешься от того, что в генетике русского народа? Но деньги — всего лишь энергия со свойствами лакмуса: проявляет скрытые качества обладателя. Поддаться искушению или нет — выбор с принятием на себя ответственности за последствия.

Поддавшийся искушению губернатор (а в том, что он поддался у меня сомнений нет) теперь понесет ответственность. Но злорадствовать мне не хочется. По двум причинам.
Во-первых, дело явно показательное, а Иван Белозерцев, несмотря на очевидность его коррумпированности, назначен «козлом отпущения». Две тысячи пензенцев 23 января вышли на митинг. Некогда ручные коммунисты «антидворцовый» протест поддержали. И хоть возлагали цветы к памятнику «Росток» 23 февраля в двадцатиградусный мороз всего около сотни человек, давили задержанных организаторов жёстче, чем тех же навальновцев. За арестами коммунистов последовал их думский демарш. Вчерашние сподвижники становятся врагами. Это ли не просчёты команды губернатора, которую и до событий ночи 19 марта можно было смело называть «похоронной».

Впрочем, в полмиллиарда рублей, якобы найденных едва ли не под кроватью Белозерцева я тоже не верю. Ровно также, как не верю в дело ИвРоше и Навального, дело «Сети»* или Голунова. Кто сказал, что шьющие белыми нитками дела неугодных силовики, станут вдруг честными при расследовании белозерцевского дела? Где на самом деле сделаны впечатляющие население фотографии с пачками пятитысячных купюр — не понятно. Я прошерстила сайты Следственного комитета и МВД, но информации о 500 миллионах рублей там не нашла. Они появляются в телеграм-каналах и, как правило, со ссылкой на анонимный источник в силовых структурах. И, согласитесь, вызывают в нас — людях с нищенскими зарплатами — бурю негодования.

Во-вторых, не злорадствую я по поводу задержания и ареста пензенского губернатора еще и потому, что на оперативных кадрах Следкома выглядит он жалко. И жаль его мне абсолютно искренне. Редко кто выживает, падая с крыши. Теперь душе Ивана Александровича предстоит нелёгкая доля — пройти путь, на котором вчерашние воспеватели громче остальных поют тебе заупокойную мессу. А это, поверьте бывшему журналисту госканала, то ещё испытаньице. Вчерашний кормилец земли пензенской в один миг стал политическим трупом. И оживить губернатора, боюсь, уже не получится.

Источник фото: скрин с программы «Разговор с Иваном Белозерцевым» 2016 г.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России

Похожие статьи