Расскажем о бизнесе Вакансия программиста
Святослав Мурунов: «Люди поняли, что им хочется созидать, а не получать ни за что дубинкой по лицу»
Мария Сайганова
Мария Сайганова

Известный далеко за пределами Пензенской области урбанист Святослав Мурунов пару лет назад покинул Пензу и уехал «раскачивать» городские сообщества других регионов. И вот, приехав ненадолго в родной город, он  предложил встретиться активным жителям и обсудить текущую ситуацию в стране (протесты) и взглянуть на нее с точки зрения этих самых сообществ.

 К нашему удивлению, пообщаться на столь интересную тему пришли всего лишь два журналиста, один из них — автор этого текста. Тем не менее, разговор вышел обстоятельным, поэтому мы решили разбить на несколько частей.  

Бюджетники в состоянии экзистенциального ужаса

 Итак, по мнению Святослава Мурунова, сейчас постсоветское общество оказывается расколото на ярко выраженные четкие части. Если раньше все были достаточно мимикрирующие, и сложно было идентифицировать, кто есть кто, то сейчас начинается радикализация. 

В результате региональная система и муниципалитеты начинают испытывать дополнительную нагрузку. И на этом уровне становится тяжелее всего реализовывать те или иные решения.

— Чувствуется напряжение, особенно в малых городах, где все друг друга знают. Если  ты работаешь в администрации, и раньше тебя просто не любили, то сейчас к этой нелюбви добавляется еще более сильные эмоции — протеста, борьбы. Фактически муниципалитеты стали заложниками  ситуации, и у них, конечно же, есть запрос на изменение, — считает Святослав Мурунов. 

 Кто работает в бюджетной сфере, находится сейчас в сложной позиции. Они кормятся за счет бюджета и выполняют наказы муниципалитета, являются частью государства. И работая здесь, им приходится кормить тех, кто выступает, в том числе против системы.

В результате, по мнению Святослава Мурунова, страна разделилась на три части: первые сидят, никого не пускают, вторые хотят изменений, третьим приходится работать на первых, а кормить вторых.

— Поэтому у бюджетников запрос на то, чтобы все закончилось. Они пребывают в ситуации экзистенциального ужаса. Потому что та ситуация цугцванга, она проявляется в конкретных людях. Если администрация президента не знает, что делать и просчитывает разные варианты модели, то у этих ребят нет навыка мышления. У них нет стратегии,  и им эту стратегию никто предложить не может, — добавляет Мурунов.  

В стране сложилась уникальная ситуация: запрос на изменения есть практически у всех, в том числе и на муниципальном уровне, но его реализовать никто не может, потому что в принципе эта сложная иерархия сообществ так не возникла (если говорить про Пензу). 

— У нас возникли отдельные лидеры в разных отраслях, и они  пытались толкать всю повестку, — говорит Святослав Мурунов. — А люди как жили своей повседневной жизнью, достаточно потребительской, так и живут в большинстве своем.

Районные сообщества должны встречаться вживую 

— Социальное разнообразие строится на иерархии. Есть сообщество двора, улицы, района, есть городское сообщество по интересам, есть профессиональное сообщество, и так как их много, они выстраивают между собой правила игры, и потом реализуют их в городских проектах. У нас в Пензе этого нет, — считает Святослав Мурунов.

 Тут я не соглашаюсь с лектором и рассказываю про то, что в Пензе не все так плохо и зачатки таких районных сообществ имеются. Как пример,  недавно заработавшие телеграм-чаты в «Ахуны-Онлайн» и «ГПЗ- Онлайн».  Мы недавно писали, как жители микрорайона ГПЗ-24, после обсуждения проблем в чате, пришли в администрацию Пензы и озвучили свои предложения по благоустройству парка «Семейный».  

— Если в таких районных сообществах нет модерации, то все это превращается в колхоз. Если люди ни разу вместе не собирались, ничего не решали, то шансы, что они что-то начнут решать в чате, тоже минимальны.  Повышается, конечно же, чувство сопричастности к территории,  к местной идентичности. Я с ГПЗ — супер! Я не один. Но как только речь заходит о том, чтобы что-то делать, они говорят — пусть администрация нам сделает. 

А наша идея в другом — что мы можем сделать сами, можем ли мы скинуться, найти специалистов, что-то посчитать, разработаем предложения и пойдем в администрацию с предложениями, так, чтобы они не смогли отказать нам. 

  Как только рычаг вовлечения увеличивается,  количество жалоб тоже пропорционально возрастает. Все говорят, администрация нам еще должна, оказывается. Потому что людей никто не учил ни на ГПЗ, ни в Ахунах брать на себя ответственность. Создать чат, это еще не ответственность  — либо чат умрет, либо его захватят тролли, либо там появятся два- три лидера, которые на этом сделают себе политическую карьеру. Так было в Москве.

 Вопрос не в том, создаются ли чаты, а в том, как они создаются. На  ГПЗ  нужно место для живых встреч сообщества, потому что без живых пространств, онлайн история не летит. Если все встречаются в онлайне, то качество проектов очень низкое.  Для любой встречи нужен модератор, флипчарт, регулярность встреч, какие-то компетенции. Нужны специалисты. Но то, что чаты пошли, это хорошо, плохо, что, боюсь, что все это закончится, будет политизировано и эта история слетит, — выразил мнение Мурунов.

 В истории с районными сообществами интересен пример Беларуси, говорит спикер. Так, Минск поделился на безумное количество местных районов. И подъезд, и двор оказались формирующими сообществами.   

— Ко мне люди обращаются, Свят, что делать нам, мы хотим, что-то созидать, но не хотим получить дубинкой по лицу ни за что.  Дальше двора ступать некуда, но там сейчас объединиться сложно, потому что сейчас если люди выходят во двор попить чай, поговорить про политику, туда сразу приезжает ОМОН. Если проходит субботник, ОМОН ходит рядом, но не помогает им. 

  У нас еще есть люфт, чтобы встретиться во дворе с флипчартом, спроектировать какой-то дворик, построить его и выдохнуть, что мы не враги друг другу. 

 Белорусы сейчас вынуждены формировать сообщества в условиях давления и очень пристального внимания со стороны государства.  А у нас еще действует программа «Комфортная городская среда», — отмечает Мурунов. 

 Святослав поделился, что с белорусами сейчас обсуждает, как  местному сообществу одного района скооперироваться и открыть собственный магазин. То есть эта торговая точка не будет принадлежать предпринимателю или кому-то еще, а местному сообществу. Это делается для того, чтобы настроить ассортимент, и чтобы люди не волновались на случай, если вдруг пропадет еда. Обсуждается и открытие дополнительного образования на районе, чтобы не зависеть от школ, колледжей и университетов.   

На вопрос, а как у нас будут реагировать правоохранительные органы, если у нас люди начнут объединяться, Святослав Мурунов ответил так:

«Речь не о лидерах, а о том, чтобы любой человек мог взять на себя ответственность — за создание чатика, за встречу. Проблема  ключевая постсоветского общества не в том, что у нас лидеры  какие-то не такие, а в том, что мы не умеем договариваться между собой. 

Мы бы давно могли договориться, чтобы у нас  в городском совете депутатов были представители от всех групп, и у нас бы основная политика была в городской думе. Были б там экологи, активисты, правозащитники, давно за 3-4 года научились бы разговаривать — жестко, но без перехода на личности. 

Понятно, что муниципалитет — заложник всей этой истории, но у него есть люфт развития. У него есть федеральные программы, за которые нужно отчитываться, и он на земле. Силовики в этом плане будут делиться на тех, кто будет понимать, что происходит, и на тех, кто будет выслуживать себе звездочки.   

 У нас нет до сих пор проектов, чтобы сообщество скинулось и организовало общественную библиотеку, школу. Это то, что было до революции в России.  Большую часть общественных институтов создавали либо меценаты, либо земства, либо гильдии предпринимателей. Это нормальная история. Мы делаем сами для себя».  

 Продолжение следует…

Комментарии: {{ appData.total }}

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь и оставьте комментарий первым! Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии!
  • {{ item.user.title }}

    {{ item.comment }}

Похожие статьи