image image image image image
Смерть РФ в прямом эфире
Сергей Беседин
Сергей Беседин

Последние дни мы наблюдаем за смертью Российской Федерации, так сказать, в режиме реального времени. Нет, речь не идёт о том, что Россия неожиданно провалится в тартарары или, как в том анекдоте, целиком эмигрирует, забыв погасить свет в Шереметьево.

Скорее о том, что в этом словосочетании  — Российская Федерация — второе слово становится абсолютно излишним. Тем более, если сравнить нашу страну с процветающими державами, которые имеют действительно полноценное федеративное устройство — США, Канадой, Германией, Швейцарией, Бельгией, Арабскими Эмиратами. Какая, нафиг, федерация, если губернаторы и мэры назначаются президентом в ручном режиме? Если Путин вынужден заниматься (или, по крайней мере, делать вид во время прямой линии, что занимается) каждой разрушенной школой, каждым протекающим унитазом и каждой задержкой зарплаты? Получается, по словам спикера Думы Володина, нет Путина — нет России. Кто же нам, бедолагам, починит канализацию и мэра назначит, если Владимир Владимирович скоропостижно и не приходя в сознание… это… ну, вы поняли.

Даже личный духовник президента Тихон (Шевкунов) и тот пару дней назад во время интервью то ли проговорился, то ли поделился личной болью: 

«При Путине произошел подъем России на международном уровне. И это сформировало человека, поэтому многие смотрят и говорят: «А кто еще такой, кто может вот так же работать на международном уровне? Кто может еще внутри сдерживать?» Но это и наша проблема, человек не бессмертен».

Знакомая песня, правда? Когда умер один картавый мечтатель, тоже казалось, что земля налетела на небесную ось. Народ рвал на себе волосы от отчаяния, поэты сочиняли жалостные баллады. Вот, например, Михаил Светлов, человек и пароход, разразился таким стихом:

Сухие улицы заполнены тоской,

И боль домов и боль людей огромна...

У нас на нашей стройке заводской

Упала самая большая домна.

 

Но красных кирпичей тяжелые куски

Мы унесем с собой, чтобы носить их вечно,

Хоть больше в наших топках не зажечь нам

Ленина потухшие зрачки.

Хоть домна и упала, а у Ленина потухли зрачки, ничего сверхъестественного не произошло. Страна продолжала жить дальше, хотя и хреново. Тридцать лет спустя, когда сыграл в ящик усатый отец народов, друг детей и физкультурников, истерика была ещё сильнее. Народу подавили на похоронах что на твоей Ходынке. 

И ничего — прожили без усача. 

Я сейчас скажу вам крамольную вещь: без Путина тоже проживем. Возможно, даже лучше, нежели с ним. Так что Володин и Шевкунов зря сокрушаются. А вот в режиме ручного управления нам будет тяжеленько. Особенно когда наш Акелла будет дряхлеть и все чаще промахиваться.

Добить Российскую Федерацию решили законом Клишаса-Крашенинникова, который призван отобрать у регионов последние крупицы автономии, а заодно показать провинциальному люду, где его место и куда он может засунуть своё мнение. Так, согласно новому закону, президент, отправляя в отставку губернаторов, теперь может не пояснять холопам, за что именно он это делает. По тому же закону можно произвольно отбирать законодательные и исполнительские функции у регионов и передавать их центральным органам власти, попирая само понятие федерализма. И так далее, и тому подобное…

Как выразилась «Новая газета», закон Клишаса и Крашенинникова пытается отменить принцип Эшби: разнообразие управляющей системы должно быть не меньше разнообразия управляемого объекта.

Кстати, уже сейчас система управления Россией слишком громоздка и избыточна. Чего стоит один нелепый институт полномочных представителей президента? Я живу в столице Сибирского федерального округа, и у нас последние полгода вообще не было полпреда. Предыдущий — вице-адмирал Сергей Меняйло, человек с лицом, будто вырубленным из цельной колоды — прибыл в Новосибирск из солнечного Севастополя, продержался в нашем холоде чуть более четырёх лет и уехал возглавлять такую же солнечную Осетию. Вот такое произошло, извините за каламбур, меняйло рабочего места. 

И что? И ничего! Только пробки исчезли на магистральных улицах, по которым своим кортежем проносился вице-адмирал без флотилии. На его место, правда, на днях все-таки нашли замену — бывшего чекиста Серышева, человека с ещё более пугающей внешностью, но что-то подсказывает: толку от него будет тоже как от козла молока. 

А теперь я обращусь прямо к российскому президенту. Это несложно и безопасно, учитывая, что эти строки он все равно никогда не прочтёт. Владимир Владимирович! Вы уж извините, но у вас болезненное, гипертрофированное желание все контролировать. Как у вашей крестницы Ксении Собчак, которая в интервью призналась, что контролирует даже своих водителей, подсказывая им, по какой полосе и с какой скоростью ехать.

Ну и что? Чем хорошим закончились ее подсказки? 

Вот и вы — буквально душите страну в своих объятиях боа-констриктора. Лучше взгляните на самую богатую, самую спокойную и процветающую страну мира, Швейцарию. Она организована как раз на федеративных принципах. Уже более семисот лет. На крохотной территории проживают четыре народа: французы, немцы, итальянцы и романши. Они и друг друга-то зачастую не понимают. У них разные законы, разный менталитет, разный уровень жизни. Как кто-то метко сказал, Швейцария — это шмель, который по всем законам аэродинамики летать не может, и все же летает.

Почему? Потому что центр достаточно умён, чтобы верить в самостоятельность и сообразительность людей на местах. И потому, что власть уважает мнение народа. 

Пример? Вот вам пример. Закон о выплате материнского пособия (Mutterschaftversicherung) принимался в Швейцарии в течение 60 лет. С 1945 по 2005. Будь жив Задорнов, он бы сейчас захохотал: ну тупыыые! Шестьдесят лет обсуждать один закон. Но это потому, что закон прошёл девять стадий: инициативную, проектную, стадию общественного обсуждения, послания правительства, парламентских комиссий, правительственных диспутов, консультации в палатах, вступления в силу и общественного референдума, на котором всю эту волынку могут и отменить. 

Зато получившийся закон — абсолютный консенсус власти и народа.

Сравните с нашим бешеным принтером, Владимир Владимирович. Вашему преемнику придётся долго разбирать всю ту дичь, которую наворотила ваша Дума. А теперь эти 450, мягко говоря, странных и неадекватных людей плюс четыреста пятьдесят первый в вашем лице будут ещё и решать, как жить каждому уголку нашей родины — от Сызрани до далекого мыса Провидения. 

Владимир Владимирович, ослабьте уже хватку, а?

Источник фото: Сергей Ёлкин, соцсети

Похожие статьи