image image image image
Станислав Блинов: «Администрация и общественники должны сообща разработать единый дизайн-код Пензы»
Мария Сайганова
Мария Сайганова

В последних числах декабря произошло событие малозаметное для большинства пензенцев, но, безусловно, важное для тех, кто желает, чтобы исторический облик Пензы был сохранен и при этом менялся в лучшую сторону. В областном центре возродили региональное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). О первостепенных задачах, которые сейчас стоят перед организацией, проблемных объектах, а также о том, чему стоит поучиться пензенцам у древних римлян, мы узнали у председателя регионального отделения организации Станислава Блинова. 

— Станислав, расскажите, когда упразднили пензенское реготделение ВООПИиК и почему решили его возродить сейчас?

— Согласно реестру юридических лиц, в 2012 году организация прекратила свое существование. Заместителем председателя являлась Ведяева Наталья Анатольевна. Что интересно, каких-либо сведений о пензенском отделении в Москве нет, кроме одного отчета, который даже не подписан.  Почему оно перестало существовать,  этого мы не знаем.

Почему решили воссоздать? Возник общественный интерес. Местный активист Михаил Кириков, который сейчас является заместителем председателя пензенского отделения ВООПИиК, познакомился на градозащитном съезде в Саратове с московскими членами Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, и у них возникла идея открыть филиал в Пензе. 

Теперь мы стали частью большой команды — по всей стране насчитывается 60 отделений.

— Какие сейчас стоят первоочередные задачи перед вами?

— Мы планируем выявлять новые объекты культурного наследия (ОКН), постараемся привлечь к этой процедуре выявления столичных экспертов,  будем вести работу по сохранению существующих памятников, и  в этом направлении взаимодействовать с органами власти. Мы уже подали заявку на включение в перечень выявленных объектов культурного наследия дома по ул. Чкалова, 14 в Комитет Пензенской области по охране памятников истории и культуры. Планируем создать удобный сайт-карту с ОКН и охранными зонами.

 Но, конечно же, сначала нам нужно сформировать численность нашей команды, ведь многие наши жители даже не знают, что в Пензе есть вообще какие-то объекты культурного наследия, хотя в центре Пензы они на каждом шагу. Чем больше будет людей, тем больше будет интереса у горожан к этой теме. К концу года, думаю, основной костяк организации  мы сформируем.

— По каким памятникам Пензы вопрос стоит сейчас очень остро и требует немедленного вмешательства?

— Для меня лично — это ахунские терема. Именно с них я начал свою градозащитную деятельность.  В 2017-м году территорию санатория им. Володарского  в Ахунах огородили от любопытных глаз профнастилом.  И знаменитые ахунские терема — прекрасные образцы деревянного зодчества нач. ХХ века теперь могут видеть только сотрудники санатория.  Видимо, это было сделано не зря.

 На данный момент эти три терема являются выявленными объектами культурного наследия. Сносить их нельзя. Чтобы присвоить им окончательный статус памятников, необходимо провести государственную историко-культурную экспертизу.

Как мне сообщила председатель Комитета Пензенской области по охране памятников истории и культуры Светлана Оникиенко, она направила запрос о выделении средств на проведение данной экспертизы. Надеюсь, что скоро терема по праву будут включены в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

К сожалению, сейчас у зданий протекает крыша, что критично для деревянных строений. Прошлой осенью я обратился в прокуратуру, чтобы проверили содержание этих объектов. По результатам выявили нарушение, и администрации санатория было предписано провести противоаварийные работы. Но потом началась пандемия, и вышло постановление премьер-министра Михаила Мишустина, согласно которому проверять юрлиц можно только в ситуациях, угрожающих жизни или здоровью граждан.

По словам Светланы Борисовны, санаторий к ней даже не обратился за документацией. В августе я осматривал терема, никаких признаков работ  не увидел, хотя считаю, что элементарно накрыть крышу пленкой перед осенне-летним сезоном можно было бы даже в пандемию.

Надеюсь, в этом году дело сдвинется с мертвой точки. На мой взгляд, проблема стоит остро, потому что ахунские терема — одни из немногих деревянных памятников, которые находятся в живописном месте, и  оказались просто заброшены администрацией санатория, они никому не нужны, их просто спрятали за этим забором, а люди проходят мимо и даже не догадываются, что за ним скрывается. 

— Как вы оцениваете сейчас внешний облик города? Можете ли сказать, что его вид вас удручает?

— Конечно, внешний облик очень плохой, даже если сравнивать с советским прошлым. Никакого прогресса мы не совершили, просто произошла деградация.

Нет единого стиля. Каждый арендатор лепит свои вывески, красит фасад в цвет, который нравится ему. А уж если в здании несколько арендаторов, то весь фасад в каких-то заплатках, все это выглядит ужасно неухожено. Ощущение такое, что просто нет порядка, системы, единой воли. 

Еще удручают заборы из профнастила, которые находятся в охранных зонах памятников — например, около гимназии №1, на ул. Кирова. Так они еще собственниками содержатся в ненадлежащем состоянии, их местные «художники» разрисовывают граффити.

Другая  проблема — в исторические здания в центре Пензы собственники вставляют дешевые пластиковые входные группы, то же самое и с окнами. Окна устанавливаются с глухой створкой, и это визуально перекашивает фасад. Собственники не понимают, что владея историческим зданием, нужно соблюдать определенный стиль. Расстекловка окна — такая же часть архитектуры здания, как и все остальное. Создается впечатление интеллектуального и эстетического обнищания общества.
Кроме того, стеклопакеты могут негативно влиять на микроклимат в старом здании и способствовать его постепенному разрушению.

Каждому человеку приятнее находиться в единой визуальной среде, не кричащей, в выдержанном гармоничном едином стиле. Есть точечные проекты благоустройства, иногда спорные, прямо скажем, как кентавр, который поселился в трех охранных зонах ОКН (Московская, 39, Горького, 37 и Кирова, 49), но нет шажков, чтобы визуальный облик зданий привести к благородному виду, который бы наводил человека на какие-то размышления о прошлом, прекрасном. Пока этого нет.

— Как это исправить?

— Наверно, это зависит от администрации Пензы, которая должна ввести адекватный, единый дизайн-код. У нас уже существуют защитные зоны объектов культурного наследия,  в которых регламентированы правила размещения вывесок, рекламы, но почему-то они не выполняются.

Сами собственники должны понимать, что им доверили культурное наследие, и они должны его оберегать. Сейчас реклама переходит в интернет, и я считаю, что у коммерсантов нет особой необходимости в том, чтобы делать вывеску ярче, чем у соседа. Этими вопросами должна заниматься администрация, но и общественников тоже нужно привлекать к разработке дизайн-кода, входных групп, цветовых решений, а изменения фасада зданий, построенных до хрущевского постановления об «излишествах», нужно запретить. 

— Кстати, про изменение фасада. Чем закончилась и закончилась ли история с домом на Московской, 105?

— Комитет Пензенской области по охране памятников истории и культуры из-за ситуации с коронавирусом проверку провести не может.  Они обратились в Госжилстройтехинспекцию, чтобы те разобрались в ситуации и дали ответ, что же там на самом деле происходит.  Реконструкция там разрешена, но с сохранением габаритов и деталей фасада.

А мы видим, что историческую кладку рабочие сбили, а в новогодние праздники надстройка становится все выше и выше. В Госжилстройтехинспекции сказали, что на момент проверки все работы соответствуют проекту (с ним нас не ознакомили) и назвали «восстановительным ремонтом» снос всех внутренних перегородок, повышение уровня второго этажа, рост высоты наружных стен. Согласно акту проверки, который нам предоставили, выполняемые работы в рамках предоставленной проектной документации, не влекут за собой изменение параметров здания. Самого проекта, повторюсь, мы не видели, да и нет у нас полномочий его требовать. Инспектор предложил нам писать новые обращения, если облик здания будет нарушаться.

На момент проведения проверки там уже было надстроено несколько рядов кирпича с уродливыми маленькими окошками, это прекрасно видно. Нам удалось выяснить, что здание хотел приобрести сначала другой собственник, но отказался, т. к. нужно было реставрировать кладку, проводить инъектирование. Нынешний владелец решил пойти своим путем.

В итоге Михаил Кириков был вынужден отправить исковое заявление в Железнодорожный суд Пензы с главным требованием — вернуть прежний вид дому на ул. Московской, 105. Мы будем продолжать борьбу за эту здание. Его судьба покажет — функционируют у нас в городе охранные зоны объектов культурного наследия или нет.

Примечание:

Если дом по Московской, 105 находится в охранной зоне, то дома по Московской, которые находятся между Суворова и Бакунина, попадают в Зону регулируемой застройки. В ней запрещается:

«2. Применение диссонансных объемно-пространственных и архитектурных решений, выраженных чрезмерно активным силуэтом и использованием цветовых решений максимальной насыщенности.

3. Применение для отделки фасадов железобетонных, композитных и иных панелей, бетонных блоков, шлакоблоков и прочих материалов, не свойственных исторической застройке квартала.

5. Установка вышек сотовой связи и базовых станций.

Разрешается:

11. Установка на фасадах информационных конструкций (вывесок) не ниже верхней отметки окон первого и не выше нижней отметки окон второго этажа высотой не более 0,6 м в виде отдельных букв и знаков и без использования открытого способа свечения.

13. Организация входных групп (крылец, навесов) в помещения первых этажей в соответствии с единым архитектурным решением фасадов и обеспечивающих безопасное и комфортное передвижение пешеходов по тротуарам».

Что мы имеем на практике, видно на этом фото (автор — зам. председателя М. Кириков):

Следить за этим должна администрация.

— Андрей Лузгин на пресс-конференции сказал, что у администрации нет ресурсов на восстановление исторических объектов и нет понимания, как использовать восстановленные здания для муниципальных нужд. Как вы прокомментируете слова мэра?

— Проблема действительно есть. Потому что все работы с объектами культурного наследия может выполнять только аттестованная организация. И это все раздувает прайс в несколько раз. Арендаторы, бизнесмены не стремятся брать в аренду эти здания. С другой стороны, мы должны эти объекты беречь.

На этой пресс-конференции  Лузгин также говорил о том, что мы можем попытаться признать исторический центр Пензы — историческим поселением, чтобы сохранить дома. Но по его словам, это остановит развитие центра. 

 Я бы многое хотел сказать по поводу этого так называемого «развития». На самом деле, установление границ исторического центра было введено еще Решением пензенского исполкома от 13 октября 1987 г. №434. В то время застройка города велась на основе чёткого планирования, профессионализма и не подчинялась хотелкам застройщиков. Тогда  администрация не посчитала ограничение застройки центра остановкой развития города. Сейчас центр застраивается хаотично. Далеко ходить не надо.  Мы видим, как  на ул. Кирова возводится стеклянное офисное здание, на  ул. Гладкова уродливая башня парковки, которую, в конечном итоге, думаю, нашим потомкам придется сносить, потому что личный автомобиль уйдет в прошлое.  На ул. Московской многоэтажка построена изначально выше, чем планировалось, и из-за этого закрыт вид на собор.

 По сути, центр уже застроен, остались одни клочки земли. Люди живут в ситуации нестабильности. Сегодня у них есть двор, а завтра к ним могут прийти и начать что-то строить. Консервация центра могла бы стать важным фактором стабильности, о которой много говорится.

«Развитие» центра, застройка офисными помещениями приводит к тому, что, да, исторические здания становятся не нужны.

Если бы новостроек было бы меньше, то люди снимали бы офисы в исторических зданиях, и это бы было решением проблемы их использования.

То, что в администрации называют «развитием», на самом деле просто изменение. Они подменяют понятия. Развитие подразумевает под собой изменение качества жизни в лучшую сторону, разумеется. Сохранение исторического центра с комфортной психологическималоэтажной застройкой, которая эстетически привлекательна.

 Но пока, к сожалению, чиновники понимают развитие не в культурном, а только в экономическом смысле.  Но нельзя все только сводить к интересам бизнеса. К культуре это отношения не имеет. Можно привести такой пример: на старых, технически несовершенных патефонных пластинках мы слышим Карузо и Лемешева, а в новых устройствах, идеально передающих звук — Моргенштерна и Монеточку.

На самом деле, никакие деньги не помогут, если нет культуры, потому что культура — это всеобъемлющий принцип, охватывающий все сферы жизни. Это и культура вождения, ведущая к снижению ДТП, и культура производства, ведущая к созданию конкурентоспособной продукции и, например, культура на железнодорожных путях. Сохранение исторического центра, безусловно, вносит свой вклад в формирование общей культурной атмосферы.

Может быть, и стоит рассмотреть вариант с признанием исторического центра Пензы — историческим поселением. Тем более что на эти цели выделяются федеральные деньги. Это может сработать. Экономическая  составляющая будет, и люди будут уверены, что центр города таким и останется, никто его не тронет. Все равно мы видим, что общество остро реагирует на снос, на варварское изменение исторических зданий, и этих конфликтов становится все больше. Использование зданий это проблема, но нужно искать варианты, а не идти по легкому пути сноса.

Границы исторического поселения у себя ввел, например, такой динамично развивающийся город, как Казань.

— Вы будете следить не только за памятниками в Пензе, но и по области. Какие региональные объекты требуют пристального внимания?

— Этим направлением будет заниматься мой заместитель Михаил Кириков. В Пензенской области много населенных пунктов, которые когда-то носили статус уездных городов и в которых сохранились целые улицы с исторической застройкой. Это и Кузнецк, и Сердобск, и Мокшан. Особое внимание нужно обратить на памятники, которые в силу того, что учреждения, которые в них располагаются, съезжают, в дальнейшем становятся бесхозными. Их никто не охраняет и они подвергаются мародерству, как например, школа в селе Проказна (в прошлом усадьба) и некоторые другие объекты. Важны так же объекты, связанные с войной. Мы уже трагически потеряли здание эвакуационного госпиталя в Ахунах. Оно не стояло на охране, было продано частнику вместе с санаторием им. Кирова. 9 мая 2017 года там произошел пожар, а потом здание снесли.

— На какие средства будет существовать ваша организация?

—  Наша организация пока особых средств не требует. Пока мы юрлицо не образовали, и  год решили поработать как общественная организация.  Затем подумаем о членских взносах. В центральное отделение люди совершают пожертвования, если пензенцев эта тема заинтересует, то, возможно, даже удастся средства на восстановление каких-то памятников собрать.

— Какой город России, а может в мире, вы считаете лучшим в плане сохранения исторических зданий. Возможно, опыт этого города можно перенести и на пензенскую землю?

— Если говорить о России, то, например, в Томске сохраняются сотни деревянных домов, причем без наделения их охранным статусом ОКН, то есть собственники вполне свободно могут проводить ремонт. В Пензе тоже нужно вводить понятие ценных градоформирующих объектов, которые нельзя сносить.

А если брать город в мире, я считаю, что это Рим. Там и античность сохранилась, и здания эпохи Возрождения. Конечно, в 30-е годы там тоже были  масштабные сносы.  Но та застройка, которая была при Муссолини  сделана, она достаточно органично вписалась в облик города, все эстетично.

 Одна из главных улиц Рима — Виа делла Кончилиационе — спроектирована в качестве главной дороги к площади Святого Петра в ходе муссолиниевской перепланировки Рима в 1936 году

Но опыт Рима для Пензы, конечно, использовать не получится, масштабы несопоставимы. Я читал, что Пенза стоит на семи холмах, правда, поименно нигде мне не удалось этого найти, но такая легенда есть. Может быть, Пенза — это маленький Рим? И в чем-то мы можем славу Рима повторить? Возможно, жителям Пензы стоит обратиться к эпохе древнего Рима, когда он не был развращен богатством, когда римляне готовы были всем пожертвовать ради своего Отечества, были дисциплинированными и твердыми, непримиримыми к врагам Родины, Думаю, что эти качества мы, пензенцы, могли бы у них перенять. Конечно, были в античности и известные темные стороны — языческие нравы, рабство и т. д. — все это нужно изучать и делать выводы.

 Фото из архива «Пенза-Онлайн», из личного архива Станислава Блинова, Михаила Кирикова, Елены Котовой (Санкт-Петербург), https://vk.com/voopik_pnz

Похожие статьи