Мария Львова-Белова — сенатор и неравнодушный человек!
Мария Сайганова
Мария Сайганова

От редакции

Последнее время складывается ощущение, что чиновники, занимающие высокие посты, по всей видимости, полагают, что в публичном пространстве они могут говорить все, что угодно, наивно рассчитывая, что у представителей СМИ имеется внутренний цензор, который отфильтрует весь произнесенный из их уст бред, и сделает, как говорится, из говна конфетку и не выставит «слугу народа» идиотом (-кой). Увы.  Порой, даже у самых терпеливых сдают нервы. Но с Марией Львовой- Беловой такого ощущения не складывается, на формальном в общем-то мероприятии мы увидели живого и неравнодушного человека. 

В минувшую субботу в Пензе прошло, казалось бы, ничем не примечательное событие. Речь идет об отраслевой стратегической сессии по обсуждению программы развития Пензенской области до 2035 года.

В Доме офицеров собрались чиновники, представители СМИ, чтобы поговорить за «государственное управление и открытость власти». Ожидалось, что сие мероприятие посетит и врио губернатора Олег Мельниченко, однако, наверное, в тот день у него нашлись дела и поважнее. Понимаем.

 А зря.

Ключевым оратором этой самой сессии стала бывшая общественница, а ныне видный политический деятель — сенатор Совета Федерации Мария Львова- Белова. Собственно, сложилось впечатление, что сама сессия затевалась только ради выступления Марии Алексеевны.

Остановимся на самых ярких ее высказываниях. Сенатор начала с того, что чиновницей является всего лишь год, и, по ее признанию, она попала в среду, которая раньше была ей не свойственна, а потому ей важно обсудить моменты, которые «идут вразрез с внутренним миром и нуждаются в проработке».   

 «На любой должности можно что-то делать, теперь я это знаю» 

«Я была долгое время общественницей. Кто не знает, я долгое время возглавляла НКО «Квартал Луи», и благодаря своим проектам, победой на конкурсе «Лидеры России», стала сенатором Совета Федерации. Сейчас я являюсь членом комитета по социальной политике и занимаюсь социальной сферой. 

 Будучи общественницей, моей ключевой задачей была некая искренность, открытость максимальная, потому что когда люди тебе не доверяют,  тогда они не жертвуют деньги на твои проекты, тогда  чиновники не поддерживают тебя, потому что понимают, что то, что ты делаешь, скорее всего, имеет личную выгоду. И поэтому вот эти свои главные принципы, которыми я руководствовалась на протяжении долгих лет, я перенесла их в свою чиновничью деятельность»

Далее Мария Алексеевна назвала те моменты, над которыми чиновникам, по ее мнению, нужно работать, общаясь с людьми. Начала с правового просвещения. 

«Многие из вас общались с людьми, выходили в открытое поле, встречались с избирателями и работали с населением. И вот с чем сталкивается мы постоянно. С тем, что люди не знают, кто такие сенаторы, министры, зампреды правительства, какие ресурсы у них есть, что они вообще могут.

 Нам необходимо про это рассказывать, рассказывать честно. Когда ты приходишь, не надо давать ложных обещаний и говорить о том, что я все могу. Да нет, я ничего не могу, я — законодательная власть, у меня нет ресурсов, нет инструментов.

Не надо делать из себя мыльных пузырей, которые  по факту обещают, но при этом не делают. Мне кажется, это такая ключевая задача, такое правовое просвещение людей, когда мы рассказываем. Мне в соцсетях пишут разные комментарии. Встречается как «Ты ж сенатор, ты все можешь», так и в стиле «А что вы можете, вы номинальный орган, вы там сидите, за вас уже все решили». 

 На самом  деле, на любой должности можно что-то делать, теперь я точно это знаю, и мне кажется, что об этом людям  нужно тоже говорить». 

«Почему мы надеваем маску и не можем быть настоящими?» 

Далее Мария Львова-Белова проинформировала всех пригнанных приглашенных  на стратегическую сессию, что она перед этой самой встречей прочитала концепцию открытости федеральных органов  исполнительной власти, принятую в 2014 году Дмитрием Анатольевичем Медведевым. 

«Сегодня очень большой запрос на искренность, открытость, честность. Этого у нас очень не хватает, ты общаешься с людьми в рамках их профессии и потом за ее пределами,  и это два разных человека. Я не понимаю, почему так. Почему мы надеваем на себя маску и не можем настоящими, пока мы принимаем законы, реализуем программы  и работаем на благо наших людей. 

В концепции, которую я прочитала, очень важная роль уделяется сотрудничеству с бизнесом, обществом, но, мне кажется, оно немножко номинальным». 

 Я проехала по регионам со стратегическими сессиями,  и на них мы общались с людьми по разным темам (образование, медицина, социалка) Обсуждали,  как улучшить жизнь в своем районе и в области в целом.

 И вот во время сессий люди говорили, о том, что они чувствуют, что от них все зависит, а уже в кулуарах я слышала совсем другое: «Да от нас ничего уже не зависит, все уже давно принято, решено, и мы здесь какие-то пешки, которые пытаются эту картинку создать». 

О бюрократии 

«Приходит запрос от граждан,  мы пишем огромную стопку бумаг в прокуратуру,  министерства, в исполнительную власть, понимая, что людям 100% не помогут. Потому что это не в их компетенции. Когда я была общественницей, то думала: «Да что ж такое происходит, почему вы не можете решить обычную проблему, там же просто росчерком пера это можно сделать. А когда ты попадаешь в систему,  ты понимаешь, что никакого росчерка пера нет – есть прокуратура, следком, межведомственные взаимодействия, регламент, законы, даже самую простую задачу зачастую решить не получается».


«Пять раз в неделю позвонишь людям, и у них появится ощущение, что их слышат» 

Затем сенатор рассказала о внутренней кухне своего обучения в президентском кадровом резерве и о тех уроках, которые приобрела от старших коллег по цеху.

«В силу своего обучения я часто виделась с Сергеем Владиленовичем Кириенко (Первый зам руководителя администрации президента — Прим. Ред.). Это потрясающий человек, он очень многому научил меня. Он говорил: 

«Слушай, вот что мешает вам, и я губернаторам всем это рекомендую, раз в неделю просто прозванивать тех людей, от которых поступил запрос к вам. Ты звонишь, и спрашиваешь: «Здравствуйте, Тамара  Михайловна, я  — Мария Алексеевна, сенатор СовФеда, вот от вас поступил запрос, давайте с вами поговорим».

И вот поверь мне, пять раз в неделю ты позвонишь, сарафанное радио разнесло, и у людей появляется ощущение, что их слышат, что им звонят и пытаются решить эту проблему. В этом ничего сложного».

Для  меня это стало уроком, и я стала проводить приемы граждан, хотя в силу моего статуса это необязательно делать». 

Затем сенатор привела несколько примеров проблем людей, которые она помогает решить. Вот один из них.  

«Пришла ко мне мама с шестью детьми, которая проживает  в 12-метровой комнате с тараканами. Нормальная адекватная мама. Знаете с чем пришла? Не с тем чтобы денег дали. Она попросила, чтобы от нее отстала социальная служба,  потому что она устала от нее отбиваться. Ей говорили, что она неблагополучная  и грозились отобрать детей. А мама-то нормальная.  И ничего, сейчас мы ей сняли двухкомнатную квартиру, решаем вопрос с дальнейшим ее жильем».

О преемственности

«У нас есть открытость власти, мы готовы принять свеженьких, хорошеньких. Но рядом со мной сидел глава района, который просто черным взглядом  смотрел на всех чиновников своих, которые подали заявку на этот конкурс (имеется в виду кадровый проект «Пензенская область — регион возможностей» — Прим. Ред.), и я понимаю, почему так происходит, потому что он боится, что они могут занять его место. Мы понимаем, что у нас нет преемственности, мы понимаем, что мы сидим, и завтра мы уйдем, и послезавтра — после нас хоть трава не расти». 

Похожие статьи