image image image image
Куда прыгнула кошка?
Сергей Беседин
Сергей Беседин

Завкафедрой журналистского факультета Пензенского университета Екатерина Рева запретила своим студентам проходить практику на нашем портале «Пенза-Онлайн». Причина столь же забавная, сколь и примитивная: мы являемся якобы оппозиционным сайтом, который вставляет палки в колёса действующей власти.

Дорогая Екатерина Константиновна! Разрешите немного прояснить ситуацию. Мы - не оппозиционный сайт и не провластный. Мы - просто портал здравого смысла (может, это и нескромно, но очень хотелось бы соответствовать). Вообще, давайте разберёмся, что такое оппозиционное СМИ? Возьмём, например, старейшую американскую газету (у неё 18 сентября был  юбилей, 170 лет) New York Times. Ее слоган - «Все новости, достойные печати». Все! А не только те, которые выставляют действующего президента и администрацию в хорошем или плохом свете. Читатели и сами зачастую не понимают, какая направленность у NYT. 40 процентов считают ее либеральной. 11 - консервативной, 20 - не имеющей политической окраски. А самое популярное немецкое издание Frankfurter Allgemeine? А датская Jyllands Posten? Они - какие?

Да просто увлекательные, информативные и разносторонние. Тяготеющие к объективности, а не к историям про распятых мальчиков и жареных снегирей. Журналистика, она, Екатерина Константиновна, бывает не оппозиционной и патриотической, а просто интересной или скучной. Хорошей или скверной. Оригинальной или преисполненной штампов. Странно, что я, ни дня не учившиеся на журфаке (но, тем не менее, 25 лет журналистике отдавший), рассказываю этом вам, завкафедрой и доктору наук.

Если вы повнимательнее изучите наш сайт, то увидите, что за последние полгода мы неоднократно хвалили Олега Мельниченко. И неоднократно ругали. Но и хвалили и ругали - за дело, а не потому, что он губернатор и член партии «Единая Россия». Если уж говорить про нашу «оппозиционность», то и саму системную оппозицию мы критикуем нещадно - КПРФ за их замшелые взгляды, ЛДПР за то, что они из партии сделали инструмент для обналички, СРЗП - за дикую мешанину из популизма и агрессивных лозунгов. Журналистика, Екатерина Константиновна, это четвёртая власть. После законодательной, исполнительной и судебной. Власть, понимаете? А не служанка. И эти факты не я вам должен объяснять, а вы - своим первокурсникам.

А если мы бываем иногда слишком зубасты, то вспомните Оскара Уайльда: «Журналистика - это организованное злословие». Да, и кстати, возвращаясь к «Нью Йорк Таймс». Ее издатель Артур Сульцбергер часто повторял: «Мы, журналисты, говорим публике, куда прыгнула кошка. Дальше публика уже сама занимается кошкой». И не наша вина, что у нас, в новейшей истории России, вместо кошек - разжиревшие и наглые коты, которые тянут с общественного стола все, на что упадёт их взгляд.

И, с вашего позволения, ещё одна цитата, заключительная. Словенского писателя Жарко Петана. Он сказал: «Здоровое общество перенесет даже нездоровую критику». Если наше общество так сильно обижается на критику, может, оно и правда нездорово? Впрочем, ещё один знаменитый критик российского общества - Николай Гоголь, многократно запрещаемый и сокращаемый цензурой, по этому поводу придумал эпиграф к «Ревизору» - нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Кстати, ограничения на показ «Ревизора» - вы, возможно, это помните - снял лично Николай Первый, который на премьере хохотал от души и по окончании пьесы громогласно заявил: «Тут всем досталось, а больше всего – мне!» С тех пор до конца жизни Гоголь получал от Николая I финансовые субсидии, которые испрашивал для него Жуковский.

В чем-то нашим чиновникам стоило бы у него поучиться.

Похожие статьи