Расскажем о бизнесе Вакансия программиста
Краевед Игорь Шишкин о пензенском планетарии: «Невозможно реставрировать старое деревянное здание таким образом, как призывают те, кто сейчас кричит о его «варварском» сносе»
Мария Сайганова
Мария Сайганова

О сносе объекта культурного наследия — пензенского планетария не высказался только ленивый. Вчера залихватски и с матерком по этой теме прошелся блогер-урбанист Илья Варламов. Федеральные СМИ цитируют слова экспертов о том, что сравнивать с землей пензенский планетарий было недопустимо. В частности, приводят мнение зампредседателя Росрегионреставрации Татьяны Черняевой. Она назвала методы реставрации планетария вандальными, согласившись с членами пензенского отделения ВООПИК. 

Еще бы. Кадры с радующимися как дети строителями, после того как им удалось повалить одну из конструкций планетария, вызвали справедливое негодование у пензенцев, а когда в дело пошел бульдозер, и стало понятно, что от единственного деревянного планетария в России останется ровно нуль, ситуация накалилась до предела. 

Крайним во всей этой истории назначили Олега Ягова, которого, кстати говоря, неделю назад (простите за тавтологию) назначили первым зампредом правительства Пензенской области.

 Дело в том, что в начале этого года, когда стало известно о том, что здание планетария будут сносить, Олег Васильевич сказал, что планетарий сохранить невозможно. 

Процитируем слова Олега Ягова, сказанные нам в январе:

«Изначально мы говорили о том, что это здание невозможно сохранить по всем объективным причинам. Первое —  это фундамент — бутовый камень. Он разрушается, впитывает влагу. Там грунтовые воды и т. д. То есть его восстановить невозможно. Нужен новый фундамент, если мы хотим, чтобы планетарий прослужил еще хотя бы минимум сто лет. Нужен нормальный бетонный фундамент из современных материалов. Второй момент. Планетарий сделан из сруба. Когда проводили еще первые обследования, выяснили, что там огромный процент поражения короедами. Что касается фасада. Наружная обшивка вся деформировалась. Есть два варианта — взять эту доску и неизвестно что с ней сделать, либо приобрести и приспособить современную качественную доску, обработанную различными антикоррозийными и другими материалами. Возьмем купол здания. То же самое — все проржавело. Вот что с этим делать? Что, нужно сохранить это ржавое железо? Или все-таки новое мастерить, которое долго будет служить?».

 Правда, немного позже Олег Васильевич изменил свое мнение и заявил, что все-таки сноса не будет, а здание аккуратно демонтируют и повторно используют его пригодные части, объем которых, предварительно, составляет 30%. 

Тогда эти слова и успокоили градозащитников, но теперь понятно, что «реставрировать» объект планировалось по первому сценарию. Оценку произошедшему даст прокуратура.  Пока же в пензенских телеграм-каналах гадают, отстранят ли Олега Васильевича от должности или нет. 

Экспертное мнение краеведа 

По сносу пензенского планетария выразил мнение известный краевед Игорь Сергеевич Шишкин. Думаем, что с его взглядом будет интересно ознакомиться всем, кого не оставила равнодушным эта ситуация.  

«Критикам и противникам сноса здания обсерватории-планетария в Пензе.

Увидел в сетях ряд высказываний по поводу нашего планетария. И решил вставить своё слово. 

Друзья, давайте не будем жонглировать словами «восстановление», «реставрация» и прочими. Есть цель, думаю, что единая для всех противников в данной ситуации: видеть здание планетария на ТОМ ЖЕ месте в ТОМ ЖЕ виде. Так вот, я, много в своей жизни занимавшийся сохранением исторической памяти нашего города, хочу сказать следующее: невозможно реставрировать старое деревянное здание таким образом, как призывают те, кто сейчас кричит о его «варварском» сносе. Я полжизни прожил в деревянном доме, который был очень добротным, но после 30 лет стал рассыпаться. И это при том, что в нём постоянно жили люди и поддерживали его. Как реставрировать гнилые и изъеденные жучками доски? Менять их через одну? А перекрытия? А ступени? Тоже «через одну»? Можете гарантировать после такой «реставрации» их надёжность?

Практика «сохранения» подобных строений во многих российских городах говорит о другом. Даже в Малых Корелах под Архангельском, где собраны сотни (!) деревянных домов и построек с территории области, много домов, заново отстроены по старым образцам. Да и у нас в Пензе есть прекрасные образцы подобного сохранения: Дом народного творчества (практически заново отстроенный особняк), дома на Володарского, на Красной («Кадриль»). А барский дом в Тарханах? Мало того, что вновь был построен в 1939 году на месте сгоревшего, так ещё в 2000-м снесён по ветхости и построен вновь ещё раз! И что, кто-то сейчас поднимает крик, что это «ненастоящие гнилушки»?

Каменные строения, которые более стойки к течению времени, и те, практически, при восстановлении становятся «новоделами». Пензенские примеры — Дворянское собрание, дом Бадигина. А клуб Кирова, мой родной с самого моего детства, вся жизнь там? Снесён до основания и по чертежам воспроизведён с точностью. Плюс добавлены прекрасные подземные гардеробы и туалеты, чего не было.

Пример не пензенский, но известный всем. Дворец в Петергофе, от которого начинаются знаменитые фонтаны, был немцами разрушен ПОЛНОСТЬЮ. Посмотрите фото, там груды камней. И это сейчас — новодел, но кого-то это смущает? У кого-то убавляется восхищения при его виде? Наоборот, экскурсоводы с восторгом говорят о мастерстве наших реставраторов (а по сути, строителей-реставраторов).

Кстати, по планетарию, я всегда спрашиваю — а какой облик вы хотите сохранить? У меня несколько десятков фотографий здания от 1928-го года и до последнего времени. На протяжении всего этого времени даже внешний вид его ПОСТОЯННО МЕНЯЛСЯ в деталях!

Так вот, вернусь к той цели, которая у противников всё же одна: увидеть здание планетария на ТОМ ЖЕ месте в ТОМ ЖЕ виде. Я бы посоветовал тем, кто кричит по поводу сноса старого деревянного здания, которое НЕВОЗМОЖНО БЫЛО РЕАНИМИРОВАТЬ, подумать над тем, что я сказал. Воспроизведение планетария путем строительства нового здания в том же виде на том же месте — это реальное сохранение исторической памяти.

А крики вокруг дела, это, по моему мнению, просто, чтобы показать себя, что «вот мы боремся» с клятыми чиновниками».

«Планетарий — это вообще-то про космос»

 А вот как на эту ситуацию смотрит еще один небезызвестный в Пензе человек, продюсер фестиваля Jazz May Олег Рубцов. Своими мыслями он поделился на своей странице в Фейсбуке: 

«Я не комментирую ход работ, поскольку абсолютно ничего в этом не понимаю. Если нарушения и злоупотребления имели место, я всячески приветствую разбирательство по процедуре. Меня несколько смущает (точнее — раздражает, а если уж называть вещи своими именами, бесит), что дискуссия о планетарии ведется исключительно в разрезе сохранения архитектурного наследия. Создается впечатление, что планетарий городу не нужен в принципе. Важно исключительно здание планетария, построенное из доступных материалов большевиками сто лет назад. Категориями «астрономия», «просвещение», «научные изыскания» не оперирует никто. Общественность встала на дыбы, выступая за дальнейшую консервацию деревянного строения как элемента паркового ансамбля. Вы серьезно все? Когда я встречаю словосочетание «единственный в мире деревянный планетарий», меня передергивает. Это такой всемирно признанный архитектурный жанр, что ли? Есть какой-то общемировой фетиш размещать научные центры в избушках? Конкретный деревянный планетарий имеет какую-то общепризнанную культурную или архитектурную ценность? В чем она выражается? Это как с единственным в мире музеем одной картины. То, что стало безусловным прорывом в годы основания, давно превратилось в позорную, механически пестуемую архаику. Деревянные дома, наличники — совершенно другая история. Тут я готов апеллировать к важности сохранения исторического облика города. Но планетарий — это вообще-то про космос и научно-технический прогресс. Разумеется, все это неудивительно — за прошедшие годы город просто отвык от понятия «планетарий» и начисто забыл о его функционале». 

Как уже было сказано выше, оценку случившемуся дадут правоохранительные органы. Вся эта ситуация наглядно продемонстрировала, что чиновники не умеют вести диалог с общественностью. Чтобы не было скандала федерального масштаба, нужно было трубить во все колокола о том, что именно собираются делать на объекте, а не юлить, говоря сначала о сносе, потом брать свои слова назад, заигрывая с людьми. Должны были быть, в конце концов, публичные обсуждения, но этого не было, и таким макаром власть вырыла себе яму. В качестве утопического варианта возможно было бы воспроизвести из пресловутых уцелевших 30% бревен мини-копию деревянного планетария рядом с новоделом (Почему бы и нет?). Но теперь говорить об этом поздно.  

Пока чиновники не научатся разговаривать с народом, у Варламова и ему подобным всегда будет лишний повод хайпануть.

 В то же время, прежде чем назначать крайних и требовать показательных отставок, нужно спросить, а где были те самые градозащитники лет 10-15 назад, когда была реальная возможность сохранить планетарий. Здание так бы спокойненько и доживало (читай: догнивало) свой век, если бы вопрос о его судьбе не поднял пензенский школьник на прямой линии у президента.    

Впрочем, многие пензенцы сходятся во мнении, что уж лучше иметь современный, оборудованный всем необходимым РАБОТАЮЩИЙ планетарий, чем старое аварийное здание. Для таких учреждений самое главное — внутренняя начинка. Ну а власть должна не бояться говорить правду и отстаивать мнение профессионалов.

Похожие статьи