Расскажем о бизнесе Вакансия программиста
Борис Шигин. «Семнадцать мгновений «Суры»
Борис Шигин
Борис Шигин

В августе этого года пензенский литературный журнал «Сура» отметит своё 30-летие. На протяжении 17-ти лет из 29-ти (на сегодняшний день) им руководит Борис Шигин. На вопрос, что такое современная «Сура», он ответил сухой статистикой: это тысячи произведений авторов ста шестидесяти номеров журнала из двенадцати стран мира, семи республик и шестидесяти городов России. Только в прошлом году журнал представил своему читателю почти 100 новых имён! А вот как добиться такой впечатляющей «арифметики»? На этот вопрос, напомнив философский закон о том, что «количество всегда переходит в качество», главный редактор журнала, член Союза писателей России, Заслуженный работник культуры РФ решил ответить воспоминаниями, которые в шутку назвал «Семнадцать мгновений «Суры». Их мы и будем публиковать по четвергам в течение ближайших четырёх месяцев. Читайте, это интересно!

Мгновение первое. Новый поворот.

«Друзья мои читающие» — вот уже несколько лет обращаюсь я так к своим читателям в интернете, потому что мир давно уже раскололся на тех, кто читает и на тех, кто листает. Это в лучшем случае. Так вот, скажу, как в старом и бессмертном фильме: тот, кто не читает, может заняться своими домашними делами. Я же приглашаю к чтению тех, кто хочет что-то узнать о литературном журнале «Сура». Во всяком случае, о семнадцати последних его годах, которые пролетели для меня, как один миг. Собственно, отсюда и это полушутливое название. Почему полушутливое? Да потому что 17 лет в кресле главного редактора журнала — это, на самом деле, не шутки.

Стать главным редактором пензенского литературного журнала я и не мечтал, потому что безумно любил свою работу на телевидении, куда пришёл в 1976-ом году, и где прошёл путь от младшего редактора до главного. Но к 2003-му году положение на Пензенской студии телевидения стало очень тяжёлым: сменилось руководство компании, эфирное время таяло, стали закрываться авторские программы: «Пензенская энциклопедия», «Тарханы» с Тамарой Мельниковой», «В присутствии Пушкина», многие другие… Этого безобразия моё сердце не вынесло, и я ушёл. Культурная общественность Пензы отреагировала коллективным письмом в газете: мол, что будет с нашим телевидением, если закрывают такие программы и уходят такие журналисты?

Письмо это подписали тогда профессора К.Д. Вишневский и Н.М. Инюшкин, представители Фонда культуры, писатели, журналисты, многие известные люди нашего города. Но кто у нас слушает умных людей? Я ушёл. Ушёл в никуда. Просто сидел в домашнем кресле и тупо смотрел в стенку. Случилось это в конце апреля и продолжалось до тех пор, пока в начале лета не раздался звонок из Министерства культуры. По поручению министра Виктора Владимировича Огарёва звонила Татьяна Николаевна Садовникова, которая пригласила меня на собеседование. У меня есть своя версия того, почему не позвал на разговор сам Огарёв: думаю, он не верил, что я после успешной карьеры на ТВ соглашусь на такой поворот.

 Зарплата в библиотеке, куда собирались «сослать» журнал, который до этого был самостоятельным учреждением культуры, очень маленькая, губернатор на редакцию был зол и хотел журнал совсем закрыть. Кому нужны такие проблемы? Вот на таком фоне я совершенно неожиданно получил предложение стать главным редактором журнала «Сура». Впрочем, формальные основания для приглашения в литературный журнал были весьма веские: к тому времени я уже был автором нескольких книг и членом Союза писателей России. Итак, предложение Министерства культуры я получил, но сразу принять дела не согласился, потому что журнал в тот момент возглавлял Виктор Александрович Сидоренко. Как же я приду на «живое» место? Однако мне объяснили, что вопрос с Сидоренко будет в ближайшее время решён, так как назревает скандал, который может закончиться даже уголовным делом. Так позже и произошло. Не буду здесь вдаваться в подробности этих тяжёлых обстоятельств. Скажу лишь одно: предложение, которое стало для меня полной неожиданностью, я принял с большими сомнениями, а приступил к работе лишь первого сентября 2003-го года, когда все формальности были соблюдены.

Виктор Сидоренко, Лариса Яшина и Владимир Давыдов

Интересная, кстати, деталь: на следующее утро после моего визита в министерство раздался ещё один телефонный звонок. Виктор Сидоренко сообщил, что уходит с поста главного редактора журнала и в качестве преемника сам назвал моё имя. Здесь надо сказать, что долгие годы нас связывали довольно тёплые отношения. Не скрою, «Сура» в 90-е жила очень тяжело: плохо финансировалась, выходила не регулярно, теряла популярность… Виктор Александрович не раз обращался ко мне (как к журналисту) за помощью. Я помогал: делал репортажи, поднимал вопрос о поддержке журнала, при любом удобном случае приглашал главного редактора рассказать о проблемах издания на телевидение. Кроме того, уже с 1996-го года был постоянным автором журнала, где публиковались мои стихи. Наверное, поэтому, когда речь зашла о приёме в Союз писателей России, к известному московскому поэту А.А. Парпаре, который первым дал мне рекомендацию, в качестве автора коллективной рекомендации присоединилась команда «Суры»: Виктор Сидоренко, Владимир Давыдов, Сергей Гуляевский и наша общая подруга Лариса Яшина…

 Виктор Сидоренко и Борис Шигин — пост сдал, пост принял

Одним словом, к 2003-му году я хорошо знал журнал, а журнал знал меня. Здесь проблем не было. Возникла другая: на фоне скандала из-за финансовых нарушений и последовавшей вслед за этим реформы, журнал лишили статуса юридического лица. Именно это обстоятельство и заставило меня долго размышлять о том, стоит ли браться за новое дело в качестве… «библиотекаря». Потому что некогда самостоятельный литературный журнал «Сура» становился подразделением Областной библиотеки имени М.Ю. Лермонтова. Таким образом, решался очень важный вопрос стабильного финансирования издания. В этом был огромный плюс. Но юридические и финансовые рычаги главный редактор при таком положении дел терял. Впрочем, меня тогда это даже радовало: денежные и хозяйственные вопросы меня не касаются — всем этим заниматься мне не придётся. Всё время будет отдано только литературе! А об этом я уже давно мечтал.

Вот с таким настроением я пришёл в редакцию журнала, которая находилась тогда в известном угловом доме на площади Ленина по адресу: Кирова, 65. Кто только в этих комнатах не жил? Долгие годы здесь была редакция газеты. А когда-то, говорят, даже публичный дом… Хорошенькое наследство! Ходить по шатким полам коридоров, заходить в неуютные комнаты редакции было страшновато. Руководству библиотеки всё происходящее, думаю, тоже не нравилось: ведь быть издателем литературного журнала  —  не с книжками работать, дело новое. Стоит ли говорить, что к регистрации СМИ, формированию новой команды и ремонту помещения редакции библиотека готова не была. Новым директором Лермонтовки в том же 2003-м стала Марина Николаевна Осипова, с которой нам и предстояло на протяжении долгих лет и находить общий язык, и решать не свойственные библиотеке проблемы. При этом надо понимать, что библиотека —  это самое плохо обеспеченное учреждение культуры. Лично убедившись в этом,  ремонт в редакции я стал делать за свой счёт: купил обои, краску, нанял маляров, которые, казалось, вечно что-то подмазывали и подкрашивали в старом здании… Одним словом, кое-как наладил быт. Оказалось, это было самое лёгкое. Гораздо труднее было сформировать новую команду, убедив писателей стать «библиотекарями».

 Борис Шигин с Мариной Осиповой — директором Лермонтовки

Виктор Сидоренко обратился ко мне с просьбой остаться в редакции и ещё несколько месяцев работал моим заместителем. Это обстоятельство почему-то заставило уволиться редакторов отделов Владимира Давыдова и Сергея Гуляевского. Люди устают друг от друга. На их место я пригласил работать поэта Лидию Дорошину, с которой учился на филологическом факультете и прозаика Николая Буянова, а позже Татьяну Кадникову. С отделами прозы и поэзии, таким образом, разобрались. Литературным редактором ещё несколько лет работала Екатерина Таранова. Корректором оставалась Нина Тремасова, к которой позже на некоторое время присоединилась Вера Дорошина. Ещё какое-то время с журналом сотрудничал художник Анатолий Меркушев, которого очень скоро сменил дизайнер Сергей Пономарёв. Набором продолжила заниматься Ольга Макарова, которая работает в «Суре» и по сей день. А вёрсткой занялся Олег Сиротин, с которым я познакомился при подготовке к изданию своей очередной книжки. Позже, после смерти Олега Михайловича Савина он стал редактором отдела истории и краеведения. Фразу, которую Олег Михайлович сказал мне при обсуждении условий нашего сотрудничества, я часто вспоминаю именно теперь, когда понятие «удалённая работа» прочно вошло в нашу жизнь: «Борис, работать буду, на работу ходить не буду». Так сказал Савин, опередив время! Он уже в те годы очень болел и с трудом передвигался по маленькой квартирке на Западной поляне. Забегая вперёд, скажу, что на доме, в котором жил выдающийся пензенский историк и краевед, мы при поддержке Союза писателей и администрации Пензы установили мемориальную доску. Как, впрочем, и Александру Сазонову, и Николаю Почивалину в 2012-м году. Кроме того, в Общественный совет журнала я ввёл заместителя председателя правительства Пензенской области Елену Столярову, которая на протяжении многих лет серьёзно помогала мне и «Суре».

Николай Буянов и Татьяна Кадникова

Не скрою, в первые месяцы работы я не раз пожалел о том, что согласился возглавить… никому не нужный журнал. Это ложное впечатление ненужности вырастало из того, что денег на его издание в 2003-м году никто давать и не собирался. «Вот в новом году будет новое финансирование, вот тогда…» А четыре месяца с сентября по январь, что мне прикажете делать? Положение моё усугублялось тем, что я привык к совершенно другому, можно сказать, сумасшедшему ритму работы на ТВ: с самого утра — неожиданные съёмки, конфликтные ситуации, тексты «с колёс», наконец, вечерний прямой эфир. Двадцать семь лет такого напряжённого ритма не оставляют у вас ни единого шанса остаться  человеком ленивым, спокойным и уравновешенным. А тут —  «подождём нового года». Нет, ждать я не собирался и на свой страх и риск начал делать новый номер журнала. На тот момент осеннюю книжку 2003-го года (№ 58) — он и стал моим дебютом. Это теперь у меня за плечами более 100 «моих» книжек «Суры», но тогда делать свой первый номер было страшновато. А к началу зимы взялся и за №59 — ведь надо было сделать хотя бы четыре номера в год. Меня совершенно не устраивало, что в последние годы журнал выходил кое-как. Были годы, когда читатель получал всего 2-3 номера. Ну что это за периодическое издание? Как всегда, помогли друзья. И счастливый случай! Дело в том, что один мой знакомый… купил типографию и согласился напечатать тираж «Суры» бесплатно, в долг. Михаилу Козлову, видимо, тоже не терпелось делать что-то полезное и значительное. А тут не газетёнку какую-то напечатать, коих в то время расплодилось видимо-невидимо, а сделать единственный в Пензе толстый литературный журнал. Вот так жизнь в конце 2003-его года стала потихоньку налаживаться. Библиотека им. М.Ю. Лермонтова провела нашу регистрацию, сотрудники были рады отремонтированным редакционным помещениям, наладилась связь с Александром Ломовцевым, который возглавлял Областной издательский центр, где позже будет печататься «Сура». Поддержал меня на новом поприще и губернатор В.К. Бочкарёв, с которым я плотно сотрудничал на ТВ, помогало и правительство Пензенской области. Но об этом расскажу уже в следующих главах своих воспоминаний.

 Фото автора

Николай Катков — первый редактор «Суры»

 Олег Савин

Олег Сиротин

Сергей Гуляевский

Лидия Дорошина

Penza
Поддержите Пенза-Онлайн Журналисты «Пенза-Онлайн» работают для вас, чтобы каждый день на нашем независимом портале появлялись свежие эксклюзивные материалы - никакого копирайта. Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите проект! Будем признательны за каждый перечисленный рубль. Поддержите Пенза-Онлайн

Похожие статьи