Расскажем о бизнесе Вакансия программиста
Временщики
Сергей Беседин
Сергей Беседин

Вчера в Новосибирске взорвалась газовая АЗС, расположенная прямо в центре жилого массива. По разным оценкам, пострадало то ли 33, то ли 35 человек, с десяток находится в реанимации. Впечатляющие кадры взрыва каждый может нагуглить самостоятельно. Достаточно сказать, что взрыв был такой силы, что многотонная железная цистерна перелетела через овраг и приземлилась на автобусной остановке.

По сути дела, это ЧП прекрасно иллюстрируется двумя известными фразами, согласно которым и протекает сегодняшняя жизнь в России: «Гром не грянет — мужик не перекрестится» и «После нас хоть потоп». Первая фраза относится к тому, что прокурор области Яков Хорошев инициировал массовые проверки оставшихся газовых автозаправок и уже обнаружил пять серьезных нарушений техники безопасности. Ну что ж, в каждой плохой новости должно быть хоть немного Хорошева.

Но главное — это произошло после взрыва. После.

Что мешало это сделать «до», прокуратура умалчивает. 

Вторая фраза, которую сказала Людовику Пятнадцатому его фаворитка маркиза де Помпадур, вообще может быть написана на щите отечественного бизнеса. Как говорил некогда бородатый автор «Капитала», «Après moi le déluge! [После меня хоть потоп!] — вот лозунг всякого капиталиста и всякой капиталистической нации. Поэтому капитал беспощаден по отношению к здоровью и жизни рабочего всюду, где общество не принуждает его к другому отношению… Но в общем и целом это и не зависит от доброй или злой воли отдельного капиталиста. При свободной конкуренции имманентные законы капиталистического производства действуют в отношении отдельного капиталиста как внешний принудительный закон».

Ну, Европа через этот лозунг в массе своей за прошедшие 150 лет благополучно перешагнула. А вот Россия так и застряла на этой первобытной, компрадорской или, не знаю, конкистадорской стадии. Бизнес выжимает из людей и ресурсов все до последней капли подобно тому, как некогда эксплуатировали свои колонии испанцы или бельгийцы. Отличие только в том, что мы колонизировали самих себя.

«Владелец чихал на технику безопасности», — заявил бывший сотрудник АЗС, пожелавший остаться анонимным.

По его словам, руководство не делало перерывы в работе даже во время заправки резервуаров, все ради извлечения прибыли.

«Газовоз сливаем — машины заправляем. Минус 35 — машины заправляем. Заправка работала на полную катушку, из неё высасывали всё как можно быстрее», — дополнил мужчина.

У российского предпринимателя психология временщика. Ему надо как можно быстрее отбить взятые под дьявольские проценты кредиты, нескончаемые налоги, всевозможные риски —  и остаток быстрее перевести куда-нибудь в тёплую безопасную Хорватию. Потому что зарабатывать в России можно, а жить и планировать что-то на поколения вперёд — нельзя. Плюс у наших людей, сознательно или бессознательно, срабатывает генетическая память. 

Вспомните, например, историю НЭПа. В 1921 года коммунистический Левиафан, измученный голодом и разрухой, попятился, дал свободу частной торговле - и страна начала оживать, засияли витрины, в магазинах снова появилось все: от ситных булок до ветчины. Тогдашние бизнесмены-нэпачи тоже наивно полагали, что это надолго, планировали, расширялись, хотели передать дело своим детям и внукам. Ну и? Чем все это закончилось восемь лет спустя?

Меня, помню, поразил пример из жизни Германии, рассказанный нашим корреспондентом в какой-то газете. Каждое утро он спускался на первый этаж купить свежую сдобу у булочника в магазинчике. И, наконец, поинтересовался, как тот открыл это дело.

А это мой дед открыл, — бесхитростно пояснил булочник. — В 1946 году получил кредит под 1% годовых на 99 лет. По плану Маршалла. Так что я до сих пор потихоньку плачу.

На 99 лет под 1%! Снилось ли это нашим российским коммерсантам?

А ещё, вторично, поразил диалог с одной моей знакомой, переехавшей из Украины на Мальту.

«Не хотят мальтийцы учиться в университете, — писала мне она. — Хотят построить двухэтажный домик и сдавать его туристам, а сами отдыхать. Вот такая мечта». 

«Откуда же у них деньги?» — удивился я. — «Если они не учатся и не работают».

«Наследство», — пояснила она. — «Ведь ты же знаешь, что мальтийские рыцари были очень богатыми? Ну вот, восемьсот лет передавали золото из поколения в поколение, давали в рост, приумножали. Отсюда и финансы».

Хотел бы я посмотреть на российскую семью, которая 800 лет хранила и приумножала свои богатства без единой экспроприации.

И пока в нашем Отечестве не будет чего-то похожего, пока мы будем временщиками и колонизаторами собственной страны, автозаправки так и будут гореть и взрываться. И даже миллион проверок дело не исправят.

Источник фото: https://ngs.ru/

Похожие статьи