Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Служба по контракту: скорее «да», чем «нет»

4 Ноября 2016
Петр Гарин

В России полным ходом идет очередной воинский призыв. Как сегодняшняя армия примет вчерашних выпускников? Успеют ли они за год стать настоящими воинами или им уготована роль статистов и чернорабочих?

Армия

Компакт-армия

По данным Министерства обороны, нынешней осенью под ружье поставят 152 тысячи человек, еще 600 человек пройдут службу на альтернативной основе. Прошедшей весной призвали на три тысячи юношей больше, и нынешнее снижение числа «срочников» военспецы объясняют пополнением армейских рядов за счет контрактников. В сумме цифры вполне соответствуют ближайшим планам военного министерства: через год в вооруженных силах России будут числиться 220 тысяч офицеров, около 50 тысяч прапорщиков и мичманов, 425 тысяч контрактников и порядка 300 тысяч военнослужащих срочной службы. Вот такая у нас есть и планируется в дальнейшем сравнительно небольшая армия.

Не будем заглядывать вперед и прислушиваться к зазвучавшим кое-где у нас милитаристским ноткам, а ограничимся нынешними реалиями. По статистике, сегодня отправляются тянуть армейскую лямку менее двадцати процентов юношей призывного возраста. Маленькая цифра, а к какому неожиданному выводу может привести. С одной стороны, это значит, что избежать армейской службы или отсрочить ее сегодня не составляет особого труда. С другой стороны (и это главное), на радость пацифистам, нынешняя численность армии генералитет вполне устраивает. Такой вот на сегодняшний день сложился парадоксальный, но вполне объяснимый статус-кво.

Уж поверьте, если бы наверху решили, что отдать священный долг Родине обязаны все «годные к военной службе» юноши, Министерство обороны и военкоматы сделали бы всё, чтобы приблизиться к максимальному показателю. Как было в свое время в СССР: не годен к строевой службе по физическим характеристикам, социальному статусу или религиозным взглядам — отправишься в стройбат. Поэтому тогда желающие «закосить» рисковали многим и действовали наверняка, а соотношение процентов служивших и «откосивших» был ровно противоположен нынешнему.

Так что на ближайший, по крайней мере, год увеличение численности Российской армии за счет роста количества призывников не планируется.

Курс на профи


Так совпало, что месяц назад, почти одновременно с президентским Указом о призыве граждан на военную службу, руководитель «Уралвагонзавода» Олег Сиенко сообщил о скорой поставке в адрес Минобороны первой партии танков Т-14 «Армата» количеством 100 штук из двух тысяч запланированных. «Понятно, что это машина для профессиональной армии, — сказал глава предприятия. — Поэтому мы надеемся, что больше людей пройдут обучение, и тогда поставки будут расширяться».

Странный человек этот директор. Казалось бы: получил наивыгоднейший контракт от государства, будь счастлив и клепай свои танки, а кто на них ездить будет и из них стрелять — не твоя забота. Нет, беспокоится г-н Сиенко, рассуждая, что поставки его танков в армию не станут «полноценными», пока их экипажи не освоят специальные обучающие программы и не пройдут тренинг. Вполне возможно, что «Уралвагонзавод» или кто-то из его партнеров освоили производство еще и танковых симуляторов, и директор прозрачно намекает на комплексную продажу.

Но дело не в маркетинге, и суть одна: все прекрасно понимают, что ни управлять, ни даже обслуживать технику, подобную «Армате» или СУ-35, вчера призванных в армию мальчишек и близко не допустят. Более того, высшее армейское руководство и строевые офицеры вынуждены признать, что находящиеся сегодня на вооружении оборудование и боевые системы настолько сложны, что освоить их за год, предусмотренный сроком службы, невозможно.

Так что отныне, как вполне справедливо отметила «Российская газета», «наиболее технологичные должности достаются военным профи». Скромно продолжая: «Впрочем, для солдат-призывников на службе тоже найдется дело». При этих словах так и хочется оглянуться по сторонам — какое именно? А собственно, на этом и все — про дело и не пишется. За исключением, быть может, тех двадцати из 150-ти тысяч новобранцев, которые успели освоить азы той или иной армейской специальности по линии ДОСААФ либо среднего профобразования.

А «духи» кто?


Здесь не обойтись без лирического отступления. Я «оттрубил» срочную еще в то время, когда на тех, кто не служил в армии, смотрели с подозрением, особенно девушки, и поэтому имею право быть субъективным. Тогда за полгода учебки и полтора года в полку действительно можно было получить специальность, допустим, авиамеханика, овладеть ею, и при желании работать по ней в дальнейшем на «гражданке». Мы, «белая кость», проводили регламентные работы на боевых самолетах, замещая, кстати, при этом должности прапорщиков и контрактников из гражданских, а обслуживали полки солдаты так называемой «базы» — подразделения обеспечения. Они ходили в караулы, трудились на подсобных хозяйствах, занимались выгрузкой и заправкой горючего, по осени ездили «на картошку», и т.д.

Боюсь ошибиться и кого-нибудь обидеть, но, по моему мнению, со временем функциональные обязанности простых солдат в конце концов также сведутся к выполнению хозяйственных работ и, дай бог, несению караулов. Такие вот «дела». Один из молодых бойцов в своем блоге пишет по поводу дальнейшей службы: «По этому пункту у меня пока мало информации. Есть только несколько знакомых, которые уже успели убыть в войска. Они пишут, что весь день сейчас проводят на «рабочке». То есть красят, ремонтируют, чистят, убирают, строят. Что только не делают. Ведь мы солдаты. Мы должны все уметь!»

Тон восторженный. Восторг по поводу тихого часа, обеда из трех блюд на выбор, фаянсовой посуды, стиральных и посудомоечных машин, душа в казарме (или сейчас уже нет казарм?) и пр. А вот мнение родителя: «Сына призвали два месяца назад. Один раз стрелял из автомата с тремя патронами, присяга, и все. Спецназ... Родительский комитет запретил обучать рукопашке. Это что за бред! Вот вам и армия, вот и обучение. Скоро сержанты будут бойцов подтирать. Да и сами только этому обучаться будут».

Начитаешься вот такого, и подумаешь: а такая ли армия нам нужна? С этой точки зрения эволюционный путь превращения российской армии из «рекрутской» в профессиональную путем постепенного вытеснения солдат-срочников контрактниками себя все же оправдывает. И если в прошлом веке под понятие «профессиональный военный» подпадали исключительно офицеры, то сегодня служба в армии по контракту становится профессией и для других, скажем так, сословий.

С каждым годом количество оставшихся в армии после окончания срочной службы молодых людей растет. И все в плюсе. Контрактники получают свои преимущества и льготы на государственном уровне, войска — уже подготовленных специалистов, знающих и военную службу, и военную технику. А для дворников и сторожей работа и дома найдется.

Источник фото: http://abnews.ru/

Тэги: Служба по контракту: скорее «да», чем «нет», армия, военная служба, призывники, новобранцы, воинский призыв, призыв, российская армия, контрактники, служба в армии по контракту, срочная служба, Министерство обороны, Уралвагонзавод, танк Т 14 Армата, СУ 35, ДОСААФ, служба по контракту, служба, контракт, Россия, военспец, сумма, военное министерство, вооруженные силы России, статистика, призывной возраст, армейская служба, военкомат, Российская армия, Олег Сиенко, производство, Российская газета, профессиональный военный, военная техника

18
Комментарии (0)
Добавить комментарий