RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Год цифровой экономики. Интервью «Голого короля»

19 Сентября 2018

Сегодня местные СМИ массово распространили релиз об уголовном деле Олега Звонова, размещенный Пензенским Следственным комитетом. Пытаясь сделать сенсацию из истории, ставшей известной общественности чуть более двух недель назад.

Однако в релизе есть одна фраза, которая наводит на определенные размышления: 

«…со стороны нескольких юридических лиц, объединенных им в нарушение действующего законодательства в межрегиональный научно-производственный кластер». 

Интересно, с каких это пор организация кластера у нас стала незаконна? Вообще-то, создание кластера не только в мире и в стране, но и конкретно в Пензенской области всегда считалось передовыми технологиями.  В связи с заявлением Следственного комитета мы непременно проанализируем имеющиеся кластеры Пензенской области, и естественно не обойдем вниманием флагман пензенской продукции «МедИнж».  Раз выяснилось, что кластер — это преступление, — носите, ребята, валенки.

Меж тем, в условиях сложившейся информационной атаки мы решили продублировать материал, вышедший на нашем портале на следующий день после обысков дома у Олега Звонова и в офисе на Чкалова,52. Предоставляем своим читателям информацию из первых уст.


2018 год объявлен годом информатизации в Пензенской области. В нашем регионе к информационным технологиям отношение особое. В год технологий пытаются избавиться от крупнейшего IT-кластера принесшего в бюджет региона в этом году порядка 80 млн. рублей.

47.jpg

Портал «Пенза-Онлайн» не мог пройти мимо вчерашнего слива спецслужб на портал 1pnz . Мы решили сделать интервью с человеком, имеющим непосредственное отношение к функционированию нашего издания — «голым королем» «айти» Олегом Звоновым. От разрешения возникшей ситуации напрямую зависит судьба портала «Пенза-Онлайн».

О том, что вчера в офисе кластера «Росоператор» на Чкалова, 52 и редакции портала «Пенза-Онлайн» проводился обыск, Олег Звонов  узнал от меня. Несколько часов здесь работали оперативники УФСБ, изымали бухгалтерию, смотрели технику, собирали мобильные телефоны.

— Олег Геннадьевич, каким вам запомнился вчерашний день?

— Вчера я узнал, что на меня завели уголовное дело. С раннего утра ко мне пришли люди и начали обыск. Он проводился в моем доме и доме моего сына. История с приходом в дом сына резанула: дети-то причем? Как оказалось, проверка была и в офисе.

После обыска у меня забрали всю технику и даже компьютеры детей. На которых они работали. Собственно техника— их средства к существованию. Сыновья у меня все программисты. Кроме того, оперативники забрали документы и банковские карточки. 

— Что Вам конкретно предъявляют?

— Мне предъявили обвинения по статье ч 1 «Превышение должностных полномочий», выразившейся в создании задолженности компании АО ОЭП в сумме, превышающей 100 млн. руб. Адвокат, представляющий мои интересы, был в крайне большом удивлении. Первый раз в его практике дело, которое УФСБ заводит по дебиторке.

Вы только подумайте: по кластеру, имеющему миллиардный оборот. Дебиторка в 200 млн. рублей в такой ситуации — рядовой случай. Кроме того, совершенно непонятно, почему УФСБ завело дело только по одному конкретному контрагенту, у нас же есть и другие. В общем, вопросов немало.

Мне предъявлялся в вину внутрикластерный займ — то, что считается во всем мире передовыми технологиями в ведении бизнеса. ФСБ это считает махинацией. Нам же займ позволил несмотря на прессинг и резкое снижение выручки сконцентрировать средства через «мастер-счет» компанию «Веб-оператор» в том направлении, где они были оперативно необходимы.

В сложных условиях кластер не потерял работоспособность. Система внутрикластерных займов нас выручила.

Сегодня мы практически погасили крупный долг перед контрагентом, но АО ОЭП сейчас пытается перевести деньги на другой долг. Несмотря на имеющуюся договоренность с первым зампредом. Я не знаю точно, какие цели АО ОЭП при этом преследует.

Во главе ОЭПа теперь поставлен человек, не имеющий даже малейшего отношения к информационным технологиям. Идет полная деградация, практически все сотрудники компании уволились. В этой ситуации самое логичное — валить все на другого.

Меня обвиняют в том, что я создал интегрированный холдинг. В моих планах было создание межрегионального холдинга типа Айтишного Ростеха, способного работать в разных регионах нашей страны по конкретным направлениям.

— По каким причинам в кластере появилась дебиторка?

— Я изложил следствию свою версию возникновения дебиторской задолженности. С прошлого года в регионе начала рушиться система фото-видеофиксации. Сегодня ситуация лучше не становится. Да, здесь есть экономические просчеты с моей стороны. Была надежда на здравый смысл Пензенского правительства.

Так, в прошлом году посредством работы комплекса фото-видеофиксации мы получили 1 млн. 200 штрафов. Правда часть из них так и не была вынесена. Мы проинвестировали ситуацию, предполагая, что в этом году кластер получит финансирование на 1200 штрафов как минимум.

 И это предполагало, что «Росоператор» получит контракт на порядка 240 млн. В прошлом году на эти цели было выделено 140 млн. рублей. Мы думали, что так будет и в 2018-м. Оказалось всего 80 млн. рублей. Потом был перерыв на пять месяцев. В это время система работала в качестве комплекса безопасности. Затраты, которые нес кластер на его поддержание, никуда не делись, так же как и на аренду камер «Ростелекома». Лучшего ничего не нашли: они решили бороться не с причиной, а со следствием.

Кто виноват в том, что бюджет потерял такие огромные деньги? Здесь нет никакой реймской тайны. В силу каких- то решений господина Кулинцева система не работала.

Я допустил просчет, я думал, что работаю с квалифицированными людьми в правительстве, а не с дилетантами. Но это коммерческий просчет, а никакой не злой умысел.

— Вам не ограничили свободу?

— Я не нахожусь под арестом. В понедельник планирую собрать коллектив и объяснить, что произошло. Понятно, что для сотрудников — это стресс. Я попытаюсь им объяснить, что у нас есть проекты и контракты, заключенные совсем недавно. Мы прошли самый пик кризиса и находимся в конструктивном диалоге с контрагентами, в том числе и с одним из крупнейших — «Ростелекомом». Слухи о нашей смерти преждевременны.

— Что скажете по поводу действий оперативников?

— Работали вежливо, корректно. У меня сложилось впечатление, что следователь пытается разобраться в ситуации. У каждого свои задачи, жаль, что теперь немало людей будут тратить свое время на бессмысленное изучение бумаг.

27.jpg

— Что дальше? Чего ждать партнерам «Росператора» и его сотрудникам?

— Я приложу все силы, чтобы сохранить работоспособность кластера и разрешить сложившуюся ситуацию. О чем я на допросе и сказал. Если у меня будет такая возможность. Но есть некие вещи, против которых не пойдешь: изъяли все компьютеры. Еще пару ударов, и компании с миллиардными оборотами и налогами в 80 млн. рублей, которые мы заплатили в бюджет Пензенской области, просто не будет.

Опять же власть считает, что рабочие места нужны мне. А не правительству. Тот прессинг, который начался на нас с прошлого года, уже привел к сокращению. В прошлом году в кластере было около 300 человек, сейчас уже меньше 100. Мы пытаемся сохранить ядро кластера, перешли на работу с подрядчиками.

Сейчас перед кластером стоят серьезные задачи. Это и проекты госуслуг, и «Ситуационный центр», и камеры фото-видеофиксации. Останавливаться нельзя. Однако я думаю, в таких условиях пострадает немало проектов, за которые мы не сможем взяться без финансирования.

Сегодня правительство занимает страусиную позицию. Ведомства «играют в футбол»: минтруд с управлением информатизации и минэком. По каким-то проектам «играет в футбол» правительство с городом. Яркий пример — «Электронная школа» и «Открытая Пенза». Мне жаль то, во что я вкладывал душу, но пойдем дальше.

Из-за сложившихся обстоятельств некоторые перспективные проекты кластера будут приостановлены. У нас были задумки по IT-деревне. Она необходима пензенским разработчикам. Я считаю, что идея технопарка в Пензе провалена. Для айтишника важны среда и комфорт. Это видно по нашему офису. Мы работаем с теми, кто работает головой, а не кладет плитку. И у них всегда есть, куда посмотреть по сторонам. Не ограничиваясь Родиной. Но хотелось бы наших талантливых разработчиков оставить в Пензе.

В конце интервью подчеркну, что я буду сотрудничать со следствием. Надеюсь, что оно в своем расследовании выйдет на инициаторов самого расследования. А следующее следствие выявит ответственных, которые окажутся способными раскрыть реймскую тайну: по какой причине бюджет Пензенской области в прошлом и этом году потерял порядка 100 млн. рублей от неработающей системы фото-видеофиксации.

P.S. Олег Звонов выражает искреннюю благодарность депутату Законодательного Собрания Михаилу Лисину.  Именно вмешательство депутата не позволило допустить произвола и парализовать работу разработчиков кластера «Росоператора». К словам Олега Геннадьевича, несомненно, присоединятся и все сотрудники кластера.


Теги: Год цифровой экономики. Интервью «Голого короля»

33
Комментарии (1)
0
Кирилл Попков
Мда... Ржал от души :) . Карма она такая....
Добавить комментарий