Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Пенза для инвалидов ― доступная среда или полоса препятствий? Часть 2: Взгляд изнутри

18 Ноября 2017
В первой части материала мы остановились на данных различных рейтингов, отражающих приспособленность населенных пунктов для жизни инвалидов. А сегодня, как и обещали, мы послушаем комментарии из первых уст ― от председателя Пензенской областной организации Всероссийского общества инвалидов Валерия Николаевича Тимошкина.

c2 httpombudsman.md.jpg

— Существуют определенные рейтинги, — говорит Валерий Николаевич. — Собирается мнение общественных организаций, приезжают и ко мне, просят поставить оценки по нескольким критериям. Я ставлю им тройки — из пяти. А надо бы двойку. В 1-2 кварталах от Московской проехать на коляске становится невозможно.

Если сравнить с Саранском, где я недавно был, — в центре города у них просто «Европа». Не как у нас — отдельными кусками, а по всему центру можно спокойно перемещаться. Конечно, я не был на окраинах, но так и площадь города у них в несколько раз меньше, получается, гораздо  большая доля городских объектов доступна для людей с ограниченной мобильностью.

Конечно, надо признать, сейчас и у нас идет развитие в этом направлении. Не так быстро, конечно, как хотелось бы. Но вот, например, площадь около новой филармонией и ККЗ «Пенза» нам очень нравится.

— А «Спутник», например?

— Живут там наши колясочники. Пандусы есть, но, говорят, не очень удобные. Здесь вот какая закономерность: крупные новые объекты, как правило, адаптированы для инвалидов. «Сан-и-Март», например, «Коллаж». А старые, тот же «Современник», совершенно недоступны. О наших нуждах начали вспоминать собственно, только с 2000-х годов. Из старых общественных зданий только ДК им. Дзержинского более или менее пригоден, но и это скорее случайность.

 с2 penza-online.jpg

Здание кинотеатра «Современник» для них практически недоступно

Но это то, что все видят. А мелкие объекты: мини-маркеты, несетевые магазины об этом просто не заботятся. А их никто особо и не контролирует. По закону каждое заведение должно обеспечить возможность доступа. Но много вы видели торговых павильонов, куда можно въехать на коляске?

— Получается, есть законодательная норма, за исполнением которой никто не следит?

— Вы же знаете, как у нас распределяются сферы ответственности. Собственника спросишь, почему пандусов нет, а они: строители так построили. А строители на архитекторов кивают. А архитекторы на заказчиков. И кто ответит, где правда? Насколько я понимаю, контролировать это должна Госжилстройтехинспекция. Но у них тоже ограничения: от определенной площади и от определенной этажности.

Едва ли не единственный орган, который качественно отрабатывает наши вопросы, Прокуратура. Только это же один из сотен их вопросов, и работать они могут начать только post-factum. Да и виновным иной раз проще штраф заплатить и оставить все как есть. Наверное, наказание рублем надо усиливать.

Мы много раз обращались с предложением: включите в комиссию по приемке объектов представителя общества инвалидов. Нам отписали, что по закону в нее не могут входить общественные организации. Хорошо, давайте мы будем без права решающего голоса, просто возможность поприсутствовать и прокомментировать. Логично же: если вы делаете что-то для инвалидов, спросите нас, правильно ли вы это делаете. Но — увы…

Примеров, когда к нам обращались за консультациями, буквально единицы. Когда по программе «Доступная среда» оборудовали спортзал для инвалидов на спорткомплексе «Первомайский», инженер приходил ко мне с чертежами, советовался. С «Буртассами» также было. И еще пара объектов — и все! Но на выходе — зал в том же «Первомайском» получился просто шикарный. Колясочники могут заниматься на специальных тренажерах.

— Но востребована ли эта услуга?

— А здесь мы упираемся не в желание людей, а в транспорт. Было у нас социальное такси раньше, поездка на котором включала два тарифа, по времени и по километражу. Бились-бились с этим вопросом, теперь город и область выделяют деньги, и соцтакси возит бесплатно, но — десять поездок в год. В спортзал не наездишься. Да и тому рады, раньше и до больницы и обратно съездить выходило 500-600 рублей. Недавно закупили новые автобусы.

— Но вы говорите, что с началом нового столетия наметился прогресс?

— Уровень прогресса соответствует уровню власти. Общенациональные структуры, такие как РЖД, «Сбербанк», авиаперевозчики, «Почта России», сейчас уделяют нуждам инвалидов много внимания. К примеру, поезда, та же «Сура» сейчас имеют специальные вагоны, приспособленные для лиц с ограниченной мобильностью.

Регион тоже внимательней к нам относится сейчас, эффективней стал работать Совет по вопросам инвалидов при губернаторе. Два раза в год мы собираемся, каждое заседание начинается не с новой повестки, а с отчета, как выполнены решения заседания предыдущего. Довольно эффективно, надо сказать, работает Совет.

Но денег хватает далеко не на все. В некоторых регионах действует программа расселения инвалидов на нижние этажи в домах, не оборудованных лифтами — региональная именно программа. У нас такой нет.

Сложнее всего с муниципальными службами, хотя, казалось бы, самыми близкими они нам должны быть. Вот банально — очистка дворов зимой. Проедет «Беларусь» один раз. На ногах уже пройти можно. А вот на коляске как было невозможно проехать, так и осталось.

Но вообще, все идет из головы. Общество больно стереотипами. Вроде все хорошо относятся к инвалидам, но почему-то мало кто представляет их на руководящей работе. Вот ввели сейчас квотирование на предприятиях. Если штат более 35 человек, должны быть предложены рабочие места для инвалидов. Что делает работодатель? Выставляет вакансию… стропальщика. Это нормально? Разумеется, никто не отзывается, а обязанность вроде как и исполнена. 

Или ПГУ вон предложил — доцента. В итоге если и работают наши, то делопроизводителями. Или курьерами, если передвигаться более или менее могут. Но то частные организации, а сами-то органы власти? Вот в нынешнем созыве Госдумы два колясочника. В прошлом было четыре. А в нашей области я не знаю ни одного даже рядового госслужащего. Была идея ввести должность уполномоченного по делам инвалидов при губернаторе. Но так и осталась пока идеей.

Знаете, как говорят, сытый голодного не поймет. Но однажды Елена Столярова рассказывала, как сломала ногу. Она жила в старой пятиэтажке на верхнем этаже. И когда ей пришлось каждый раз подниматься на пятый этаж без лифта, она вспоминала о нас. Так что, я надеюсь, что перемены к лучшему есть и будут. Вот сейчас в садики стали брать детей инвалидов, даже с синдромом Дауна. Так что общество болеет, но лечится. 

Источник фото: c2 httpombudsman.md

Тэги: Пенза для инвалидов ― доступная среда или полоса препятствий? Часть 2: Взгляд изнутри

10
Комментарии (0)
Добавить комментарий