Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Точки роста пензенской кардиологии

11 Сентября 2017

На сайте газеты «Улица Московская» размещен интереснейший материал под авторством Марины Мануйловой. Думается, что и нашим читателям он покажется занятным.

346.jpg

В июне этого года наш город посетила глава Минздрава РФ Вероника Скворцова. Факт этот, что называется, уже остыл. Тем более после визита в Пензу Дмитрия Медведева. Но здравоохранение и его проблемы остались.     

Глава федерального ведомства приезжала в Пензу не только ради экскурсий в строящийся перинатальный центр, в городские поликлиники и федеральный кардиоцентр.
В рамках визита Вероники Скворцовой состоялся еще и профессиональный разговор с ответственными лицами и врачами об успехах и точках роста пензенского здравоохранения. Разговор этот проходил при закрытых дверях и получился весьма серьезным. 

Достаточно сказать, что после него Валентин Олейников покинул пост главного внештатного кардиолога нашей области, Владимира Стрючкова обязали разработать мероприятия по снижению показателя смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, взять на контроль работу скорой помощи в части соблюдения стандартов оказания экстренной помощи больным кардиологического профиля, а также качество работы фельдшеров и врачей первичного звена. 

Сама же Вероника Скворцова обещала в ближайшее время прислать в Пензу «бригады главных специалистов ведущих федеральных центров, чтобы на  месте поработать по таким направлениям, как сердечно-сосудистые заболевания, дыхательные, пищеварительные». 

Видимо, на сегодняшний день в Пензенской области хуже всего обстоят дела с лечением именно этих заболеваний: сердечно-сосудистых, органов дыхания и пищеварения. А среди этой «тройки призеров» лидируют, конечно, сердечно-сосудистые заболевания.

Они лидируют не только в Пензе или России. ССЗ являются причиной смерти № 1 во всех странах мира. Но России точно есть к чему стремиться: для сравнения, в нашей стране от ССЗ умирают ежегодно порядка 600 человек на 100 тысяч населения, а в Европе, Японии и США – 200-300.

Что касается Пензенской области, то на совещании с министром были озвучены данные Росстата и Мониторинга Минздрава России: за период январь – март 2017 г. уровень смертности от болезней системы кровообращения (БСК) увеличился на 5% и составил 903 на 100 тыс. населения (в среднем по России – 647,4). Смертность от ишемической болезни сердца (ИБС) составила 665 на 100 тыс. населения (в России – 347,1).

Прокомментировать ситуацию с ССЗ в Пензенской области мы попросили главного врача Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, доктора медицинских наук Владлена Базылева.

— Владлен Владленович, если отталкиваться от статистики, получается, что в Пензенской области от ССЗ люди умирают чаще, чем в среднем по России?

— От сердечно-сосудистых заболеваний люди умирают везде. Статистика — вещь лукавая. В некоторых российских регионах нет ни федеральных сосудистых центров, ни нормальной медицины, а по цифрам посмотришь — там все благополучно. 

Не исключено, что в Пензенской области просто честнее работают со статистикой. Второй момент: в разных регионах существует разная ситуация по возрасту населения. В Пензенской области доля лиц старше трудоспособного возраста заметно выше, чем в других регионах. Конечно, в тех областях, где преобладает молодое население, там все показатели будут лучше. (В ПФО доля лиц старше трудоспособного возраста в среднем составляет 25,2%, в Пензенской области – 28,5% – «УМ»). 

Давно уже говорится о том, что на территории РФ, как в США и в Европе, нужно ввести стандартизованные показатели учета заболеваемости и смертности. Тогда регионы с разной структурой населения можно будет корректно сравнивать.

— Понятно, что только цифры не дают возможность составить полную и объективную картину. Как эксперт, как Вы оцениваете в целом систему работы по выявлению и лечению ССЗ, существующую в Пензенской области?

— В целом в регионе неплохо построена система. Но, если мы ставим вопрос, как улучшить работу и что именно нужно менять, то надо начинать с первичного звена. Мягко говоря, сейчас его работа оставляет желать лучшего. 

И это не только проблема Пензы. Первичное звено просело во всех регионах. В Пензенской области действуют 2 медучреждения, в которых пациентам оказывается высокотехнологичная медицинская помощь, – федеральный кардиоцентр и региональный сердечно-сосудистый центр на базе областной больницы им. Бурденко. 

Но складывается впечатление, что кардиологи первичного звена слабо подготовлены для работы с учреждениями такого уровня и теми программами, которые сейчас внедряются. 
Например, раньше среди пациентов федерального кардиоцентра жители Пензенской области составляли 60%. Сейчас – 44-46%. 

Из 40 тысяч пациентов, направленных к нам в год пензенскими врачами, операции были сделаны только 6 тысячам. Направительный диагноз, который ставят кардиологи первичного звена, довольно часто не подтверждается нашими врачами. Из частных клиник к нам приходят только 4% от общего числа пациентов. Складывается ощущение, что частные кардиологи в личных целях просто замкнули пациентов на себя. И расхождение направительного диагноза у частных клиник самое большое – почти 30%. А ведь от правильно поставленного диагноза зависит тактика лечения.

Среди частых проблем – низкое качество обследования, проведенного на уровне первичного звена. Бывает, что к нам направляют пациентов с декомпенсацией кровообращения, которым мы вынуждены отказывать, потому что помочь им уже невозможно. 

А декомпенсация – это либо следствие того, что пациент поздно обратился за медицинской помощью, либо следствие того, что человека долго и неэффективно лечили.
Бывает, что пациент, получивший помощь в нашем кардиоцентре, идет к участковому кардиологу, а тот либо не знает, что с ним делать, либо начинает менять назначенное нами лечение.

— Тогда следующий вопрос — почему проседает первичное звено?

— Это системная проблема.  К сожалению, сейчас в глазах населения врачи приравнены к сфере услуг. В СМИ пациентов так настраивают, что они всегда правы, могут требовать всего, что угодно, что врачам можно хамить. Уже до рукоприкладства дело дошло.

А ведь врач — это элита общества. Он только в вузе учится 6 лет, потом интернатура, потом уходят годы, чтобы наработать опыт. При этом нужно, чтобы было у кого учиться, чтобы рядом были профессионалы, которые делились бы своим опытом. Я работал 12 лет в системе Академии медицинских наук. И меня там так гоняли кардиологи! За это я благодарен – они научили меня работе с пациентом: как его слушать, на что обращать внимание при разговоре, как относиться к больному. А относиться к нему нужно как к родственнику.

Но, чтобы врач имел душевные и физические силы выслушивать пациентов и решать их проблемы, он не должен жить в нищете. Его работа должна достойно оплачиваться. Только тогда в профессию пойдут лучшие из лучших, а медицинские вузы будут иметь возможность отсеивать нерадивых студентов.

Врачам нужно создавать нормальные условия для работы. Но и спрашивать за результаты нужно со всей строгостью. Нельзя по щелчку заставить врача хорошо и быстро работать. Здравоохранение требует постоянного и кропотливого труда. Нужно выстраивать такую систему мотивации, при которой будет баланс пинков и пряников. Вот тогда врач будет летать, как бабочка, будет умным и доброжелательным. А сейчас, к сожалению, в этой системе существует перекос в сторону пинков.

Стандарты – это вообще отдельная тема. Это же просто безумие, сколько врач должен заполнить бумажек. 2/3 времени от работы с пациентом уходят на бумажную работу. А ведь главным должно быть общение с человеком.

Врач должен услышать пациента. А у нас система устроена так, что критерием оказания правильной медицинской помощи является правильное заполнение бумаг. Правильно их заполнил – значит, правильно оказал медицинскую помощь.    

— То есть, чтобы улучшить ситуацию по ССЗ в Пензенской области, нужно укреплять первичное звено — повышать квалификацию рядовых кардиологов?

— Этим обязательно нужно заниматься. Но не только этим. 

Работа врачей – это одна сторона проблемы. Другая сторона, и гораздо более весомая, – это поведение населения, отношение людей к своему здоровью. Эти факторы больше влияют на показатели заболеваемости и смертности, чем работа врачей. Поэтому просвещением населения тоже очень важно заниматься. И это тоже очень сложно.

— Почему сложно?

— Потому что люди так устроены. Они либо не читают эту информацию, либо пренебрегают ею. Чтобы жить долго, нужно выйти из зоны комфорта: правильно питаться, не пить, не курить, заниматься спортом. Люди, как вид, рождены, чтобы двигаться. Как только мы прекращаем это делать, в организме включается программа разрушения. 

Надо напрягаться. Надо себя заставлять. И делать это надо с молодости, а не тогда, когда ты уже заболел. А наши люди лежат на диване, курят, едят вредную пищу и запивают ее приличной дозой спиртного. При этом мужчин трудоспособного возраста еще и к врачам не загонишь. Мы же считаем, что мы, мужчины, сильные! Недомогание нужно преодолеть! А делать это нельзя. Свой организм нужно слушать и уметь слышать. Особенно после 40 лет.

— На какие сигналы организма, кроме явной боли, должны насторожить?

— Любые дискомфортные ощущения в области сердца должны насторожить. Даже слабость, когда человек быстро устает или долго испытывает усталость, может быть признаком ССЗ.
Задача пациента — найти грамотного врача и донести до него эти тревожные симптомы. А задача врача – услышать пациента и обследовать его. В случае наличия патологии со стороны сердечно-сосудистой системы пациентам старше 45 лет следует назначать коронарографию. Это самый важный тест. Проведя его (тест), врачи получают паспорт сердечно-сосудистой системы пациента путем визуализации его коронарных артерий. И на основе этого можно максимально точно поставить диагноз и назначить лечение.

— Насколько я знаю, для диагностики нарушений со стороны сердечно-сосудистой системы чаще назначают не коронарографию, а ЭКГ. Например, при проведении диспансеризации населения.

— Прогностичность ЭКГ, как метода, равна порядка 40-50%. Это низкий показатель. Грамотный кардиолог при расспросе выявит у пациента больше признаков наличия сердечно-сосудистых нарушений, чем кардиограмма.

Диспансеризация населения, как показывает практика, не оправдывает ожиданий в плане раннего выявления ССЗ.  А в случае наличия нарушений со стороны системы кровообращения, чтобы исключить ишемию миокарда, чтобы назначить правильную тактику лечения, при той же стенокардии, особенно у мужчин старше 45 лет, нужно делать коронарографию.

— Какие еще шаги позволят сдвинуть ситуацию по смертности от болезней системы кровообращения?

— В этом вопросе есть ряд болевых моментов. Нужно обсуждать их во врачебной среде. Обсуждать и решать, а не заниматься популизмом.  У нас же, во всех регионах, увлекаются теми проектами, что интересны только на бумаге. За них можно красиво отчитаться. Но это же потемкинские деревни. 

Популизм ничего не улучшает. Он приносит кратковременные дивиденды, а проблемы только усугубляются, и мы скатываемся в еще больший негатив.
Чтобы сдвинуть ситуацию, нужно, чтобы были люди, которые реально хотят что-то поменять. Нужен, например, главный кардиолог области, который бы реально болел за свое дело: ездил по районам, проверял медучреждения, выстраивал бы систему работы.

Как только такие люди найдутся, все сдвинется и заработает. Главное — найти таких людей и дать им полномочия.

Источник фото: http://www.cardio-penza.ru

Тэги: Точки роста пензенской кардиологии

11
Комментарии (0)
Добавить комментарий