Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Исторический момент: красный террор в Пензе

8 Августа 2017

В сентябре 1918 года в Пензе и губернии проходили массовые казни заложников.



В Пензе немало улиц, носящих имена видных большевиков и крупных деятелей ЧК: Володарского, Урицкого, Аустрина… А вот имя Ивана Егорова, которого мы упоминали в прошлом материале, в честь которого названа улица в районе КПД, думается, большинству горожан ничего не скажет. А зря. С этим именем Пензу и губернию связывает много трагических событий. Из советских источников:

«4 августа 1918 года ЦК РКП(б) И.Е. Егоров направляется на работу в Пензенскую губернию в органы ЧК. Под его непосредственным руководством были подавлены крестьянское восстание в селе Кучки Пензенского уезда и левоэсеровский мятеж в городе Чембаре. В первых числах сентября 1918 года чекистками был раскрыт контрреволюционный заговор в Пензе. И.Е. Егоров вел следствие по этому делу. 23 сентября 1918 года жизнь чекиста трагически оборвалась на территории пензенской тюрьмы при исполнении служебных обязанностей».

А вот еще одна цитата, взятая из материалов Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, созданной главнокомандующим вооруженными силами на Юге России генералом Деникиным. Сборник поучительный, но на ночь его лучше не читать:

«Пенза. Лицо, прибывшее из Совдепии, рисует картину жизни в Пензе. В кафедральном соборе коммунистами устроен клуб, где устраиваются концерты, семейные вечера для коммунистов и их родственников. В архиерейском доме помещается Чрезвычайка, которая производит расстрел днем и ночью. Масса интеллигенции и духовенства расстреляна, оставшиеся мобилизованы на общественные работы. На Соборной площади был поставлен памятник Карлу Марксу, который охраняется китайцами и латышами.

Но в одну ночь памятник был разрушен. Начался красный террор. Было арестовано 156 офицеров и посажено в тюрьму вместе с уголовными преступниками. Последние разбежались, и когда некоторые были пойманы, то выдали офицеров, организовавших будто бы восстание против советской власти. Все 156 офицеров расстреляны. Матрос, стоявший на посту на месте расстрела, лично передавал, что он не мог перенести картины ужаса и бежал с поста».

Иван Егоров

Оказалось, что имя нашего героя непосредственно связано с этими событиями. По поводу того, что Иван Егорович в начале сентября раскрыл в Пензе антибольшевистский заговор — огромные сомнения. Сто против одного – никакого заговора не было. Ведь хорошо известно, что 30 августа в Петрограде был застрелен Моисей Урицкий, а в Москве в тот же день было совершено третье покушение на Ленина, что послужило отправной точкой для начала узаконенных и массовых репрессий. В «Постановлении о красном терроре», принятом 5 сентября, были изложены его методы и организация.

Но Пенза, как всегда, оказалась впереди. 2 сентября в городе состоялась губернская конференция уездных ЧК, а зачитанные на ней отчеты уже подтверждали массовые репрессии на местах. По информации газеты «Ополчение бедноты» от 5 сентября, в первые же дни после покушения в Пензе было расстреляно до 20 человек. В редакционной передовице говорилось:

«У нас нет гильотины, которой французские революционеры отрубали сто лет тому назад преступные головы врагов трудового народа. Но у нас есть пулемет. Под пулемет буржуазию и ее лакеев. Под пулемет».

Обязательная регистрация офицеров, предусмотренная большевиками, кроме Москвы и Петрограда проходила во многих городах, включая Пензу. По данным председателя ЧК и Военного трибунала 5-й армии Восточного фронта Мартына Лациса, опубликованных в «Петроградской правде» от 7 сентября, в Москве было зарегистрировано 35 тысяч офицеров, в Казани — 5,5 тысяч, в Нижнем Новгороде — 5 тысяч, в Пензе — 20 (!) тысяч. После регистрации значительная часть офицеров автоматически включалась в заложники.

Красный террор вызвал новую волну ответных индивидуальных выступлений, в том числе в нашей губернии. 5 сентября была убита следователь Рузаевской ЧК Прасковья Путилова. Не знаем, чем можно прославиться на этом поприще к её 18-ти годам, но вот что писал в некрологе по этому поводу «Еженедельник ЧК»: «Как и везде, и здесь, в этом подлом убийстве, кроме штатских белогвардейцев, принимали деятельное участие и черные вороны ближайшего женского монастыря. После нанесения первого удара каким-то тупым орудием товарищ Путилова была зверски растерзана всей этой сволочью».



Чуть позже в Пензе погиб некий «ответственный товарищ Чех», о подробностях смерти которого ничего неизвестно, а 19 сентября был ранен председатель Пензенской ГЧК Генрих Бруно. Газета «Молот» сообщала, ччто «террористический акт был достаточно необычен. Гимназист Каплан пришел в здание ГЧК, вычислил, где сидит Г. Бруно, в соседней комнате отсчитал несколько шагов и выстрелил в него через тонкую стенку между помещениями. Председатель ГЧК был легко ранен в шею, а Каплан на месте покушения схвачен охраной». 25 октября студент был приговорен к высшей мере наказания.

Что же касается самого видного чекиста Егорова, то по одним данным, 23 сентября его застрелили во время мятежа заключенных, по другим — зарезал один из уголовников, сбежавших из тюрьмы во время допроса.

Даже в соседнем Тамбове были приняты ответные меры после покушения на т. Бруно и убийства Путиловой, Чеха и Егорова: здесь было расстреляно 40 человек. Но самые масштабные репрессии прошли в Пензенской губернии. По сообщению «Известий Пензенского совета» от 6 октября 1918 года, за один день в городе было расстреляно 152 заложника, при этом лишь половина из них были уголовниками. В числе казненных заложников оказалось 52 офицера — от подпоручика до полковника. По мере поимки сбежавших из тюрьмы расстрелы продолжались до ноября.

Примечательно, что более широкие масштабы репрессий наблюдались в уездах губернии. Вот только данные, почерпнутые из официальных источников, в том числе из упомянутых выше «Известий Пензенского совета».

Нижеломовская УЧК за убийство Егорова и покушение на тов. Бруно расстреляла 7 человек, и еще 4 — за убийство ответственного работника Чеха. В Чембарской УЧК за убийство Егорова и покушение на Бруно расстреляли 48 заложников, в Краснослободской — 25 заложников. Саранская УЧК к высшей мере наказания приговорила в эти дни 19 человек: 5 полицейских чинов, 13 карманников и одного афериста. Инсарская УЧК расстреляла 6 человек и еще 8 — по постановлению местной власти в селе Рузаевка.
Общее количество расстрелянных в Пензенской губернии за теракты в сентябре 1918 года достигло 300 человек. А помимо расстрелов в ответ на покушения продолжались репрессии в рамках собственно красного террора.

Остается добавить, что 29 сентября 1918 года гроб с телом И.Е. Егорова был с почестями отправлен из Пензы в Петроград. Чекист был похоронен на Марсовом поле. А его именем, кроме улицы в Пензе, был назван бывший Тарасов переулок, мост через Обводный канал и вагоностроительный завод в городе на Неве, на котором Егоров трудился до революции, до недавнего времени — ЗАО «Вагонмаш». В декабре 2013 предприятие было признано банкротом, а в 2015 — ликвидировано.

Тэги: Исторический момент: красный террор в Пензе, Пенза, террор, красный террор, красный террор в Пензе, казнь заложников, казни, заложник, Иван Егоров, КПД, ЧК, крестьянское восстание, восстание, советская власть, власть, заговор, Кучки, Чембар, большевик, памятники, расстрел, тюрьма, Моисей Урицкий, покушение, репрессия, Мартын Лацис, Прасковья Путилова, Генрих Бруно, террористический акт, смерть, наказание, мятеж, допрос, убийство, УЧК, теракт, революция

18
Комментарии (3)
0
Павел Арзамасцев
20 000 офицеров (!) сидели и тупо ждали когда их начнут резать?
0
Сафар Ауитов
Источник вообще-то указан
0
Павел Арзамасцев
Цитата
Сафар Ауитов пишет:
Источник вообще-то указан
"А вы не читайте большевистских газет, особенно перед обедом"

Источник указать?
Добавить комментарий