Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Личная история. Вся жизнь — театр

1 Июля 2017
Анна Горнова

Софа всегда была страстной театралкой. Она любила театр больше всего, а жизнь в одном из крупнейших городов бывшего СССР позволяла Софе быть в курсе театральных премьер и иметь возможность смотреть некоторые из них. У себя на работе, в аптеке, Софа не могла детально обсудить последние спектакли, или оперу, но вот с поклонниками и потенциальными женихами она с упоением беседовала об этом волшебном виде искусства. Театр для Софы оказался самой важной частью ее жизни, безусловно, после работы.

7.jpg

Вот и сегодня любительница театра вся светилась изнутри. Очередной воздыхатель Софы пригласил ее на балет вечером. Софа задумалась, стоя у кассы на фоне различных коробочек с аспирином, валидолом и другой ерундой. Мимо несколько раз прошла напарница Олеся.

— Софа, ты чего встала, как памятник Дюку? – Насмешливо спросила Олеся.

— Я сегодня на балет иду с Семеном Михалычем. Я уйду раньше, ты не против?

Софа максимально вежливо и лучезарно улыбнулась Олесе.

— Иди, чумная. Ты скоро совсем с этим театром в беспорядок превратишься. Слава Богу, Семен Михалыч не замечает, но это пока. Ты, Софа, постарайся замуж за него выйти. Он человек, кажется, хороший, да и тебе пора уже.

Олеся вынесла небольшие коробочки с антибиотиками и, открыв маленьким ключиком один из выдвижных ящичков, аккуратно разложила их там.

— Ой, Олеся, я сегодня даже не знаю, в чем идти, внутри все переворачивается, даже кушать не хочется.

— Софа, одень то платье с декольте, в котором ты была 8 марта. Может Семен Михалыч тебе прямо в театре скажет важные слова. — Олеся вздохнула и посмотрела на собеседницу как на умалишенную.

Внешний вид здания театра приводил многих в недоумение, некоторых в восхищение, а других заставлял горестно вздыхать, но никого не оставлял равнодушным. Перед театром находилась небольшая площадь с фонтанами и вечером, когда оставалось немного времени до начала волшебного действа, фонтаны сверкали разноцветными струями под музыку. Вся эта структура создавала некий диссонанс с самим театром. За последние годы изменения произошли и внутри театра. Во-первых, среди актеров наконец-то появились достойные танцоры и балерины, а во-вторых, в операх партии пели исполнители, соответствующие возрасту персонажей. Это было приятно и можно было не отвлекаться на окружающий реальный мир, а полностью отдаться миру искусства. Для Софы это оказалось не очень заметным изменением, но большая часть жителей активнее стала приобщаться к культуре.

Вечером Софа в платье с декольте ждала Семена Михалыча, обещавшего заехать за ней на машине. На улице что-то заскрипело и фыркнуло, Софа выглянула в окно и увидела старенький жигуленок, гордо вставший посреди улицы. Догадываясь, что Семен Михалыч не очень опытный водитель, Софа поторопилась взять сумку и выскочить из квартиры. Она пыталась закрыть плохо работавший замок, когда зазвонил телефон. Софа оставила ключи и нежным голосом ответила, чтобы Сема не волновался, потому что она уже справилась и выходит из подъезда. Потребовалось сконцентрировать всю волю и желание в один порыв, добавить к этому опасения не успеть на балет и боязнь помощи Семена Михалыча, один поворот – и дверь закрылась. Софа мысленно поблагодарила Бога за такое расположение к ней и быстро понеслась вниз по лестнице.

Машина Семена Михалыча кашляла, чихала, но упорно передвигалась по широкому проспекту строго в правом ряду, не превышая возможной для нее скорости. Однако в театр они все-таки успели. Зал был полон и Софа со счастливым лицом готовилась прожить очередную судьбу. Сегодня была «Жизель». Кругом люди обсуждали новую приму, ее способности и красоту движений. Софа еще не видела танец этой балерины, а Семен Михалыч тем более (он стал посещать это дивное заведение благодаря Софе). Вдруг за спиной раздались звуки иностранного языка с картавым «р», Софа прислушалась и учеба во французской гимназии позволила ей определить, что французы выражали признательность своему гиду за то, что она предложила провести великолепный вечер. В зале начал гаснуть свет, зазвучала музыка (оркестр всегда играл хорошо) – и все началось…

В конце первого действия Софа вытирала слезы платком любезно предложенным Семеном Михалычем, французы шепотом выражали восхищение, а сам Семен Михалыч старался понять, что происходит вокруг. В это время на сцене Жизель красиво и трогательно умирала. Вот она сделала несколько па, затем пробежала по краю сцены и вдруг упала на сцену. Все замерло на какое-то мгновение и зрители приготовились аплодировать, но тут произошло нечто странное. Жизель медленно сползла в оркестровую яму, и словно специально прицелившись, ушла вверх ногами по контрабасу. Воцарилось немое молчание. Зал в едином порыве и желании помочь вскочил, а потом, не зная, как реагировать зааплодировал, а на сцене в тревожном ожидании на своих местах замерла балетная труппа. Из оркестровой ямы не было слышно ни звука, не было видно ни одного движения. Жизель словно исчезла.

Тогда принц и двое из массовки легкими балетными шагами спустились один за другим в оркестровую яму. Зал вздохнул и понял, что принц точно не позволит хрупкой девушке умереть в оркестровой яме, да еще и так бездарно. Прошло еще какое-то время и вот внизу что-то зашуршало, завозилось и по лестнице вверх, на сцену, как из подземного царства выбежали принц, Жизель и двое из массовки. Зал облегченно вздохнул. На сцене все заняли свои места перед последним актом, грянула музыка и – Жизель полетела по краю сцены, красиво порхая и умирая. Чувствовалось, что зал вместе с французской делегацией замер в ожидании и уже никто не хотел финала первого акта, да собственно и второй смотреть стало боязно.

Софа не знала, что предпринять, Семен Михалыч ориентировался на Софу. Прыжок, па – и Жизель умерла вторично, красиво распластавшись чуть-чуть подальше от края сцены. Зал выдохнул и бешено зааплодировал. Таких эмоций зритель не переживал уже давно.

Софа и Семен Михалыч не стали дожидаться финала и впервые со дня знакомства долго гуляли по ночному городу, бросив старенькую машину на стоянке. Они много смеялись, вспоминая свое волнение в театре и радовались, что все закончилось без тяжелых последствий. Семен Михалыч наконец-то отважился сделать Софе предложение и она с легкостью приняла его, потому что вся наша жизнь, как известно, — театр и пусть Семен Михалыч вовсе не похож на принца, а Софа точно не Жизель, но, наверное, у каждого своя история любви и для каждого эта история — по-своему волшебная и неповторимая.

26.06.2017
Пенза
Источник фото: фото В. Белякова

Тэги: Личная история. Вся жизнь — театр

8
Комментарии (0)
Добавить комментарий