Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Директор Департамента ЖКХ Денис Леонтьев: «В 2018 году запланировано снести порядка 110 домов»

18 Января 2018
Ветхих и полуразрушенных зданий в городе довольно много, и порой они стоят в таком неприглядном виде месяцами. Своевременность очистки Пензы от подобных развалин зависит от работы многих служб и организаций. Из интервью с Денисом Леонтьевым, и.о. директора Департамента ЖКХ г. Пензы, вы узнаете, какая доля ответственности лежит на этой конкретной организации, и почему многие ветхие дома не убирают так долго.



— Сколько ветхих домов в Пензе снесли в 2017-м и сколько запланировано снести в 2018 году?

— Начну даже с 2016 года. В 2016 снесли 90 домов. В 2017 у нас было заключено 56 контрактов. 52 дома мы снесли, а 4 у нас были «переходящие». Это бесплатные «нулевые» договора, которые разбираются подрядчиком за счет строительного материала. Они у нас к финансовому году не привязаны, и было принято решение сделать их «переходящими». Работники разбирают эти дома сейчас, в зиму. В 2018 году у нас запланировано снести порядка 110 домов.

— Правильно я понимаю, что основная часть ветхих домов Пензы находится в Заводском районе?

— Нет, они есть у нас везде. Активно будут сносятся здания в районе Терновки (слева от Бауманского путепровода), в Заводском районе, на ул. Глазунова был большой квартал домов. На ул. Маркина есть дома, на ул. Павлова. То есть, они у нас везде разбросаны. Все зависит от времени освобождения дома. Только когда дом расселяется на 100%, мы имеем право его забрать на баланс и произвести работы по сносу. А у нас есть ряд домов, дела по которым до сих пор находятся в судах.

— Расскажите об обычном порядке сноса.

— Есть 2 варианта. Если дом деревянный или старый шлакоблочный, и он не представляет никакой экономической выгоды для подрядчика, мы его сносим за деньги. Средняя цена — около 100000 руб. По кирпичным же домам мы все прекрасно понимаем, что кирпич является вторичным материалом. Поэтому все такие дома разбираются бесплатно, за счет этих материалов. Плюс мы, как правило, к такому дому даем в нагрузку подрядчику деревянные дома — один либо два за счет одного кирпичного. Все это делается ради оптимизации бюджетных трат.

— Дома, которые разбираются на материалы — у нас много таких строений? Или же большая часть домов сносится за деньги?

— Таких кирпичных домов немного. Я бы сказал, что их процентов 15 от общего количества.

— Почему в нынешнем году запланировано снести в 2 раза больше зданий, чем в предыдущем?

— У нас в программе есть определенные сроки. Почему в 2016 году было снесено 90 домов? Потому что в начале реализации программы, где-то с 2014 года, условия по сносу некоторых зданий не были до конца выполнены, и оставалось порядка 30 «переходящих» домов. Когда мы подошли к 2016 году, нам нужно было срочно активизировать эту работу. В связи с этим получилось такое большое количество домов. В 2017 году мы уже вошли в плановый режим. Поэтому у нас оказалось снесено около 50 домов. Ну, и 110 домов у нас стоят по срокам в соответствии с программой о расселении до 31 декабря 2018 года.

— Какие основные трудности возникают при сносе ветхих домов? Жильцы ли съезжают неохотно, или подрядные организации подводят?

— Чтобы жильцы съезжали неохотно — такого нет. Жителям все-таки предоставляют новые квартиры в новых домах. Есть лишь единичные случаи, которые, как я и говорил, рассматриваются в судах. Но когда мы приходим сносить, эти вопросы обычно уже решены в судебном или досудебном порядке. Мы приходим на снос дома, уже свободного от всех жильцов.

А трудности разные. Например, это мародерство. Дома разворовывают. Вынимают окна, вынимают двери, вынимают металл. Мы и заявления в УВД писали. Не раз с крыш снимали металл, мы вызывали участкового. Есть определенная категория лиц, которые непосредственно занимается подобными вещами.

— Если пройтись по городу, то можно заметить, что некоторые ветхие дома не сносятся месяцами, если не годами. Почему так происходит?

— У каждого дома своя история. У нас есть дома, которые уже по 2 года в суде, и мы не можем приступить к их сносу.



— Ну, давайте возьмем для примера Заводской район. Улица Комсомольская, Воровского, Фрунзе, частично — Ударная. Вот эти дома.

— Там такая же история. Дома там большие, и в каждом находится по 1-2 квартире, дела по которым находятся в суде. Жители, собственники оттуда постепенно съезжают. До момента заключения договора мены или соцнайма, они сами вынимают все из своих комнат. Они сами выносят оттуда батареи, сами снимают пластиковые окна, которые, как они говорят, поставили за свои деньги.

А пока дом полностью не расселен, мы к сносу дома приступить не можем.

— После того, как дом полностью расселен, есть ли какой-то нормативный промежуток, за который это здание должно быть полностью снесено?

— У нас есть сроки, утвержденные программой. Прошлая отчетная дата у нас была определена на 31 декабря 2017 года. Следующая дата — 31 декабря 2018 года.

— Вы упомянули мародеров и прочие неприятные вещи. Недавно прошла информация о том, что в расселенном доме на ул. Комсомольской нашли труп мужчины. Некоторые из подобных домов горят по нескольку раз. Можно ли как-то оградить данные строения от мародеров и бездомных?

— А каким образом это сделать? Мы не нашли такого решения. У нас была практика: совместно с управляющей компанией мы заколачивали двери и окна. Но опять же этими лицами без определенного места жительства все это выдирается, выбивается. Бомжи опять обеспечивают себе доступ в эти строения.

Поставить охрану у каждого дома мы, к сожалению, тоже не можем. Вложиться капитально в закрытие окон и дверей? Согласитесь, это не рационально — тратиться на дом, который будет через месяц-два снесен. Поэтому мы просто стараемся ускорить сроки сноса. После полного расселения мы, как правило, обеспечиваем снос в течение 2 месяцев.


Надпись на объявлении - Интернет и ТВ в вашем доме


— А если ставить ограждения? Не помогает?

— У нас был опыт в Заводском районе: подрядчик уже в период сноса выставил ограждение. У него половину ограждения разворовали.

— А что насчет УМВД? Полиция патрулируют эти участки?

— Конечно. У них есть свои маршруты патрулирования. Мы пишем запросы по определенным районам, чтобы они увеличили там количество патрулей. С УМВД мы в этом плане тоже взаимодействуем.

— Многострадальный дом на ул. Ударной, 35 — как с ним обстоят дела? Все еще идут суды?

— Нет. Последних граждан там уже выселили по суду. Им предоставили жилье в маневренном фонде, все их вещи вывезены туда. В настоящее время в доме никто не проживает. Но сносить его будем, только когда дом полностью расселят. То, что мы перевели сейчас людей в маневренный фонд, не говорит о том, что дом расселен. Жильцы будут участвовать в программе переселения, как запланировано. Подробнее об этом я не могу сказать, потому что программу курирует Управление ЖКХ, но вроде бы переселение будет происходить со следующего года.

Пока мы лишь предоставили этим людям из дома №35 безопасное жилье, в котором они смогут проживать без угрозы здоровью. Но это не считается официальной реализацией программы переселения.

— Как Вы принимаете работу? Скажем, дом напротив входа в Олимпийский парк давно снесли, весь ценный материал оттуда, по-видимому, забрали, а остальной строительный мусор лежит на месте дома огромной кучей. Этот дом считается снесенным или не считается?

— Наверное, это дом по ул. Фрунзе, 12. Нет, он не считается снесенным. Я вам даже больше скажу — у нас его пока даже на балансе нет. Этот дом был снесен мародерами. Они его разбили экскаваторами и увезли. В настоящее время он нам еще не передан. В любом случае, мы будем это место зачищать. Площадка будет чистой и ровной.

— Занимается ли Ваш Департамент тем, что будет построено на освобожденных от ветхих зданий площадях?

— Нет. Порядок такой. Мы сносим дом. Подрядная организация оформляет акт о сносе строения в БТИ. Специалисты БТИ выезжают на место и фиксируют, что этого дома на самом деле больше нет. К акту выполненных работ прикладывается акт о сносе строения. Мы его получаем, подписываем акт выполненных работ. В свою очередь, мы формируем свой пакет документов, который передаем в Управление муниципального имущества. И Управление выпускает постановление о списании данного дома у нас с баланса. Соответственно, с этим актом они идут в федеральное БТИ и списывают строение. Остается свободный земельный участок.

— Можно ли как-то ускорить процесс снос ветхого здания? Скажем, если жильцы наводящихся рядом домов попросят об этом?

— А дом на 100% расселен?

— Допустим, на 100%.

— Если расселен, то почему нет? Его можно снести. Если не расселен, то мы его даже не можем запросить себе на баланс. Как я говорил, срок сноса полностью расселенного дома — не более 2 месяцев.

фото автора


Тэги: Директор Департамента ЖКХ Денис Леонтьев: «В 2018 году запланировано снести порядка 110 домов», Департамент ЖКХ, ЖКХ, Денис Леонтьев, дом, здание, Пенза, развалина, снос, деньги, кирпичный дом, квартиры, УВД, Ударная 35, суд, труп, мародер, бездомный, бомж, Заводской район, УМВД, жилье, БТИ, акт, земельные участки, расселение

4
Комментарии (0)
Добавить комментарий