Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Валерий Беспалов и его «пятилетка в четыре года»

3 Ноября 2017

Антон Инюшев

Заместитель Председателя Правительства Пензенской области Валерий Беспалов о том, легко ли живется чиновнику и ждет ли Пензу инновационный прорыв.

666666.JPG

— Вспомним все с самого начала. 2013 год, лето, Вас назначают работать в Правительство. Тогда казалось, что Вы — это новая игрушка для Губернатора Бочкарева, в которую он быстро наиграется и выбросит. Сейчас и Бочкарева уже нет, и Губернатор у нас другой, а Вы по-прежнему работаете в Правительстве. В чем секрет Вашего политического долголетия?

— Если мы говорим о Василии Кузьмиче, то он отличался тем, что достаточно регулярно менял кадры. Но, тем не менее, и в его эпоху было много людей, которые работали с ним годами. Самый яркий пример — Вячеслав Сатин, который, если бы не ситуация с возможным его назначением главой Администрации г. Пензы, так и продолжал бы работать, как работал до этого 15 лет.

Но были и другие случаи, когда Василий Бочкарев кого-нибудь принимал, а потом расставался с ним через несколько месяцев. И я его понимаю. Когда он принимал того или иного человека, то всегда рассчитывал на определенный результат. И если этот результат был, пусть и не на 100%, то работа такого человека Бочкарева устраивала. Если же результата не было, то не устраивала.

Бочкарев очень болезненно относился к вопросу исполнения своих поручений. Это совершенно нормально. Если человек не выполняет поручения, это, как минимум, неправильно.

Когда я начинал работать в 2013 г., те поручения, которые мне давали, исполнялись. Проблема на тот момент у нас была достаточно серьезная: было приостановлено финансирование строительства технопарка высоких технологий («Рамеев»).

Первые полгода я основную часть своего времени посвятил тому, что совместно с коллегами готовил документы для соответствующих конкурсов, ездил в Минкомсвязи РФ, доказывал актуальность этого проекта — «выбивал» финансирование. Результат вы знаете — технопарк был построен. У кого-то, конечно, возникают вопросы: так он был построен или не так, нужен он или не нужен. Но жизнь показала, что там — почти 1500 рабочих мест. Выручка резидентов составит по этому году более 2 млрд. руб. Это соизмеримо с каким-нибудь вполне приличным заводом.

Кроме того, мы там получили большой механообрабатывающий участок, там стоят высокоточные производительные станки. Есть «чистые комнаты», которые позволят нам развивать биомедицинский кластер.

Поэтому, собственно говоря, Василий Бочкарев через полгода назначил меня заместителем Председателя Правительства, курирующим промышленность. Чуть позже к моим обязанностям добавился транспорт; был период, когда я курировал и предпринимательство, и информатизацию. Честно говоря, это достаточно большая нагрузка.

Когда Иван Белозерцев стал Губернатором, я продолжил исполнять свои обязанности. Они потом немного видоизменились и сократились, но это нормально.

—Я помню митинги 2011-2012 гг. Вы выступали на этих митингах и очень серьезно критиковали эту власть. Вы так и называли ее — «эта власть». Теперь Вы сами — часть «этой власти», часть той силы, что вечно хочет блага. Комфортно ли Вам в этой роли? Насколько оппозиционно Вы настроены сегодня — в душе, внутри себя?

— Ситуация во многом изменилась.Наверное, главная моя позиция и тогда, и сейчас заключается в том, что у человека должно быть право выбора. Если говорить про политику, то выбор осуществляется в рамках закона, по действующему законодательству и при наличии свободного волеизъявления. По сравнению с тем, что было, условно говоря, 6 лет назад, количество нарушений закона, как мне кажется, сократилось очень существенно. Я считаю, что это заслуга всех сил — и оппозиции, и действующей власти.

Несмотря на определенные сложности, все-таки конфликтных ситуаций, на мой взгляд, стало значительно меньше. Взаимодействие между различными силами стало более конструктивным. Вот такой будет мой ответ.

— Вернемся к кругу Ваших обязанностей. Я недавно познакомился с их списком, и мне он показался совершенно громадным. Есть ли какие-то вещи, которые все-таки отнимают наибольшую часть Вашего времени, по сравнению с другими обязанностями?

— Когда-то я читал книжку Александра Щербакова о Пензе «Это мой взгляд». Там он говорил о том, что нельзя заниматься всем. Понятно, что он, как руководитель, председатель горисполкома, должен был заниматься всем. Но в любом случае он должен был выставлять какие-то приоритеты. У Щербакова был такой принцип: есть вещи, где работает система (скажем, образования, здравоохранения).

Они требуют чуть меньше внимания, чем какие-то более конкретные вещи. Сам Щербаков много времени уделял благоустройству: тот же фонтан у нас в городе появился благодаря ему.

У меня — примерно то же самое. При самом большом круге обязанностей есть вещи, требующие первостепенного внимания. Для меня приоритетом является технопарк «Рамеев», кластерное развитие и развитие нашего аэропорта.
Если мы говорим про промышленность, то кластерный подход там дает возможность чуть быстрее продвигать нашу продукции.

А по аэропорту вы сами знаете: если самолет не будет регулярно летать из Пензы в Москву, то никакой инвестор к нам не приедет. Мы видим, что деловая активность сразу возрастает при наличии регулярного и хорошо организованного авиасообщения.

Когда я начинал курировать аэропорт, у нас был один рейс — утром в Москву, вечером из Москвы. При этом были постоянные задержки. Сейчас ситуация намного лучше: у нас в Москву и из Москвы летает 6 рейсов в день. С 13 ноября начинаются полеты в Шереметьево. Раньше все рейсы шли в Домодедово, и это ограничивало определенные возможности.

— Как Вы полагаете, такая завязка деловой активности на активность аэропорта будет возрастать или падать? Ведь мы все-таки живем в эпоху информационных технологий, и многие вопросы решаются дистанционно, через интернет и телефонную связь.

— Это непредсказуемо. Несмотря на то, что многие вещи действительно решаются через телефон и интернет, живой контакт все равно незаменим. Вопрос заключается в стоимости транспортных услуг. Она должна быть более-менее адекватной.

Раньше мы имели ситуацию, когда лишь одна авиакомпания совершала полеты в Москву. Конечно же, она диктовала свою цену на билет. Если покупать его незадолго до вылета, цена могла превышать 15000 руб. Сейчас за 4000 руб. вполне можно долететь. А иногда и дешевле, особенно если не принципиальна дата вылета.

В этом году достаточно большим успехом стал приход авиакомпании «S7» с новыми самолетами. В Москву летает «Embraer-170» — абсолютно новый самолет бразильского производства. Это как новый автомобиль — он дает бОльшую надежность и комфорт. «Ан-148», которым летают Саратовские авиалинии — тоже новый самолет, но Embraer пассажиры хвалят больше.

— Какие еще проблемы Вам удалось решить за прошедшие 4 с лишним года?

— Когда я пришел, у нас были огромные долги по расчетам с дочерними компаниями «РЖД». Мы должны были несколько сотен миллионов. Нам удалось эти долги реструктурировать — беспроцентно, почти на 10 лет. Теперь мы их спокойно выплачиваем.

В 2014 г. у нас же оставались единицы электричек. Сейчас мы серьезно восстановили пригородное сообщение. В то время перестала ходить даже электричка «Ртищево-Пенза», важная для жителей Сердобска и Колышлея. Мы ее не просто восстановили: раньше она ходила до в. «Пенза-III», сейчас ходит до «Пензы-I». Согласитесь — приехать в центр города удобнее для пассажиров.

В этом году у нас появились впервые за много лет более 30 автобусов большой вместимости. Вы их можете увидеть на 54-м маршруте. Это тоже — совместная работа бизнеса и власти. Мы нашли механизмы, как простимулировать бизнес. Вот такие небольшие, локальные успехи. Но они все направлены на то, чтобы сделать жизнь людей комфортнее.

— У Чубайса принято спрашивать: «Где обещанные нанотехнологии?».  У Вас же я по привычке спрошу про инновации. Как у нас обстоят дела с ними?

— Меня положение дел с инновациями не удовлетворяет. Да, по сравнению с другими регионами у нас все более-менее хорошо. Но, на мой взгляд, успехов недостаточно. Хотелось бы, чтобы движение шло быстрее.

Тем не менее, у нас есть ряд предприятий, которые производят инновационную продукцию. Все знают про наш биомедицинский кластер. Десять лет назад разговор шел лишь о сердечных клапанах, а теперь появилось множество другой продукции (прежде всего — стенты, производство костной ткани).

Очень хочется, чтобы наша страна была передовой и высокотехнологичной. Но ни для кого не секрет, что по сравнению с ведущими странами производительность труда у нас в 4 раза ниже.

— В каком направлении Пенза могла бы добиться действительно прорывного развития?

— Тут все очень просто: все упирается в те компетенции, которые у нас есть. Новые компетенции выращивать очень сложно.

Благодаря компании «МедИнж» у нас появились компетенции производства изделий медицинского назначения, и мы построили технопарк с «чистыми комнатами». Я думаю, развиваться будет прежде всего это направление. Второе — у нас достаточно хорошие позиции в приборостроении, в частности — в производстве охранной техники. Эти компетенции, опять же, выросли не на пустом месте. Они развивались с советских времен.

И есть маленькая надежда (но мы все вместе должны сделать ее большой) на нашу IT-сферу. Компетенции эти у нас были в советское время, потом мы их немного подутратили. Сейчас техника сильно изменилась, но мы видим, что есть у нас успешные компании — «Тортуга», «BIT.GAMES», «FunCorp».

— Проблема этих компаний в том, что они занимаются лишь приложениями для телефонов, в лучшем случае — делают прикладное программное обеспечение. Но миллионов-то они не зарабатывают, по миру их имена не гремят.

— «FanCorp» уже давно «гремит» по миру. Их продукты известны. Более того, они недавно создали венчурный фонд в 10 млн. долларов. То есть, у них все неплохо. Но там все устроено так, что можно выпустить 10 приложений, а «выстрелит» только одно.

С инновациями — то же самое. Поэтому-то ими так сложно заниматься, особенно при нашем менталитете. У нас так принято: если ты вложил бюджетный рубль, то как минимум тот же рубль должен в бюджет вернуться. А инновации — это всегда риск. Поэтому у нас все непросто с выделением бюджетных денег.

— Что Вас, как чиновника, более всего ограничивает, что вызывает больше всего проблем?

— Есть такое выражение: «Все проблемы — в зеркале». Специфика работы чиновником, конечно, несет свои ограничения. Но это такая же часть работы, по этому поводу не стоит переживать. Просто нужно жить по этим правилам. Понятно, что деньги у  нас бюджетные, и мы не можем просто сказать: «Давайте вот этим людям дадим денег».

— Хорошо ли живется чиновнику в Пензенской области?

— Если смотреть с точки зрения оплаты труда, то, насколько я помню, последний раз зарплаты чиновникам поднимали в 2012 году.

— Так может быть, они и без того высокие? Сколько Вы в месяц получаете?

— Сегодня [1ноября 2017 г.] у нас была зарплата, и я получил 38000 руб., и 30000 с маленьким хвостиком я получаю аванс.

Госслужащий много чего не может себе позволить — и в поведении, и в  высказываниях, и в возможности подработать. Но я не жалуюсь.

— Как Вы за эти 4 с лишним года выстраивали отношения с  журналистами? Эти люди помогали Вам в Вашей работе, или, наоборот, мешали?

— Я всегда открыт. Когда кто-то со мной хочет пообщаться - пожалуйста.

Насчет «помогали» — сложно сказать. Я в последнее время привык получать «критические стрелы» из различных СМИ. К сожалению, сейчас у многих такой настрой — работать на негативе. Хотя я могу сказать, что большинство СМИ в целом адекватны. Начиная с «ПензаИнформ» и заканчивая «Пенза-Онлайн» — они дают, я считаю, достаточно объективную информацию.

Для меня главное — чтобы ничего не придумывали, от себя не сочиняли, домыслы не строили. В одном СМИ написали, что я общаюсь с израильской разведчицей. Но это же глупость полнейшая.

— В деле продвижения  инноваций, какая роль у журналистов? Первая, вторая, последняя?

— Они, безусловно, важны. Другое дело, что их роль не первая. Первая — у самих инноваторов. Вторая — у власти, которая должна создавать условия для инноваций. А третья — как раз у СМИ, которые должны рассказывать, что инновации — это здорово, что заниматься ими престижно и выгодно.

— Как Вы оцениваете будущее Пензенской области в плане развития инноваций, промышленности и транспорта? Где мы будем «проседать», где будем процветать?

— Хочется сказать, как Владимир Ильич Ленин в свое время говорил Герберту Уэллсу: «Через 10 лет вы не узнаете Россию». Но, я думаю, какого-то одномоментного скачка ждать сложно. Не так все быстро развивается в нашей стране. Но, я думаю, будет такая тенденция устойчивого роста.

Я рассчитываю, что в ближайшие годы усилится поддержка государством промышленности. Для этого достаточно много уже сделано. Есть государственный фонд развития промышленности РФ, есть подобный фонд в Пензенской области. Денег там пока не так много, и требования к проектам довольно жесткие. Но, я думаю, ситуация будет двигаться.

— Как Вы считаете, скажутся ли ближайшие политические события страны (я имею ввиду прежде всего предстоящие выборы) на развитии Пензенской области?

— Выборы пройдут стабильно. Не думаю, что нас ждут какие-то потрясения. Я не занимаюсь политикой, но я уверен, что все у нас пройдет абсолютно спокойно в силу того, какое у нас создано законодательство.

С точки зрения того, появятся ли дополнительные стимулы для развития экономики — не готов комментировать.

— Тогда давайте поговорим о Вашем личном будущем. Есть такой идиотский вопрос, который часто задают на собеседованиях: «Кем Вы себя видите через 5 лет?» Вот и я Вам задам такой вопрос.

— Обычно, когда этот вопрос задают, его привязывают к должностному положению. Должность, которую я занимаю, меня вполне устраивают.

Об избираемых мэрах и губернаторах обычно говорят: «Первый срок работают на второй срок, а второй срок — на историю». Мой пятилетний срок еще не завершился. Но я никогда не работал на второй срок.

Хотелось бы сделать что-то хорошее, чтобы мое имя было связано с какими-то достижениями. Мы же помним Георга Мясникова и привязываем к его имени Музей одной картины. Я надеюсь, что когда-нибудь и мое имя свяжут с чем-то хорошим.

— Например, с чем?

— Мне хотелось бы, чтобы наш технопарк «Рамеев» встал на ноги. Чтобы можно было говорить о Пензе как об одном из центров промышленного и инновационного развития.

— Хотите добавить к сказанному что-нибудь важное?

— На 100% развитие нашей области будет зависеть от развития наших вузов. Молодежь приезжает туда, где хорошие вузы. Я очень надеюсь, что наши вузы в ближайшие 10 лет повысят свой статус. Нужно ставить амбициозные цели. Войти в 500 лучших университетов мира, например.

Если у нас не будет высококачественного высшего образования — ничего не будет.

Источник фото: из архива В. Беспалова

Тэги: Валерий Беспалов и его «пятилетка в четыре года»

12
Комментарии (2)
0
Павел Арзамасцев
Вот вроде бы отличное интервью, а комментов нет, да и лайков не густо.
В чем дело Олег?
0
Олег Кочетков
Это жесть)))))
Добавить комментарий