RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

О массах, элитах и предательстве

5 Июля 2018
Небольшое эссе на отвлеченные околополитические темы.

0.jpg

Вчера


Задумывался ли Читатель, почему девяностые годы не привели к очередной революции? Крушение советской империи, чеченская война, гиперинфляция, дефолт ― до полной картины разве что чумы не хватало. Готовился, говорят, какой-то бунт под началом генерала Рохлина (на днях, кстати, исполнилось двадцать лет со дня его убийства) ― и то не вышло. Да и между захватом власти группой военных и массовыми волнениями по всей стране разница, согласитесь, есть. Так почему же все сидели молча?

Социологи дают свой ответ. Статус человека (или социальной группы) в обществе определяется четырьмя основными факторами: власть, доход, престиж и образование. В Российской Империи накануне революции всем этим обладали дворянство и крупная буржуазия, в отличии от масс, у которых не было ничего. Государственный организм сам разделил население на две группы с полярными интересами ― они и сошлись в решающей битве.

Другое дело, конец двадцатого века. У вузовского профессора ― доход маленький, власти никакой, образование высокое, престиж средний. У бандита ― власть и деньги, а вот образование и престиж ― не факт. У милиционера своя комбинация этих четырех факторов, у рабочего ― своя, у коммерсанта ― своя.  Вместо двух классов, угнетаемых и угнетателей, ― разрозненные социальные группы, каждая со своими интересами.

Сегодня



Периодически приходится слышать от обозревателей термин «предательство элит», причем у всех предательство заключается в разном. Левые говорят, что верхушка российского общества невольно обслуживает интересы западных стран-конкурентов, поскольку размещает там свои активы. Правые видят предательство в лояльности антидемократическому режиму в обмен на надзаконное положение.

И те, и другие, ссылаясь на исторические примеры, подводят к мысли о неизбежном возмездии. Оное может прийти как изнутри (народные волнения), так и снаружи (экономическая блокада, интервенция). Вопрос ― что раньше подоспеет? И вопрос этот актуальный, благо, что факты, приводимые и левыми, и правыми, взяты явно не с потолка.

Предатели бывают разного масштаба, кто-то орудует в федеральном правительстве, кто-то шелестит по регионам, кто-то ― в родном поселке. А принципы предательского поведения глубоко въедаются в психологию членов элиты.

Завтра


Вернемся к структуре общества. Что поменялось с конца прошлого века, а что осталось также? Сохранилась выраженная фрагментация на множество групп. Кто-то выделяется доходом, кто-то образованием, кто-то властью. Но кое-что поменялось. Среди населения страны по всем четырем критериям стали резко выделяться отдельные группы людей. Региональный политический бомонд, служащие госкомпаний, сотрудники силовых структур — все те, кого вспоминает обычный участник протестных акций на Болотной площади, когда слышит слово «система». Они и есть та самая современная элита, и отрыв этой отдельной группы от «массы» по всем пунктам неизменно увеличивается.

Конечно, и в девяностых кому-то жилось лучше остальных. Но есть несколько оговорок.  Во-первых, если в девяностые все же были своего рода «лотереей» и вверх выстреливали те, кто в моменте оказался хитрее, расчетливее, трудоспособней или просто удачливей, то сегодня в число элиты входят вполне конкретные социальные группы, те, кого мы назвали выше. Более того, все ясней проявляется клановый характер этой элиты.

Во-вторых, в отличии от девяностых, отрыв действительно происходит по всем пунктам. Сильные мира сегодня не только обладает богатством и властью, они образованы, и с престижностью их положения спорить тяжело.

1.jpg

Таким образом, в России вполне ощутимо снова складывается биполярная система стратификации общества.

И все же не стоит ставить знак равенства между нынешними россиянами и рабоче-крестьянской массой начала двадцатого века, которой было действительно было нечего терять, кроме цепей. Нашему современнику, напротив, есть чего терять. У него есть маленькая, но уютная квартира в спальном районе, не самая новая, но вполне работоспособная иномарка, небольшая, но слишком высокая, но обеспечивающая существование зарплата. И менять это на камеру в казенном доме и, при неудачных раскладах, электрошок под ребра желающих немного.

Пока что этот довод перевешивает расслоение общества. Но вот на носу очередной пакет реформ, который, очевидно, это расслоение усилит еще более. Не пора ли остановиться? А то ведь социология — наука куда более точная, чем может показаться на первый взгляд.

Теги: О массах, элитах и предательстве

3
Комментарии (3)
0
Антон Инюшев
Михаил, пожалуйста, никогда больше не пиши про 90-е. В силу возраста ты ничего о них не знаешь, а в силу идеологической зашоренности о той эпохе у тебя сложились совершенно неверные представления. Никто в девяностые не "сидел молча". Россию лихорадило от митингов, забастовок и других народных выступлений. Пензу - тоже. По сравнению с протестами, что были тогда, на нынешние смотреть смешно.
По поводу элит все тоже очень спорно. Они как были неоднородными и разрозненными, так и остались. Предприниматель сегодня может иметь высокий доход и даже образование, но с престижем и властью у него плохо. Политик, допустим, имеет власть и престиж, а доход и образование у него могут быть средненькие. И т.д. Есть, конечно, люди, у которых все 4 стата прокачены до максимума, но такие были во все эпохи.

А главное, вывод-то какой? Как у Януковича: "Астанавитесь!" А не то страшная социология покажет, насколько она точная наука.

Не знаю, лично мне не страшно.
0
Светлана
Антон, я открою вам страшный секрет: вы с Мишей почти ровесники)
0
Антон Инюшев
В таком случае - мои комплименты Михаилу. Для человека под 40 он выглядит очень молодо. Но тогда я совсем не понимаю, как Михаил умудрился пропустить все те уличные протесты и волнения, что были в 90-х, и откуда у него такое теплое чувство к той эпохе. Может быть, он в какой-то другой стране жил, не в той, что я?
Добавить комментарий