Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Зачем Пензе нужны тьюторы

7 Декабря 2017
В Пензе вскоре начнется подготовка тьюторов для работы в системе инклюзивного образования. Об этом на своем официальном сайте сообщает министерство образования Пензенской области.



Помнится как несколько лет назад Александр Гуляков, в ту пору спикер Заксобра, призывал задуматься, правильно ли у нас ведется работа с детьми с ограниченными возможностями. Он поминал Швецию, в которой больного ребенка пытаются поместить в общую среду, и родители здоровых детей не возражают, в то время как в России бытует мнение, что инвалидов надо изолировать. Нынешний ректор ПГУ призывал переходить к инклюзивному образованию, чтобы «дети-инвалиды учились не дистанционно, а наравне с другими школьниками».

Похоже, что его призывы спустя годы услышаны. По крайней мере, в январе 2018 года на факультете профессиональной переподготовки Института регионального развития Пензенской области должно начаться обучение группы слушателей по программе «Тьютор в системе инклюзивного образования».

Отношение непосредственно к инклюзивному образованию, т.е., совместному обучению обычных мальчишек и девчонок и детей с различного рода недостатками и отклонениями, у нас неоднозначное. Мы же не Швеция. У нас десятилетиями складывалась система по их раздельному обучению. В которой, как многие считают, имеется больше плюсов, чем недостатков.

Центр социальной политики и гендерных исследований как-то проводил специальный опрос. Оказалось, что большинство россиян, как считающих себя здоровыми, так и инвалидов, полагают, что обучение детей с ограниченными возможностями должно проходить не в обычных школах, а все-таки в специализированных. В крайнем случае, в спецклассах. Либо в виде дистанционного обучения или посещения учителями учеников на дому.

По мнению ряда пензенских педагогов, с которыми удалось побеседовать по этой теме, со сложившейся системой необходимо считаться. Хотя бы потому, что большинство обычных школ даже областного центра попросту не готово к приему инвалидов. Нет обустроенной должным образом среды – помещений, специальных лестниц, подъемников, расширенных входов, и т.п. И если помещать их в обычный класс, то за каждым необходимо прикреплять специального работника, того самого тьютора, помогающего им при перемещениях по зданию, посещении уборных, и т.п., поскольку учителю при его обычных функциональных обязанностях даже в перемену с этим не справиться.

Кто-то полагает, что обучение детей-инвалидов в обычной школе экономически выгоднее, так как в разы ниже бюджета спецучреждения. Но есть определенные риски при помещении таких детей в рядовые классы. Таковы наши реалии, что они вполне могут стать объектом неприязни или насмешек со стороны обычных учеников-одноклассников, и далеко не каждый из родителей последних может одобрить такое сочетание в классе.

Инвалид инвалиду рознь. Кто-то схватывает материал на лету. А кто-то требует повышенного внимания, притормаживая образовательный процесс для остальных. Взять, например, инвалидов по слуху или зрению. Что ж, при их наличии в обычных классах дополнительно в каждый их них на уроках сажать сурдопедагога или тифлопедагога? Про детей с задержкой интеллекта вообще отдельный вопрос.

Предполагается, что пройти обучение в Институте регионального развития Пензенской области по соответствующей программе смогут лица, имеющие высшее педагогическое образование и стаж работы в образовательной организации не менее двух лет. Это дает повод некоторым пензенским педагогам предполагать, что функции тьютеров станут дополнительной обузой для уже работающих учителей. Мол, и сэкономить можно на этом, не ломая голову над вопросом как обеспечить дополнительную, чисто тьютеровскую ставку. Условие непременного наличия высшего педагогического образования при этом вызывает недоумение, поскольку, скажем, среди учителей начальных классов немало тех, кто обучался не в педвузах, а в педколледжах.

О том, что пензенские школы в большинстве своем не совсем готовы к сиюминутному внедрению инклюзивного образования можно составить представление и по пояснениям, которые порталу «Пенза-Онлайн» дала Елена Столярова, уполномоченный по правам ребенка в Пензенской области:

- В Пензе сейчас ситуация складывается таким образом, что дети с определенными ограниченными возможностями в основном сосредоточены в школах №№ 27, 30 и 51. Но не всем родителям удобно вести туда детей из каких-то отдаленных районов. Они резонно могут решить, что их дети могут учиться в школе, ближайшей по месту проживания.

Однако необходимо учитывать как рекомендации специалистов ПМПК (психолого-медико-педагогической комиссии), так и возможности образовательных организаций. Скажем, для инвалидов-колясочников необходимы пандус, широкие дверные проемы, специальные санитарные комнаты. Для слабовидящих детей нужны элементы системы навигации. Свои особенности обучения имеются при работе с детьми с расстройством аутистического спектра или с синдромом Дауна.

В определенных случаях дети могут быть приписаны к какому-то общеобразовательному учреждению, обучаясь при этом частично на дому, а по каким-то урокам заниматься в школе. Тогда-то родителям и нужны помощники, которые могли бы с их ребенком посидеть дома, привести в школу, побыть с ним там и возвратить его домой. По словам Елены Столяровой, это могут быть тьюторы, а могут и волонтеры.

Елена Алексеевна также заметила, что сейчас речь идет о том, чтобы представителями образовательных организаций оперативнее предоставлялись заявки, поступающие от родителей детей с ограниченными возможностями на обучение в той или иной школе. Для того чтобы оценить возможности и максимально удовлетворить потребности и реализовать право особенных детей на получение образования в обычной школе. Но при этом нужно не допустить какого-то дополнительного вреда их здоровью. С чем трудно не согласиться. Как и с теми утверждениями, что нужно также сохранить нормальный учебный процесс для обычных детей.

Инклюзивное образование требует дополнительных субсидий. На особое оборудование, на особые методические материалы, на сопровождение, на обучение, на обучающие семинары, причем не только самих будущих тьютеров. Насколько остро Пенза в них нуждается, пожалуй, можно будет судить по количеству поступающих от образовательных организаций заявок и оценки их возможностей.

А то глядишь, и волонтеров из числа студентов педагогического института ПГУ или педколледжа хватило бы. Замотивировать их вполне реально. Скажем, засчитывать работу волонтером в качестве педагогической практики или учитывать при исчислении трудового стажа.

Тэги: Зачем Пензе нужны тьюторы, Пенза, тьютор, инклюзивное образование, образование, Пензенская область, Александр Гуляков, Швеция, обучение, дети с ограниченными возможностями, школа, инвалид, Пенза Онлайн, Елена Столярова, ПМПК, психолого медико педагогическая комиссия, волонтер

23
Комментарии (0)
Добавить комментарий