RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Пензенские кибернарики

10 Марта 2018
Павел Романов

Чтобы сбыть свой товар, наркодилеры все чаще прибегают к современным технологиям, предпочитая уже криптовалюту. Правоохранительные органы стараются от них не отставать.

7.jpg

Их не догонят


В начале марта в России отмечался международный День борьбы с наркоманией и наркобизнесом. По иронии судьбы ровно через месяц исполнится два года, как было ликвидировано такое ведомство, как Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Тогда незадолго до этого события пензенские борцы с наркомафией бодро отрапортовали о ликвидации группировки, занимавшейся сбытом так называемых дизайнерских наркотиков, которую возглавляли бывший член ОПГ, бывший сотрудник органов и бывший бизнесмен.

Вот ведь как получается: наркоконтроль канул в лету, а дилеры и наркотики никуда не исчезли. О чем красноречиво говорит последнее дело четырнадцати наркоторговцев, получивших от четырех до восьми лет лишения свободы. Коллеги поспешили окрестить подсудимых организованной преступной группировкой. Но если бы суд признал их таковыми, они получили бы сроки гораздо большие. При этом главных организаторов ведь так и не нашли.

Наркоманов все «меньше и меньше»


В интервью газете «Известия» главный нарколог Минздрава России Евгений Брюн с оптимизмом объявил, что вот уже несколько лет в стране наблюдается снижение числа потребителей наркотиков — в среднем на два-три процента в год. Но я бы не очень радовался этим цифрам. За последние месяцы только четырьмя судами Пензы было рассмотрено не меньше 150 дел, связанных с оборотом наркотиков. И это не считая тех дел, что находятся в стадии расследования, и тех, что прошли через районные суды Пензенской области и суды мировые.

Сложно сказать, где больше наркоманов — в сельской местности или городе. Но точно знаю, что до глубинки технологии еще не совсем дошли. Тут как и прежде предпочитают обходиться подручными средствами. То есть дикорастущими коноплей с маками.

Конопля и мак — это самый смак


Вот несколько небольших примеров. В Бессоновском районе местный житель по фамилии Головин нашел где-то недалеко от дома целую плантацию мака. Сорвал 165 кустов. Из них вышло почти два с половиной килограмма маковой соломки. В итоге получил три года условно.

Кстати, все эти условные сроки понятие действительно условное. Житель Белинского района Перфильев был задержан задержан за изготовление гашишного масла. И присудили ему полтора года условно. А вот господин Череповский из того же района за 64,72 грамма конопли получил условный год. Василий Васин из Башмаковского района марихуану прятал в дренажной трубе возле дороги. Но даже этот хитрый финт не спас его от двух лет условно. Почему два года условно? Почему не год или три? Кто бы объяснил.

То, что судьи индивидуально подходят к каждому подсудимому, свидетельствует случай с жителем Белинского района Юнеевым. Оперативники обнаружили у него 900 граммов конопли. Но так как он был ранее дважды судим, суд отправил его в колонию строгого режима на два года и два месяца. Житель опять-таки Белинского района Еремин попался с 15 граммами марихуаны. Суд дал ему полтора года условно. С испытательным сроком, естественно. Но Еремин не стал дожидаться его окончания, и через три месяца у него же изъяли еще 61 грамм конопли. Все, кончились условные сроки. И наш герой поехал на год и семь месяцев в колонию-поселение. А вот у гражданина Сорокина судимостей не было, что не помешало суду за 170 грамм каннабиса отправить его на полтора года в колонию общего режима.

Но что интересно. Судя по материалам уголовных дел, большинство их фигурантов в деревнях и селах находят мак и коноплю чуть ли не под окнами своих домов. Автор этих строк не раз бывал на совещаниях, посвященных борьбе с наркотиками. Сначала милицейские, а потом полицейские начальники отчитывались об успешном уничтожении дикорастущих плантаций и миллионах освоенных в этой связи бюджетных средств. А ведь если так посудить, то с уничтожением той же конопли и количество наркоманов по идее должно уменьшиться. Как тогда план выполнять? Вот и растет она на радость всем.

Мальчишки и девчонки, а также их родители


Если учитывать возрастной, половой и социальный статус наркоманов, то тут каждой твари наберется по паре. Встречаются женщины. Так, Светлана Майорова заказала один грамм метилэфедрона через Telegram за 2 тысячи 400 рублей. Закладку нашла по кустом. Здесь ее и задержали. В кабинете при досмотре она умудрилась так отпинать сотрудницу полиции (целого лейтенанта между прочим), что та загремела на пол вместе со столом. У Юлии Шевелевой обнаружили 709 граммов маковой соломки. Получила три с половиной года условно.

Встречаются подростки. Школьник Евгений Чирцов опять-таки через Telegram заказал себе дозу синтетического психостимулятора. Через банкомат перевел на указанный номер две с половиной тысячи рублей. Закладка была возле дерева. Правда, он отделался легким испугом: двести часов обязательных работ все же не так плохо.

Встречаются многодетные отцы. У Дмитрия Тарасова было целых четыре ребенка. И все — от разных женщин. Задержали его с 54,6 грамма марихуаны. Отделался годом условно. Кто-то детей все-таки должен содержать.

В бараках и по почте


Встречаются и заключенные. Роман Пономарев отбывал срок в одной из пензенских колоний. Здесь завел знакомство с одним из старожилов. Такое совпадение, но тот имел такую же фамилию — Пономарев. В колонии Роман проигрался в карты и был должен своим сокамерникам. Когда вышел на свободу, его визави тут же позвонил. И вот обратите внимание — нас убеждают в том, что сотовые телефоны в колониях запрещены.

Но Пономорев-заключенный запросто звонил Пономареву-свободному. Причем неоднократно. Как-то дал он ему задание — пойдешь к магазину «Моя Родня» и достанешь из-под колеса припаркованной «девятки» пачку сигарет. Передашь ее одному из заключенных во время свидания.

Роман так и сделал. В пачке оказались, по данным следствия, запаянные полимерные трубки с героином и амфетамином внутри. На самом деле это были обычные обрезанные трубочки от сока, что могли уместиться в сигаретной пачке.

Пономарев спрятал их в подкладку куртки. Но не учел того, что перед свиданием его будут обыскивать. В результате мужчина, только освободившийся из мест лишения свободы, вновь отправился туда на четыре года и шесть месяцев. Сотовый телефон у его однофамильца тоже отобрали. Надолго ли?

Встречаются и просто балбесы. Общеизвестно, что очень большое число жителей области трудится в Москве и Подмосковье. Гражданин Марусенков после очередной зарплаты решил отправить домой письмо. И не простое письмо, а с 600 граммами героина внутри, упакованными в красочную открытку в виде ста долларов (додумался, однако). Купил он наркотик возле метро Выхино (и, по традиции, у неустановленного следствием лица). А дома его брата, пришедшего за посылкой, уже ждали оперативники. И этот случай далеко не единичный.

Низшая ступень


Розничные курьеры занимают низшие позиции в наркобизнесе. Не случайно именно они получили относительно небольшие сроки в деле «четырнадцати» (а чуть ранее в деле «семи» и «девятнадцати»). Здесь показательна история жителя Пензы Алексея Ртищева. Человек, ранее судимый за употребление наркотиков, находился без работы. При этом дружил с интернетом, что в конечном итоге и привело его на скамью подсудимых.

Опять же через Telegram он связался с заказчиком. Ртищев искал работу, и он ее нашел. Ему предложили заниматься розничными закладками. Если кто не понял, то поясню — нужно раскладывать дозы в определенных пропорциях по тайникам. Основной наркотик — за автомойкой. Его нужно разложить по гриппер-пакетам.

Что и поручили Ртищеву — в 33 пакета упаковать «скорость», а еще в 110 пакетов — «спайс» (по-научному — тетраметилциклопропанкарбонил). Список закладок был прислан в СМС-сообщении. При этом неизвестный куратор рекомендовал ему купить электронные весы, снять квартиру и поменьше бывать на публике, что последний и сделал. Деньги дилеру перечислялись на карточку. Неизвестный спонсор был весьма щедрым.

Однако во время одной из закладок Ртищева взяли. В ходе допроса он признался, что этот «бизнес» был ему не по душе. Но неизвестный под ником «Вадим» пригрозил убийством его семьи. Круговая порука не иначе.

В ходе суда обвинение позиционировало Ртищева, как члена организованной преступной группировки. Но кроме него за решетку никто так больше не отправился.

Самый криминальный район


Считается, что самыми криминогенными являются заводские районы. Отчасти в этом есть доля правды. Александр Поваров завел знакомство с неким московским дилером (обратите внимание, опять-таки неустановленным).

В его обязанности входило делать закладки с уже упакованными соответствующего веса наркотиками. Одну — в двухстах метрах от улицы Минской. Вторую — на улице Ухтомского. Третью — на улице Железнодорожной. Четвертую — на улице Долгова. Чувствуете конспирацию? А были еще и пятые и шестые. На улице Минской Поварова и задержали.

Как все это происходило изначально. На Поварова вышел некто через интернет-площадку Hydra. Предложил двадцать тысяч рублей в месяц за немудреные услуги — раскладывать закладки с наркотиками в разных районах Пензы. А забирать их в свою очередь нужно было из тайников, расположенных в Московской области.

Работодатели подготовились капитально. В тайнике, кроме наркотиков, находились еще и деньги. Когда Поварова задержали, то в трусах у него обнаружили сверток из полимерной пленки с восемью гриппер-пакетами. Изъяли деньги и сотовый телефон с сообщениями (забыл удалить?). Как вы понимаете, заказчиков так и не нашли.

Однажды автору этих строк довелось участвовать в полицейском рейде по многоэтажкам Октябрьского района. Жители встретили правоохранителей крайне враждебно. «В подъездах одни наркоманы, а вы ни не черта не делаете», — кричали они в спину полицейским. Что ж, использованные шприцы были тому явным свидетельством. А все приведенные выше факты — лишь капля в море. Увы.

Теги: Пензенские кибернарики

5
Комментарии (0)
Добавить комментарий