RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Нарчатка, Иван Грозный и Планетарий Мифологизация ранней пензенской истории

11 Сентября 2018
(Продолжение. Начало см. здесь )

Среди мифов истории отдельное место занимают «патриотические легенды». Из них, например, практически полностью состоит ранняя история Рима в изложении великого Тита Ливия — гуси, спасшие Рим, Муций Сцевола, сжегший в знак неустрашимости руку, братья Горации и т.п. Подобные легенды не принимаются современными историками за факты. Однако прочно вошли в культурный контекст.

69.jpg

Легенда о Нарчатке


Одним из пензенских аналогов подобного является легенда о Нарчатке. Якобы царице мощного не то мокшанского, не то буртасского (ну, разумеется!) царства, противостоящая монголо-татарскому нашествию. В 2011 году ей даже открыли памятник в Наровчате. На самом деле известный краевед Михаил Полубояров давно разоблачил эту легенду.

«История ее такова. Пензенский краевед В. Ауновский опубликовал в «Памятной книжке Симбирской губернии» (Симбирск, 1869) большую, интересную и во многом оригинальную статью под названием «Этнографический очерк мордвы-мокши», где пару строк посвятил и Нарчатке: «…в народной памяти живет какая-то княжна Нарчатка... Монеты с изображением Нарчатки попадаются иногда в мордовском женском уборе». Потом о Нарчатке полвека не было слышно. Но вот о Наровчате заговорили после находок на его территории в 1916 году солдатом-краеведом Садовым татарских камней с рельефами. Камни «оживили» упоминание Ауновского о Нарчатке. И Садов записал о ней якобы местную легенду».

Полубояров задался естественными вопросами: почему легенду не заметили исследователи русского и мордовского фольклора во второй половине 19 века, хотя это была пора расцвета интереса к фольклору? Все ее варианты записаны в 20 веке! Почему известия о Нарчатке не отложилось в текстах исторических песен мордвы? Почему о ней умалчивали краеведы 19 века и составители обширных исторических очерков для «Материалов для географии и статистике России, собранные офицерами Генерального штаба»? Кроме того, сказание слишком уж напоминает широко известную со второй половины 19 века легенду о казанской «царице» Сююмбике, бросившейся с башни, чтобы не попасть в плен. И Полубояров приходит к выводу: «Складывается впечатление, что «впервые услышавший» и записавший легенду о мордовской (или буртасской) царице крестьянин-солдат либо придумал легенду сам, либо услышал от кого-то из образованных наровчатцев».

Однако, легенда на то и легенда, чтобы игнорировать всякие научные сомнения в ней. И Нарчатка ныне является пусть не историческим, но мифологическим персонажем. А это не менее реально.

Икона от Ивана Грозного


Возвращаясь к истории с флагом Пензенской губернии. Оправдывая его принятие в 2002 году тогдашний зампред Заксобра области Юрий Лаптев упомянул https://amp.newsru.com/russia/25dec2002/penza.html о существовании местной легенды, которая оправдывает появление Спаса Нерукотворного на флаге. Предание гласит, что в XVI веке, проезжая через Пензу, Иван Грозный пообещал подарить местным жителем икону с изображением Иисуса.

Хотя Казанское взятие Ивана Грозного состоялось за 111 лет до с основания города-крепости Пензы.

Однако такая легенда действительно существует. Более того, существует и икона — в действительно старейшей церкви Пензы — Воскресенской. Но на истинности ее сегодня не настаивает даже Церковь.  А возникновение самого Черкасского острога, в котором изначально и располагалась Воскресенская церковь, затем вошедшего в черту нового города Пензы, сейчас уверенно относят к началу 60-х годов XVII века — за несколько лет или даже месяцев до начала строительства города-крепости Пензы. Вероятно, это было «предварительное» укрепление для защиты строителей уже «основательной» Пензы и временной резиденции начальства.

Легенда же возникла именно в связи с иконой Воскресенской церкви — с понятными целями.

Челобитная в РАН и Ханская ставка в парке Белинского


Не одними легендами питается отечественное краеведение. Надо отметить, что желание «состарить» историю и города Пензы и земли Пензенской, как составной части государства Российского предпринимались и предпринимаются даже на вполне солидном научном уровне. И даже находит поддержку и одобрение у мэтров отечественной исторической науки.

В том, чтобы считать историю Пензенского края не с туманных полумифических времен, и уж тем более не со времен обнаруженных на территории области неолитических стоянок, а со времени вхождения данной территории в состав Российского государства — есть весьма солидный резон. Уже потому, что здесь мы выходим из области фантазий и догадок и вступаем на прочную почву исторических документов.
Русский великий государь Иван III в завещании, составленном в 1504 году, отдавал своему старшему сыну Василию (будущему великому государю Василию III), в числе прочих земель «Нижний Новгород с Мордвами и Черемисами, Муром с Мордвами, Мещера с Касимовым, да князи Мордовские все». Этот фрагмент документа дал основание пензенскому краеведу Евгению Саляеву утверждать, что в начале XVI столетия Примокшанье и левобережье Суры уже находилось в составе Московского княжества».

Известные пензенские ученые С.Л. Шишлов и В.В. Первушкин пятнадцать лет назад выдвинули оригинальную гипотезу, согласно которой нынешний Пензенский край входил в состав так называемой «Темниковской Мещеры» (условное название), включавшей в себя также территорию нынешней Мордовии, части территории Тамбовской, Рязанской, Саратовской, Ульяновской, Нижегородской областей и Чувашии. В XVI век эта территория была присоединена к Московскому государству. Шишлов и Первушкин определили даже условную дату вхождения земли Пензенской в состав России — 1523 год. В этом году был основан город на Суре — Васильсурск (у впадении Суры в Волгу — территория нынешней Нижегородской области), а татарский царевич Шигалей, находившийся на службе у великого князя Василия Ивановича и возглавлявший русское войско, привел к присяге «мордву и черемису казаньскую».

Несмотря на то, что Васильсурск находится довольно далеко от Пензы и никогда не входил с нею совместно ни в какое отдельное административно-территориальное образование, теорию поддержали сотрудники Института российской истории Российской Академии наук — ведущие отечественные специалисты по истории указанного периода: академик С.О.Шмидт, доктора исторических наук Я.Е.Володарский и О.А.Шватченко. Тогдашнее руководство Пензенской области направило им представление с вопросом об обоснованности даты, предложенной Шишловым и Первушкиным. В ответе было сказано: «возможно считать условной датой присоединения пензенской земли 1523 год, когда был основан город Васильсурск».

Сие радостное известие было опубликовано в газете «Пензенская правда» от 16 февраля 1999 года (перепечатка «Татарской газеты»). Очень любопытно, что господин Шишлов там именуется как «потомок монархов Темниковской Мещеры через князей Алышовых». Для тех пензяков, которые не знали, что у них законный государь есть!

Так что, получается, у нас в запасе еще одна, очень круглая, дата. И нынешнее поколение пензяков, отпраздновавшее 200-летие губернии и 350-летие Пензы, сможет отпраздновать и 500-летие вхождение в состав России.

Куда более сомнительными оказались дальнейшие построения пензенских краеведов, касающиеся уже непосредственно города Пензы, по которым выходило, что наш край именовался Ихретинским беляком (административная единица), центр которого находился в селе Кучки, а позднее был перенесен приблизительно на место нынешнего планетария!

Впрочем, мифы, если не воспринимать их слишком всерьез, подогревают все же интерес к истории родного края. А всерьез заинтересовавшийся причащается к ней уже в настоящим немифилогизированном виде. А это уже хорошо.

Теги: Нарчатка, Иван Грозный и Планетарий Мифологизация ранней пензенской истории

5
Комментарии (0)
Добавить комментарий