RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Четыре вопроса православию. Вопрос четвертый: церковь и современное искусство

4 Августа 2018
Михаил Чернецов

Беседа с председателем информационного отдела Пензенской епархии иеромонахом Фаддеем (в миру — Александр Владимирович Голосных) о месте православия в жизни современного общества.



Михаил Чернецов: В последнее время нам всё чаще приходится слышать о православных активистах. Так, совсем недавно в сети Интернет появилась новость, что в результате акций православных активистов была запрещена постановка рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». Насколько стоит разграничивать деятельность таких активистов и самой РПЦ? Какие оценки следует давать их деятельности?

О. Фаддей: В данном контексте надо чётко отделять: есть Церковь как церковная организация, и есть православные активисты, которые объединяются в общественные движения либо действуют без юридического закрепления своего статуса. Их взаимосвязь с Церковью может быть различна.

Например, мне известен факт существования группы молодых людей, которые называют себя церковными активистами, но в реальности даже не ходят в церковь, по сути, просто собираются для знакомства и общения. Есть и группы людей, сформировавшиеся под патронажем церковных органов, например, Отдела социального служения. Они занимаются помощью в хосписах, социальных центрах, детских домах — это то, что лично я могу назвать здоровым православным активизмом. И совершенно иной разговор, если группа людей, позиционирующая себя таким образом, начинает проявлять агрессию к обществу, к культуре. Когда люди начинают видеть опасность во всём, когда целью своей делают принуждение к православию — это не есть нормально.

Михаил Чернецов: Как следует относиться к новеллизации Библии? В частности, большой интерес к сюжетам Священного писания проявляет кинематограф.
Кинокартины на основе библейских сюжетов всегда оказываются в фокусе общественного внимания. Как правило, чем больше сцен, не имеющих первоисточника в Библии, содержит такой фильм, тем больше он вызывает споров.

Так, «Страсти Христовы», максимально близкие к тексту Евангелия, не вызвали сильных протестов. А, например, фильм Дарена Аронофски «Ной» столкнулся с обвинениями в отходе от оригинального ветхозаветного сюжета. В то же время, это позволило очень ярко — и вполне в соответствии с церковными представлениями — проиллюстрировать, какое место должны занимать отношения с Богом в иерархии ценностей человека.
Более свежий пример — фильм «Восставший» (или «Воскресение Христа»). Сюжет строится вокруг подчинённого Понтия Пилата, которому поручено расследовать исчезновение тела Иисуса. Сцена, в которой главный герой наедине беседует с уже воскресшим Христом, выдумана сценаристами, но придаёт образу Сына Божьего осязаемости.

О.Фаддей: Здесь на передний план должен выходить вопрос, что мы выносим из такого произведения (будь то фильм, книга или что-то ещё). Если оно даёт нам что-то положительное, что, при этом, никак не влияет на принципиальные положения нашей веры, то почему мы должны подвергать его шельмованию? Но даже если, допустим, фильм содержит какие-то расхождения с христианской доктриной — то надо помнить, что это не документальное кино и уж, тем более, не вероучительный источник. Художественный фильм должен и восприниматься таковым.

С другой стороны, вы помните, что книги Дэна Брауна и снятые по ним киноленты преподносились едва ли не как документальные произведения. Мы вправе говорить, что это опасно, если это способно сбить того или иного человека с его пути к Богу.
Ввести человека в заблуждение могут также отпечатки влияния на произведение других конфессий. Американский фильм, в котором о Христе будут говорить, например, с позиции мормонов, не должен создавать у православного иллюзию, будто сказанное — и есть истина.

Следует отметить, что артефактами поп-культуры (поп-культуры — в широком смысле) сейчас становится то, что уже было осуждено и отвергнуто Церковью. Пример — «Евангелие от Иуды». В погоне за «горячей» новостью обозреватели стали порождать тезисы в духе «Церковь скрывала правду…», упуская из вида тот факт, что на все вопросы, которые в связи с этой находкой могли появиться к Церкви, Она уже давно ответила.

Здесь нам просто надо понимать, где проходит грань между искусством и откровенной провокацией, тем более, что провокации в адрес Православной Церкви стали нередким явлением. Почему их мишенью становится именно православие? Потому что люди, которые позволяют себе подобные акции, знают, что реакция в ответ будет предельно мягкой. Почему-то мы не слышим про хулиганские выходки в мечетях.

Это не выпад в сторону мусульман, они тут ни причем. Но дело, в первую очередь в том, что христианская Церковь не осуждает человека в принципе, а осуждает лишь тот грех, который он совершил. Именно это воспринимается за слабость и именно этим стараются воспользоваться. Самого же человека Церковь любит — потому что любит его Господь Бог.

Источник фото: Православие.Ru

Теги: Четыре вопроса православию. Вопрос четвертый: церковь и современное искусство, вопросы, православие, церковь, современное искусство, искусство, Пензенская епархия, Александр Голосных, общество, Михаил Чернецов, православные активисты, Интернет, рок опера Иисус Христос суперзвезда, Иисус Христос суперзвезда, Иисус Христос, РПЦ, церковная организация, новеллизация, Библия, Священное писание, кинематограф, кинокартина, библейские сюжеты, Страсти Христовы, Евангелие, Даррен Аронофски, Даррен Аронофски Ной, фильмы, ветхозаветные сюжеты, Бог, Восставший, Воскресение Христа, Понтий Пилат, произведение, книги, вера, Дэн Браун, поп культура, Евангелие от Иуды, Православная Церковь, Христианская Церковь

9
Комментарии (0)
Добавить комментарий