Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Театр Доктора Дапертутто: Психиатрическая быль

6 Июля 2017

Время действия — Вальпургиева ночь, или пара часов до наступления Дня весны и труда. Вместо Лысой горы — психиатрическая лечебница, вместо нечисти — санитар, врач и пациенты. Обыденность, доведенная до абсурда, гротесковая до рези в глазах, а под финал неизбежная и страшная смерть. В Театре Доктора Дапертутто состоялась премьера пьесы «Да, васильки, васильки…» по мотивам произведения Венедикта Ерофеева «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора».



Давно уже ставший известным за пределами нашей малой родины Театр Доктора Дапертутто сложно загнать в конкретные рамки определений. Образчики классической «комедия дель арте» («Счастливые нищие», «Венецианские затейники», «Легенды Раджастана») соседствуют с трагедийными постановками вроде «Анна Франк on-line».

Смех тесно переплетается со слезами и философией, классика с роком. Театр — загадка, сюрприз и тайна. Наверное, именно поэтому новости, что худрук театра Наталья Аркадьевна Кугель задумала ставить Венедикта Ерофеева вызвали полярную реакцию зрителей и критиков. Не самый простой для восприятия текст произведений бунтаря и любителя витиеватостей Ерофеева казался некоторым слишком сложным и несовременным. Ушла ли актуальность произведения вместе с тяжеловесным советским строем? Поймет ли современный зритель, прочтет ли между строк, отделит ли зерна от плевел?

По сюжету пьесы поэт с глубоко еврейскими корнями Гуревич попадает в психбольницу накануне Первомая. Черт его знает, по каким своим причинам уже не первый раз он посещает эту обитель скорби — то ли по случаю очередного delirium tremens, то ли за явно диссидентские мысли, которые не раз высказывает по ходу пьесы. Бытовал во времена СССР такой «особый» для неудобных власти психиатрический диагноз — «вялотекущая шизофрения». Гуревич начитан и умен. Он много пьет и оторван от социума — его витиеватую, полную аллегорий и цитат речь мало кто понимает — в том числе доктора, санитары и пациенты палаты №3, куда он был определен после осмотра. Саркастичный и едкий, Гуревич кажется единственно разумным в окружении палаты человеком.



Испытав на себе излишнее рвение местного «мордоворота», санитара Бореньки, к порядку (который он творит кулаками), Гуревич планирует коварный план мести. План предполагает похищение из кабинета дежурной медсестры бутыля со спиртом и общего распития оного компанией буйных и не очень собратьев по палате. Ну а затем Гуревич планирует отвоевать свою Беатриче — дежурную медсестру у Бореньки, и… Что он планировал далее зритель так и не узнает. Добытый хитростью спирт оказывается метиловым и Вальпургиева ночь распахивает свои двери для шести мятущихся больничных душ.

С первых минут пьесы на авансцене бережно перенесенный из источника алкогольно-сюрреалистический текст «Вальпургиевой ночи». Со всеми его абсурдными диалогами, критичной заштампованностью политическими лозунгами СССР, сарказмом, вычурной витиеватостью и тонкой сатирой, за которыми скрывается печаль глубокого понимания действительности, окружающей писателя (и худрука театра?). При этом сыгранный актерами театром текст Ерофеева наполняет пьесу не только смыслом, но и индивидуальностью каждого характера, а потому провоцирует еще более яркую эмпатию со стороны зала. Читать о героях и видеть их мучения воочию, читать о смерти и видеть ее — пусть осознаваемо бутафорскую — страшно.

Невыносимо грустно и страшно выходить за рамки привычного жизненного опыта и вступать в область нежелаемого и непознаваемого. Погружаться в чужую боль и страдания — сначала по щиколотки, по грудь и вот уже тонуть в них, захлебываться. Опустошаться и наполняться совсем новым опытом — тяжелым, темным, тоскливым, сиротским ощущением брошенности одного человека перед лицом другого, равнодушного.

И не только человека, но государства, и даже целого мира. Печать безысходности лежит на каждом персонаже пьесы с самого начала и до последних минут Вальпургиева шабаша за распитием метанола. Словно подчеркивая изначальную обречённость, на протяжении спектакля за героями наблюдает ангел. Он же в конце проводит каждого в последний путь и станет единственным, кому по-настоящему не безразлична их жизнь и их смерть.

«Да, васильки, васильки» — это юмор на грани фола, винегрет из языковых стилей, полотна пространных диалогов, наполненных эмоциями, смесью высокого и низкого, любви к Родине, поэзией, музыкой, криками и запахом метилового спирта. Финал будет светлым и лиричным, но от этого финала хочется сжать себе горло, чтобы не разрыдаться и долго молчать. Смешно и правдиво, правдиво и смешно, смешно и горько, горько и больно. Никаких аплодисментов.

Тэги: Театр Доктора Дапертутто: Психиатрическая быль, Театр Доктора Дапертутто, театр, пьеса, Да васильки васильки, Венедикт Ерофеев Вальпургиева ночь или Шаги Командора, Венедикт Ерофеев, Вальпургиева ночь или Шаги Командора, Счастливые нищие, Венецианские затейники, Легенды Раджастана, Анна Франк on line, Наталья Кугель, произведение, СССР

11
Комментарии (0)
Добавить комментарий