Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Пензенская альтернативная сцена. Сергей Скорляков и группа «Демониада»: эстетика безумия

30 Июля 2017

Сергея Скорлякова можно назвать по-своему самым загадочным и однозначно самым колоритным представителем музыкального андегрануда Пензы. И характерный вокал, и сценический образ, и смелые творческие эксперименты артиста вряд ли обнаружат аналоги на местной сцене.

Фото Анны Ивановой.jpg

Отношение зрителя к творчеству Сергея и его группы «Демониада» можно охарактеризовать как настороженное и неоднозначное. В околомузыкальной среде вы можете встретиться как с полным неприятием его, так и с симпатией, переходящей временами в восторг.

В одном лице продукт и генератор противоречий, Сергей начинал свой творческий путь в сумасшедшей атмосфере терновских окраин на стыке двадцатого и двадцать первого столетий. Взрастив свой вкус на почве классики отечественной и зарубежной рок-музыки, он сумел создать свою особую, характерную эстетику, свою систему образов и свой легко узнаваемый стиль.

Отдельным пунктом стоит отметить перформансы, которые группа «Демониада» во главе с Сергеем устраивала на своих концертах. Чего там только не было: и самобичевание кожаными плетями, и использование в качестве музыкальных инструментов куска арматуры и шлифовальных кругов. Однажды фронтмэн покинул сцену, будучи упакованным в картофельный мешок.

Фото из личного архива С.Скорлякова - Концерт.jpg

На сцене «Демониада» 

При этом нельзя сказать, что это был эпатаж ради эпатажа. Шоу «Демониады» органично вписывались в контекст творчества Сергея.

— Наверное, основное мое отличие от других в том, что все пытаются насколько это для них возможно сделать качественных продукт, — рассуждает Сергей. — То есть «как» важнее, чем «о чем». У меня подход совершенно противоположный. Я никогда не стремился особо быть качественным, собственно, качественным быть у меня и не получилось бы: «Демониада» появилась, когда собрались ребята, вообще не державшие в руках гитар, и все началось с полнейшего-преполнейшего нуля. А дальше уже получилось то, что получилось.

Я не могу назвать себя ни поэтом, ни музыкантом. Это настолько громкие слова... Давид Курума любит объявлять меня как «пензенского поэта и музыканта». Но я ни то и ни другое, на самом деле. У меня нет ни музыкального, ни филологического образования, я столяр, а сочинительство — хобби.

Оттого и очень скептичное отношение к тем, кто у нас называет себя поэтами или музыкантами. Какие вы, к черту, поэты? Вы написали за жизнь десять плохих стихотворений. Возьмите собрание сочинений Вознесенского — его от стола трудно оторвать. Такими определениями люди стараются подчеркнуть свой профессионализм. Я не хочу быть профессионалом, потому что не хочу относиться к этому как к работе.


Впрочем, как бы ни позиционировал себя наш герой, но плодовитость его как автора уже переходит в статус притчи во языцех. И хотя записи создавались в домашних условиях, среди них можно отыскать множество примеров и интересных музыкальных решений, и отличного поэтического слога. Слова в песнях сплетаются в причудливые конструкции:

Я, как кот, в горячечном сне

Молоко лакал.

Вероятно, звонил по мне

Мало колокол.

И, конечно, фирменная черта скорляковского творчества это юмор и ирония, которые часто встречаются в его стихах, и которые сегодня в большом дефиците не только на пензенской, но и на российской сцене. Чего стоит только знаменитая «Песня строителей»:

Сатанисты орут: «Смерть христианам!»

Христиане орут: «Смерть сатанистам!»

Коммунисты орут: «Смерть некоммунистам!»

А строители орут только «майна!» и «вира!»

А количество альбомов уже перевалило за сто двадцать, из которых около половины приходится на творчество «Демониады», а остальные — на другие сольные проекты Сергея, такие как дуэт «Мастер и Маргарита» или эксперименты в жанре рок-оперы. Среди последних выделяется «Легенда о талой воде» — история взаимоотношений немецкого офицера и девушки – заключенной концлагеря. Это произведение сам автор характеризует как «самая длинная рок-опера в мире» и «моя единственная рок-опера со счастливым концом». А сейчас Сергей ведет работу над новым крупномасштабным произведением, посвященным загадочной городской легенде о «Зоином стоянии».

Фото из личного архива С.Скорлякова - Самара.jpg

Сергей Скорляков осматривает место действия своей рок-оперы — тот самый дом в Самаре, где, по легенде, более полувека назад стояла окаменевшая Зоя

— Все вопрос времени, — комментирует лидер «Демониады» свою длинную дискографию. — Я просто не успеваю что-то качественно сделать сам, а тем более, с группой. Пока оформляешь один альбом, сочиняется ещё несколько — их-то куда девать? И я просто боюсь, что все это куда-то утеряется. Поэтому количество альбомов – есть просто отслеживание своего творчества. Кто-то выпускает книги, а я записываю альбомы. Можно сказать, для хранения, для собственного архива.

Так или иначе, но на пензенской сцене Сергей Скорляков и «Демониада» существуют уже полтора десятка лет. И если «Демониада» находится в фазе полусна, существуя больше в новых записях, чем в концертной деятельности, то сам Сергей на отсутствие популярности вряд ли станет жаловаться. Более того, ряды поклонников его творчества постоянно молодеют, и артист оказывается востребованным на мероприятиях самого различного характера.

— В чём-то я слабее большинства, например, в игре на гитаре. Даже совсем молодые исполнители иногда играют лучше меня, я же за 17 лет, с тех пор как научился играть, не продвинулся в этом ни на шаг. Сильная моя сторона, на мой взгляд, в том, что я не сижу на месте. И у нас в городе, и на российской сцене полно исполнителей, едущих на старом багаже, те же «Земляне» со своей «Землей в иллюминаторе». Я так не могу.

К тому же хочется оставаться в фокусе внимания. Можно рассуждать лукаво о том, что моя цель «сделать вклад в культуру». Но человек, выходящий на сцену, не может не хотеть внимания. Вот и те, кто со мной знаком, отлично знают, как я люблю, когда меня хвалят.

Но основные посетители рок-концертов — молодежь. А молодежь имеет свойство погружаться в серьезные дела, обзаводиться семьями, стареть, умирать. В итоге из тех, кто был на моих выступлениях десятилетней давности, мало, кого сейчас можно увидеть среди зрителей. Поэтому я стараюсь быть на виду.

В развитие слов Сергея добавим, что в ближайшем будущем мы можем ожидать возвращения на сцену и «Демониады» в полном «электрическом» составе. Что ж, в добрый путь! И — продолжайте удивлять нас! 

 

Тэги: Пензенская альтернативная сцена. Сергей Скорляков и группа «Демониада»: эстетика безумия

12
Комментарии (0)
Добавить комментарий