Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Музыкант Альберт Кувезин: «Я радуюсь прежде всего людям»

4 Декабря 2017
Депутат Верховного Хурала республики Тува Альберт Кувезин не всегда присутствует на сессиях. Но причина пропусков вполне уважительна: гастрольные туры. Порой музыкант, использующий национальный колорит в творчестве, делает для своего народа куда больше, чем возможно сделать, просто сидя на заседаниях.

67.JPG

По крайней мере, с середины 90-х, когда образовалась «Ят-ха», о тувинском горловом пении в контексте современной культуры во многих странах узнали исключительно благодаря этому коллективу. Однако, по словам Кувезина, от своих депутатских обязанностей он не увиливает: общается с помощниками по телефону и решает самые разные вопросы — от реакции на жалобы граждан до помощи в строительстве детских площадок.

Но все-таки главная страсть — это музыка. Группа «Ят-Ха» в первые годы существования исповедовала стиль этно-электроники, затем изменила звучание и перешла на этно-рок и этно-пост-панк.

Легендарный коллектив дал концерт в Пензе 29 ноября в арт-клубе «Ламповая голова», и в этот вечер экзотичным казалось буквально все: «Ят-ха» сражает наповал не только на слух, но и визуально. Крайне колоритная картина: на сцене седовласый Кувезин в кожаных штанах с гитарой, остроглазый, эпично-славянский бородатый барабанщик, который неспроста носит в коллективе прозвище «Распутин», молодой романтического вида вокалист, выдающий на игиле не только мелодичные соло, но и роковые запилы (представляю, сколько раз в последнее время тувинцам приходится объяснять людям, что игил — это старинный народный двухструнный смычковый инструмент) и, наконец, бесконечно танцующий чернокожий басист, которому в холодной России чаще всего «джа-а-а-арко» на концертах.

И даже то, что путь в гримерку клуба лежит через обледенелые задворки, а затем с Кувезиным разговариваешь на фоне портретов Че Гевары и Боба Марли дает какой-то почти осязаемый эффект определения world music — ну точно, мы имеем дело с настоящей музыкой мира. Предлагаем нашим читателям интересный разговор с солистом группы.

— Насколько «Ят-ха» стабильна в своем составе?

— С момента основания остался только я, но уже с 1995 года в группе играет барабанщик Евгений Ткачев — тоже, можно сказать, ветеран. Вокалист Шолбан Монгуш с нами не так давно, но хорошо вписался. Иногда присоединяются приглашенные музыканты, в этом туре с нами отличный басист Теодор Сципио из Лондона. Он не всегда может с нами играть, но поскольку «Ят-ха» отмечает в этом году юбилей — 25 лет, мы сделали все, чтобы собраться вместе. Идет третья неделя тура, мы побывали в Европе, Пенза — второй город в России, в котором мы играем эту программу. А вообще в последнее время коллектив не так часто выезжает на гастроли, потому что мы — возрастная группа.

Кстати, одной из главных тем разговора Кувезина с публикой стал возраст. Но понятно, что в этом есть немалая доля сурового сибирского кокетства: мужчины по драйву не уступят юным панкам, между тем Евгению Ткачеву — т60 лет, самому Кувезину — 52, а Теодору Сципио — 62 (публика на концерте не верила и гудела, но Кувезин предлагал просто посмотреть паспорт басиста после концерта).

— С какими музыкантами группа сотрудничает в настоящее время?

— Мы всегда были открыты для экспериментов, делали немало совместных записей с музыкантами со всех концов света — с российскими, с западными, с азиатскими. Сейчас из коллабораций случаются только джем-сейшны, в целом на примете у нас пока никого нет. В последние время я пытаюсь найти себя в продюсировании молодых групп. В Туве появилась хорошая группа «Хартыга», которой я помогал записывать дебютный альбом, есть несколько певиц, которые обладают хорошим голосом, но не обладают мужским терпением, силой воли и опытом — тоже им помогаю. Надо сказать, что очень много диджеев и электронщиков периодически обращаются с просьбой использовать сэмплы, делают ремиксы. Некоторые результаты мне нравятся, некоторые — нет, но я считаю — пусть пробуют, я рад такой активности, пусть как можно больше людей во всем мире узнают про маленькую Туву.

— Много ли сейчас в Туве групп, идущих по вашим стопам?

— Вообще групп много: у нас есть и рэперы, и хип-хоперы которые миксуют свои стили с горловым пением, но идущих по нашим стопам не так много. Наиболее близки к нам как раз «Хартыга»: они сочетают рок, горловое пение и традиционную тувинскую музыку, но добавляют от себя джаз, психоделлику, металл, и это довольно свежо звучит на фоне «Ят-хи», которая уже является закостенелым, протухшим (смеется), то есть выдержанным, конечно, как сыр или вино, проектом.

Ну вот, опять про возраст. А вообще на сцене Кувезин, конечно, лидер, несмотря на то, что Шолбан Монгуш (его имя, кстати, переводился как «вечерняя звезда») в совершенстве владеет сразу несколькими техниками горлового пения и в музыкальности не уступает отцу-основателю. На сцене словно происходит некая контрастная игра в «темного и светлого тувинца», Кувезин то и дело подтрунивает над Шолбаном, который, судя по всему, не в обиде.

— Доступно ли обучение горловому пению сейчас в Туве на академическом уровне?

— Да, теперь это поставлено на поток и есть соответствующее академическое обучение. Сейчас в любой нашей музыкальной школе есть специальные отделения (обучаться горловому пению можно с детства, это не сколько тембр, сколько техника), в музыкальном колледже есть отделение национальной музыки, где есть класс горлового пения. Плюс к этому — мастер-классы, курсы, которые пользуются большим успехом у иностранцев. В мое время такого не было, можно было учиться только перенимая опыт у кого-то конкретно.

— То есть любой может этому научиться?

— Да, если захотеть. Но коренной тувинец все равно вкладывает в это нечто большее, чем техника: когда он поет, то представляет свой мир, тувинские ландшафты, особый образ жизни. Горловое пение для него — это одно из самых главных проявлений национальной идентификации.

— Ваша музыка экзотична для всего мира, а какая музыка экзотична для вас?

— Меня уже ничего не удивляет, слышал очень много всего, разве что иногда записываю музыку животного мира для себя, мне это интересно. Но для меня, например, русский шансон — странное явление, может удивить, спору нет.

И если говорить об экзотике, то Кувезин признался на концерте, что название нашего города звучит для них весьма весело и как подавляющее большинство приезжих, прошёлся по тому, как же правильно называть жителей, а особенно жительниц нашего города. Похоже, пора печатать брошюры для гостей. Мы же от звучания тувинских слов скорее чувствуем себя странно и загадочно, что, в общем, не мешает чувствовать сопричастность на концерте и поражаться тому, сколько разных культур есть на территории России.

— О чем ваши тексты?

— О мире, природе и окружающей среде, о жизни, смерти, философии и о любви, конечно.

— Бывает ли такое на концертах, что вам подпевают? Это возможно?

— Конечно, вы сегодня тоже будете это делать, вибрации пойдут — и все получится.

Кувезин оказался прав: собравшиеся в зале во время одной песни не просто подпевали, но и вполне сносно для первого раза клокотали басами, имитирующими горловое пение. Наверное, такие реакции и дороги музыкантам в первую очередь.

— За два дня до концерта в Пензе у Кувезина был день рождения, что же является хорошим подарком для музыканта на данный момент?

— В Туве летоисчисление было другим, никто не знал, что такое 27 ноября, дата могла выглядеть, допустим, как «день Тигра в месяц новой луны в год Змеи», да и отмечали совсем другие праздники. А мужчину по традиции можно было чествовать и воспринимать всерьез только при достижении им 41 года.

А подарки? Я радуюсь прежде всего людям. Если я вижу, что они искренне меня поздравляют — это лучший подарок, Нечто материальное меня уже не интересует. В последние два года я день рождения встречаю в дороге, в разных городах — вот это очень интересно.

Источник фото: фото автора

Тэги: Музыкант Альберт Кувезин: «Я радуюсь прежде всего людям»

9
Комментарии (1)
0
Ирина Набатова
КЛАCC!!))
Добавить комментарий