Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

История Пензы. Время опасной воды: «плавающий град» возле двух рек

20 Апреля 2017

До последних десятилетий ХХ века начало апреля (по григорианскому календарю) в отдельных районах Пензы было периодом «великих испытаний, страданий и лишений»: начиналось весеннее половодье…'

3.png
Река Пенза во время половодья. Вид на юг от церкви Живоносного источника, слева о. Пески

Уже в самых ранних описаниях нашего города (к примеру, в заметках голландца Корнелия де Бруина, посетившего Пензу 310 лет назад — в 1707 году) отмечалось его своеобразное разделение: часть города находилась на возвышенности («горе»), часть — в низине, образованной двумя речными долинами. Ближе к городу протекала давшая ему имя река Пенза, за ней — более широкая, полноводная и извилистая Сура, в которую Пенза впадала за современным Бакунинским мостом.

Немалую часть междуречья занимали озёра, старицы и протоки — следы весенних разливов и причудливых «виляний» речных русел среди песков, а остальное пространство — леса и пойменные луга. Обилие воды и рыбы, лес — источник стройматериалов и топлива, грибов, ягод, и чистого воздуха (важный момент для Пензы с её летней пылью неимоверной густоты), — всё это привлекало жителей с самого начала, и тот же К. де Бруин отмечал: «многие дома лежат на другом берегу реки».

В «Описании Пензенского наместничества губернского и уездных городов», составленном в 1781 году, сообщалось: «А селением [губернский город] расположен на вышине, частию же и в долу по берегам реки Пензы, да в конце селения несколько и по Суре». Через несколько десятков лет пензенский купец и поэт-самородок Михаил Иванович Иванисов (1813-1884) в своём сочинении «Пенза. Поэтическое описание города в 60-70 гг. и сатирические очерки купеческого быта. (Жизнь маленькой великорусской провинции)» обрисовывал картину восточной части Пензы следующим образом:

Так как города строенья
По челу стоят горы, —
Под горой идут теченья
Двух рек — Пензы и Суры;
А за ними — дол равнины,
Для пастбищей, в леты, стад
И блуждающей скотины,
И для лагерей солдат.
Ближе к городу — строенья
Из безуличных домов,
Для жилья и разведенья
Огородов и садов…

Следует указать, что обе реки были важнейшей составляющей пензенской промышленности и торговли. В первые десятилетия существования города любое дело, требовавшее открытого огня (будь то кузнечный промысел или варка пищи), разрешалось только за водной преградой, однако и сами промышленники охотно перебирались за реку, потому что производство (особенно с развитием заводов и фабрик в XVIII-XX вв.) требовало много воды и топлива; вода выступала и как движитель, и как удобный транспортный путь — по рекам перевозили товары и сырьё, сплавляли лес.

Крупнейшее из пензенских предприятий ХIХ – начала XХ вв. — писчебумажная фабрика Товарищества П.В. Сергеева — располагалось на реке Суре; в устье реки Пензы находились лесные и торговые пристани, водяные мельницы, лесопилки с приводом от водяного колеса («пильные мельницы»). На речных берегах жизнь кипела весь год, и даже зимой здесь ловили рыбу, стирали в прорубях бельё, добывали лёд для погребов.

И всё бы, как говорится, хорошо, если бы не один серьёзный минус: по весне реки неизбежно разливались, превращая междуречье в подобие Венеции, или, по определению М.И. Иванисова, в «плавающий град», а жителей — в «водолазов» поневоле, которые

…в домашнем быте,
Вместо яликов, порой —
Прямо плавают в корыте,
Огребаясь кочергой,
По надворному возморью,
Чрез проливы, заводни,
Иль карабкаясь к подворью
Чрез заборы и плетни…

Примеры тому разворачивались прямо перед глазами автора — в частности, разлив 1877 года, 140 лет назад, когда из-за ненастной дождливой погоды и Сура, и Пенза вышли из берегов на редкость широко. Половодье совпало с праздником Пасхи, который в том году можно было назвать Светлым лишь «по внутреннему содержанию»: солнце почти не показывалось, вместо воздуха горожанам приходилось дышать «какою-то дождевою пылью с примесью всевозможных испарений», а грязь на улицах была такая, что по ней можно было ходить «разве только в наказание за непочтение к родителям».

4.png
Река Пенза во время половодья. Вид на о. Пески и Казанскую церковь

Извозчики вынуждены были ездить шагом, держась подальше от тротуаров, чтобы не обдать пешеходов с ног до головы грязью, — брызги летели из-под ног лошадей сажени на три. А внизу, под горой, простиралось «целое море воды»: «Всё пространство от возвышенной части города до засурского леса, более чем на семивёрстном расстоянии покрыто водою. У запензенских жителей не осталось ни одной пяди сухой земли, прямо из дому они должны садиться в лодку».

Для нагорных обитателей величественный вид разлива был зрелищем, тогда как запензенские горемыки переживали тяжёлые дни — вместе с городской полицией, которой приходилось круглосуточно дежурить, охраняя безопасность жителей от «полноводия».

В годы сильных наводнений так называемая Запензенская часть города оказывалась настоящей зоной стихийного бедствия. Жители вынуждены были искать спасения на чердаках и крышах своих домов, и проводить там по нескольку суток без огня, и порой без еды, потому что попасть в продуктовые лавки было невозможно: мосты через реку Пензу — Лебедевский, он же Казанский (считавшийся старейшим из городских мостов и соединявший улицу Казанскую, ныне Урицкого, с островом Пески), Татарский, Красный (или Красненький) и другие — были деревянными, и перед ледоходом разбирались (или же их сносило льдом, если разобрать не успевали).

Сообщение с основной частью города производилось только на «плавсредствах»: чтобы добраться до места работы, магазина или врача, приходилось искать лодку (а было их немного). Городская управа, разумеется, обустраивала лодочные переправы, однако практически ни один год не обходился без жалоб на плохую работу таких переправ.

Конечно (и к счастью), значительные наводнения повторялись не каждый год. К примеру, в 1882 году, 135 лет назад, снег начал таять поздно, оттепели сдерживались ночными морозами, и «большой воды» не было. Небольшим был и разлив 1892 года, 125 лет назад. Зато в 1897 году, 120 лет назад, половодье проявило себя «во всей красе». В конце марта (начале апреля) внезапно наступила тёплая погода, и снег растаял буквально за несколько дней; вода в реке Пензе быстро поднялась, река вскрылась и льдом снесло два моста.

По городским улицам вода текла широкими ручьями, так что невозможно было перейти мостовую; на Сызрано-Вяземской железной дороге размыло в нескольких местах насыпь, и прекратилось движение поездов (к слову, нет худа без добра: это задержало в Пензе на несколько дней известную оперную певицу М.И. Долину, и она выступила с двумя концертами вместо намечавшегося одного).

27 марта (8 апреля) 1897 года вода поднялась на уровень, лишь на ¾ аршина не достигающий уровня знаменитого наводнения 1879 года; за рекой Пензой залило немало домов, и в городскую управу посыпались жалобы на недостаток лодок и гребцов для перевозки: как обычно, заранее никто этим не озаботился. Впрочем, 28 марта (9 апреля) понизилась температура, и вода пошла на убыль. Через три дня наводнение уже было темой для воспоминаний и шуток.

Так, всеобщее внимание привлёк забавный случай, разыгравшийся 26 марта (7 апреля), часов в 5 пополудни, когда на берегу реки Пензы возле бань Галкина собралась посмотреть на ледоход большая толпа народа. В числе прочих пришёл достаточно известный в городе повар Аким, порядочно выпивший «для храбрости», и неожиданно заявил, что ему надо освежиться: «смахнул с себя всю одежду» и бросился в реку.

Быстрым течением его отнесло на середину реки, где он ухитрился забраться на льдину и проплыл на ней «в костюме праотца Адама» от устья реки Мойки до улицы Пушкарской (ныне Замойского). Там его заметил вольный лодочник Дербасов и, поспешив следом, снял со льдины и перевёз на берег, а подоспевшая полиция забрала протрезвевшего от холода «нудиста» в часть…

Продолжение следует...

Подготовлено при содействии Государственного архива Пензенской области и Пензенской областной библиотеки им. М.Ю. Лермонтова.

Тэги: История Пензы. Время опасной воды: «плавающий град» возле двух рек

15
Комментарии (0)
Добавить комментарий