RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Исторические байки: Пугачев в Пензе

5 Октября 2018
На портале стартует новая рубрика, которая, мы верим, придется по душе нашим читателям. Властные и беспощадные, великие и милостивые… На страницах нашего ресурса вновь возникнут герои истории. Возможно, для кого-то — в новом облике.



«Пугачев явился перед городом»


Случилось, что в июле 1774 года потерпевший поражение в Казани и отступающий на юго-запад с пятьюстами человек и без единой пушки Пугачев попал в полосу сплошного крестьянского волнения. Еще в январе курьер Сената Полубояринов сообщил саратовским властям, что все крестьяне от Пензы до Саратова не платят податей на том основании, что имеют уведомление от Пугачева о том, что они «вольны и независимы ни от кого».

«Пугачев бежал, но бегство его казалось нашествием, — писал Александр Пушкин. — Никогда успехи его не были ужаснее, никогда мятеж не свирепствовал с такой силой». Крестьянский царь не задерживался ни в одном городе, при этом совершенно не было ясно, куда он двинется далее. Предполагали даже, что он направит свое войско на Москву, но на самом деле Пугачев уже решил продвигаться на Дон, а затем к Каспию, для переформирования своего войска. 27 июля августа он вошел в Саранск, выступил оттуда 30-го, а 1 августа был уже здесь.

В «Истории Пугачева» Пушкин уделил Пензе один абзац: «Воевода Всеволожский несколько времени держал чернь в повиновении, и дал время дворянам спастись. Пугачев явился перед городом. Жители вышли к нему навстречу с иконами и хлебом, и пали пред ним на колени. Пугачев въехал в Пензу. Всеволожский, оставленный городским войском, заперся в своем доме с двенадцатью дворянами, и решился защищаться. Дом был зажжен; храбрый Всеволожский погиб со своими товарищами; казенные и дворянские дома были ограблены. Пугачев посадил в воеводы господского мужика, и пошел к Саратову».

Соль, вино и воля


Местная историография более богата на подробности. 31 июля на подступах к городу Пугачев обратился к населению с манифестом о пожаловании крестьян вольностью, землями и освобождении от подати, так, что «всякой может возчувствовать тишину и спокойную жизнь, коя до века продолжатца будет». Пугачевские отряды встали лагерем в Ухтинке, а 1 августа в 3 часа пополудни 15 казаков, посланных в Пензу, огласили на базарной площади указ о подчинении «государю императору Петру Федоровичу», принесении ему присяги и снабжении его войска всем необходимым.

Воевода, не встретив поддержки решения защищать Пензу, с 12 дворянами закрылся в своем доме и погиб при вступлении пугачевцев в город. А его жители, во главе с начальником гарнизона секунд-майором Г. Герасимовым, городскими ратманами и духовенством, с хоругвями и иконами вышли па старую московскую дорогу встречать новую власть. Войдя в город, Емельян Иванович распорядился дать свободу колодникам, находившимся в тюрьме, растворить кабаки и соляные амбары и разрешить народу «безденежно» пить вино и брать соль.

2 августа в Пензе состоялся обед в честь Пугачева и его соратников. Для пиршества был избран дом купца Андрея Кознова, на месте которого сегодня и располагается незамысловатый памятный знак. По сведениям хронистов, Пугачев остался доволен оказанным приемом, и даже записал в своем именном указе: «А нам в случае прибытия с победоносною нашей армией в город Пензу, находящиеся в оном священного и протчего звания жители… учинили с пристойною церемониею встретение».

«А где Пугачев, не знают»


Назначив воеводой Г. Герасимова и воеводским товарищем А. Кознова, в ночь со 2 на 3 августа войско Пугачева выдвинулось по Саратовскому тракту «наконец из Пензы, захватив с собою 593 ядра, 54 пуда свинцу, 16 пудов пороху, несколько ружей и холодного оружия, а денег 13 232 руб. 633/4 коп. Казенной соли было роздано 20 тысяч 573 пуда». Некоторые источники также утверждают, что под угрозой сожжения города Пугачев потребовал рекрутировать 500 человек для его армии. Через два дня в Пензу вступили войска преследующего повстанцев полковника Михельсона.

Но разбросанные по уезду угли еще тлели. Вот отрывок из рапорта «Новохоперского баталиона капитана Бутремовича»: «6-го авг. в бытн. мою в Верхн. Ломове один человек из злодейск. толпы шел по городу с обнаж. шпагою, спрашивая кто есть в том городе противник гос. Пет. Фед., а потом вшед азартно в церковь, подал читающему евангелие священнику письмо от Пугачева. По выходе его из церкви я велел его схватить вместе с крестьянином, его товарищем, что возбудило ропот в народе, опасающемся разорения от злодея. После того я допрашивал их всенародно. Первый показал, что он беглый помещ. человек, Борис Никитин, что за три дня тому бежал с товарищем и пристал к таковым-же 15 чел.; а где Пугачев, не знают».

Крестьянские волнения, имевшие своих предводителей, сотрясали край весь август. Под Пензой орудовал двухтысячный отряд Михайлова. Крестьянский отряд Якова Иванова в тысячу человек с десятью пушками наводил страх в Инсарском, Нижнеломовском, Керенском и Наровчатском уездах, захватил Нижний Ломов, осаждал Керенск, и только 30 августа был разбит под Троицком. Трехтысячное ополчение крепостного крестьянина, иконописца и пугачевского «полковника» Ивана Иванова из села Каменка Головинщинской волости осмелело настолько, что дважды пыталось захватить Пензу.

Дворянский мартиролог


После ухода Пугачева в регионе было ликвидировано более 60 повстанческих отрядов, отбито 70 пушек, убито 10 и пленено 9 тысяч повстанцев, освобождена 1280 дворян. По данным историков, только за два дня перед вступлением Пугачева в Пензу, 30 и 31 июля, восставшими крестьянами уезда было сожжено и повешено в усадьбах около 400 помещиков. Всего же в Пензенской провинции было убито более 760 дворян и членов их семей.

В примечаниях к «Истории Пугачева» Пушкин публикует «Список (еще не весьма полный) жертвам Пугачева и его товарищей», собранный по всем городам и весям, где проходила крестьянская армия. «В городе Пензе убиты до смерти: воевода Андрей Всеволожский, Товарищ Петр Гуляев. Подпоручики: Михайла Суровцов, Федор Слепцов. Секретари: Степан Дудкин, жена его, да сын, подпоручик Игнатий Дудкин, Сергей Григорьев, с женою, с сыном и с двумя дочерьми. Приказные служители: Андрей Петров, Гаврила Елисеевской, Федор Иконников, Василий Терехов с женою, Иван Дмитриев, Семен Терехов, Иван Аврамов».

Далее следует долгий перечень погибших в уезде. Примечательно, что список жертв восстания в пензенском регионе в разы превышает списки, составленные в других провинциях, включая даже такие крупные, как Оренбургская и Казанская. Говорит ли это об особой кровожадности пензенских крепостных или, наоборот, является их равнозначной реакцией на поведение их господ — сегодня остается только гадать.

P.S. По поводу «пугачевского золота». Долгое время за право считаться исключительными местами его захоронения боролись Краснослободск и Петровск. Но так как до сих пор ни мордовским, ни саратовским кладоискателям удача не улыбнулась, возросла вероятность того, что награбленное добро зарыто все же где-то под Пензой.

Иллюстрация: «Емельян Пугачев», художник Виктор Непьянов (Пенза).

Теги: Исторические байки: Пугачев в Пензе, Пенза, Казань, Саратов, Саранск, Емельян Пугачев, Пугачев, Крестьянская война, Александр Пушкин, История Пугачева, пугачевский бунт, крестьянский царь, император Петр Федорович, воевода Всеволожский, полковник Михельсон, Краснослободск, Петровск, история, мятеж, Андрей Кознов, Яков Иванов, список жертв

21
Комментарии (0)
Добавить комментарий