Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение Михаил Пыляев «Замечательные чудаки и оригиналы»

10 Мая 2017

Как известно, историю творят личности. И чаще всего на страницах учебников русской истории мы встречаем самых разных политических и военных деятелей, промышленников и купцов, помещиков и аристократов в, скажем так, в некоем парадном виде. Положительные герои отличаются доблестью, умом, смелостью, большими душевными качествами, способностями выходить из сложных ситуаций, умело распоряжаться вверенными ресурсами. Негодяи и злодеи врут, подличают, трусят, берут взятки, руководят абы как, воруют и так далее.

11.jpg

Но какими все эти люди были в быту, в семье, в обыденной жизни — чаще всего это информация остается за пределами страниц учебника. Журналист, краевед и историк XIX столетия Михаил Иванович Пыляев, написавший немало очерков, заметок и полноценных книг об укладе жизни в российских столицах на страницах своей последней книги «Замечательные чудаки и оригиналы» собрал под знаменами всяческих странностей поведения и тех, и других. Известные великими деяниями или злодеяниями люди своего времени, а также целый сонм подзабытых графьев и простолюдинов, как оказывается, обладали самыми разными причудами и сумасбродствами, демонстрировали самые неожиданные модели поведения и приковывали к себе внимание разными чудачествами. Эту очень нескучную и познавательную книгу можно смело рекомендовать всем, кто вообще интересуется разнообразием человеческих страстей и способов потакания им, правда никаких диагнозов автор своим «редкостям» не дает, просто объединяет похожие частные случаи в целые главы.

 В одной — люди рассеяные, в другой, как бы сказали сейчас — жертвы эзотерики, в третьей — любители похорон и ритуальных обедов, в четвертой — удивительные силачи, в пятой — горячие головы и сумасброды, в шестой — неряхи и фантазеры и так далее. С одной стороны, данная книга немного напоминает светскую хронику, ибо действие чаще всего происходит именно в свете или с людьми света, однако, все мы знаем, как творится современная хроника — некоторые персонажи сами из кожи вон лезут, чтоб стать ее героями, но только с выгодной для себя стороны. Пыляев же мастерски извлекает именно что скелетов из шкафов, не давая, впрочем каких-то оценочных суждений — только факты. Просто иногда факты настолько говорят сами за себя, что дополнительные комментарии не нужны. Ух, развернулись бы сейчас психологи на таком богатом материале!

Тут тебе и господа, умоляющие слуг себя высечь, и тираны, угробившие десятки дворовых людей, и устраивающие себе в усадьбе королевский двор с загримированными под арапов слугами помещики, и катающиеся всю ночь в карете с горшками золота скряги,боящиеся что именно в эту ночь к ним залезут воры. Самое интересное в тех временах, пожалуй, то, что странности — от безобидных до преступных совершенно не имели отношений с законом и не подвергались общественному осуждению. Никто не вмешивался в жизнь этих людей. Общество принимало по большей части все, как должное. И если в случае, к примеру, похода купца в театр в домашнем халате и тапочках ровное отношение к этому достаточно безобидно, то в случае закрывания глаз на многочисленные убийства крепостных или явных подлогов или ничем не прикрытого взяточничества — это уже преступление.

Впрочем, чаще всего как тогда, так и сейчас все решали деньги. Единственное что, сейчас выйди какая звезда не в том наряде или сверкни целлюлитом — заклюют, а вот со взятками и растратами, судя по всему, толерантность соблюдать получается куда как лучше. Всем пензенцам, интересующимся историей родного края, в этой книге есть чем «поживиться» — среди чудаков и оргиналов, оказавшихся под пристальным вниманием Пыляева оказалось несколько заметных фигур, проживавших или властвоваших в нашей губернии в XIX столетии. Приведу лишь некоторые фрагменты:

 ...В числе других таких же чудаков, которые в силу какой-либо боязни по ночам не ложились спать и бодрствовали, к числу таких чудаков принадлежал богатый помещик Пензенской губернии Т-ь, который никогда не спал ночью, а ложился только тогда, когда все вставали. Чтобы ночью не дремать, он держал у себя в спальной кого-нибудь из своих дворовых, и они должны были стоять перед ним всю ночь на ногах, так как перед барином сидеть неприлично. Правда, он их менял, призывая то одного, то другого по очереди, только бы не оставаться одному. ...В первых годах нынешнего столетия в Пензенской губернии губернаторствовал князь Г-н, известный более под именем князя Григория.

Это был представитель старинного русского барства, только еще с большими странностями, прихотями и причудами. Князь Григорий был большой оригинал; в нежной юности своей он хорошо помнил своего дедушку князя Потемкина; он помнил открытую его грудь, босые ноги, халат нараспашку, в котором принимал он первых вельмож, сырую репу и морковь, которые, всем пресыщенный, при них же он грыз; помнил также царскую его представительность и все бриллианты и жемчуга, помнил и его фавориток. Но всего этого ему показалось еще мало: он захотел превзойти его и избрал образцом его не одного, а многих еще чудаков того времени. ...Не менее странен был в образе жизни, в обращении, в одежде и во всех своих поступках другой богатый пензенский помещик, Н. Е. Струйский, проживавший в своем с. Рузаевке.

Владения его простирались верст на тридцать кругом. Рузаевка была с тремя церквами, из них две выстроены Струйским; все селение было обведено валом. Барский дом был огромный, зала с мраморными стенами и тройным светом, в 40 аршина длины, на карнизе дома виднелась надпись: «16-го декабря 1772 год», год основания дома. За одно железо хозяин отдал купцу подмосковную деревню с 300 душ. Кабинет Струйского был в самом верху дома, назывался он «Парнас». В это святилище никто не хаживал, потому что барин говорил «не должно метать бисера свиньям». В кабинете царствовал неслыханный беспорядок — на столе рядом с сургучом лежал бриллиантовый перстень, возле большой рюмки стоял поношенный бюст. Такой беспорядок Струйский, по словам спрашивающих, допускал для того, что пыль была его сторож: по ней он тотчас узнавал, был ли тут кто нибудь и трогал ли что либо. В этой комнате у него было много разного оружия; Струйский боялся нападений на себя.<...> Одевался он очень странно: с фраком носил парчовый камзол, подпоясывался розовым, шелковым кушаком, обувался в белые чулки, на башмаках носил бантики, а на голову повязывал длинную прусскую косу.

22.jpg

И таких «пензенских тизеров»: в книге очень много. Даже как-то обидно, что ни разу в жизни ни на каких экскурсиях по городу не довелось услышать ничего подобного. Про область — тем более: сейчас читая, понимаешь, что большинство некогда пышных и знаменитых имений губернии либо стерто с лица земли, либо находится в очень плачевном состоянии.

А еще где-то в глубине души надеешься, что есть такие люди, которые рано или поздно расскажут правду о скелетах в шкафу современных известных людей, ведь ведь эти кажущиеся мелочи — от крашеных котят светской львицы до коллекции кроссовок премьера, на самом-то деле — тоже приметы эпохи и демонстрация ее нравов. И хотелось бы, чтобы подобные хроникеры обладали чувством стиля, меры и вкуса, хотя бы приблизительно похожим на пыляевский, ибо можно писать о подобном так, что это все будет выглядеть сборником дурных сплетен, а можно сделать это изящно,с юмором, но при всем при этом не теряя нравственной и гражданской позиции.


Тэги: Внеклассное чтение Михаил Пыляев «Замечательные чудаки и оригиналы»

22
Комментарии (0)
Добавить комментарий