Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение. Алла Соколова «Фантазии Фарятьева и другие пьесы»

1 Марта 2017

Обнаружила в своей электронной книге пьесу «Фантазии Фарятьева» и решила, что хватит оставлять ее на потом, пора уже и прочитать, а заодно и фильм посмотреть (да-да, такое случается; порой оказывается, что фильмы, которые видели все, ты отчего-то пропустила даже несмотря на то, что там снимался твой любимый актер).

356.jpeg

Пьеса-то, собственно, и появилась у меня, как напоминание о том, что надо бы подготовиться к встрече с фильмом, а получилось так, что захотелось после ее прочтения встретиться с другими пьесами драматурга Аллы Соколовой. А вот это, оказалось, практически невозможно, к огромному сожалению и к величайшему удивлению. Казалось бы: цифровой век, гигабайты информации, однако до сих пор не существует сборника пьес Соколовой ни в сети, ни на бумаге.

Часть пьес драматурга изданы либо маленькими тиражами, либо еще в советское время — в специализированных журналах, некоторые не издавались вообще. А так не хочется потерять каждое слово, которое Алла Николаевна вкладывает в уста своих героев, ибо несмотря на то, что расцвет ее творчества пришелся на довольно сильно отличающиеся от нынешних времена, настроение, темы, искренность материала актуальности не теряют.

Сюжет «Фантазий Фарятьева» наверняка многим известен, но любопытно посмотреть на него с современной точки зрения, а для этого советую всем именно что почитать пьесу, на какое-то время абстрагироваться от безусловно прекрасных образов, созданных великими Нееловой и Мироновым, вносящих большую долю мелодраматизма в восприятие. Да, безусловно, страдать без любви и страдать от любви героям приходится в полной мере. Посмотришь фильм — и так всех жалко, так тяжело от того, что хорошим людям плохо, да ещё музыка Шнитке звучит, а в кадре — безнадежные пейзажи провинциального городка и хаос советского интерьера. В котором все — от поблескивающей полировки шкафов и салфеток на телевизоре до чучела крокодила.

Пьеса же на первый план выводит неизбывный, захлебывающийся от любви шантаж близких людей, те самые родственные связи, которые реально вяжут человека по рукам и ногам. Все герои отчаянно стремятся к счастью, но точкой отсчета собственного счастья отчего-то выбирают шаг, на который, как они надеются, решится другой. Вот мы пока пострадаем, позаламываем руки, похватаемся за сердце (отказываясь при этом от предложенной валерьянки), пусть они (Шуры, Павлики, да кто угодно) поймут, что от их выбора или нежелания выбирать, зависит столько людей, трагически несущих свой крест. Но уж, если наш жар загребут чужие руки, если пьеса будет разыграна по нашему сценарию — вот жизнь пойдет! Все перманентные, тлеющие мечты сразу исполнятся, начнется движение, все будут переезжать, доставать чистые листы, испытывать счастье! Ключевая фраза « Фантазий...» , как мне кажется, принадлежит Александре: «За что, скажите, люди мучают друг друга? Почему? И любят — мучают, и не любят — мучают».

Главное состояние всех героев пьесы (от пожилой тети Фарятьева до школьницы Любы) — усталость, хотя никто из них не грузит мешки, именно это делает пьесу такой созвучной нашему времени. И сам Фарятьев оказывается любопытен сейчас вовсе не тем, что грезит о фантастических мирах, развивает теории об инопланетном происхождении людей, а тем, что по сути является доморощенным теоретиком психосоматики. Двадцать лет от момента бесед Фарятьева с сестрами давно прошло, в Лениграде тропических цветов так и не появилось, а вот психосоматика сейчас получает все большее признание. Все герои чувствуют, что эмоции давят на них в той или иной степени, перекрывают кислород, заставляют нечетко видеть и тому подобное.

Удивительно, насколько в одной пьесе сконцентрировано все зло, причиняемое эгоизмом, как тяжело ее пропускать через себя. Зато становится ясно, как важно нащупать свои болевые точки, найти тот момент в судьбе, когда все пошло не так, чем, собственно, Фарятьев и занялся ближе к концу пьесы. Возможно, не так уж он и страдал, а именно, включив прагматизм и режим выживания, ушел в себя в поисках рогожки, которой можно было бы прикрыть свой гештальт, коль заколотить его наглухо сразу не представлялось возможным.

Если вас не смущает чтение с экрана компьютера, очень советую найти и почитать в сети еще две пьесы Соколовой: «Раньше» и «Liberte, Fraternite, Egalite». Тема пограничного состояния человека, похоже, является коньком Соколовой, хотя в этих двух, относительно недавних пьесах, оно выражается несколько иначе, чем в «Фантазиях Фарятьева». «Раньше» посвящена встрече безымянных Мужчины и Женщины то ли реальной, а то ли приснившейся или переосмыленной и даже перевранной во внутреннем диалоге кого-то из них. Герои этой пьесы встречаются со своим «раньше», не узнавая самих себя и не осознавая, что было, а чего не было.

«Liberte, Fraternite, Egalite» посвящена французскому поэту 19 в. Пьеру-Жану де Беранже́, который прославился антимонархическими и антиклерикальными песнями, ставшими для французов народными. Будучи уже стариком с кучей материальных, моральных и физиологических проблем, задира Беранже тем не менее продолжает мечтать и надеяться, то ли во сне, то ли в забытьи общаясь со своим двойником-искусителем.

В общем и целом, пьесы Соколовой крайне подходят по настроению еще и к текущей смене времен года, когда зима и весна ежедневно путают друг друга и всех нас, отстаивают свои права и иногда совершенно откровенно выделываются и издеваются.



Тэги: Внеклассное чтение. Алла Соколова «Фантазии Фарятьева и другие пьесы»

14
Комментарии (0)
Добавить комментарий