Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Диагноз поставлен. Выкарабкаемся ли? Отзыв на фильм «Аритмия»

21 Октября 2017

О фильме «Аритмия» режиссера Бориса Хлебникова сейчас много говорят, причем практически все разговоры, рецензии — хвалебные, полные надежд на будущее российского кино, но, по крайней мере в нашем городе, ситуация с прокатом этого фильма такая, что надо очень захотеть на него попасть, чтобы это в конце концов сделать.

992605.jpg

Сеансов очень мало, да и не во всех пензенских кинотеатрах и, как мне видится, это не подогрева интереса ради. Это просто такая странная политика — определить «Аритмию» в околоартхаусный жанр, чтобы обычный человек и не подумал посмотреть этот фильм — все говорит об этом. И то, что перед данным фильмом демонстрируются ролики нового фильма Озона или биографического фильма о Гогене, и то, что критики не устают проводить параллели между скромной «Аритмией» и фестивальной «Нелюбовью», как-то уводит зрителя от этой картины и за это очень обидно.

Потому что «Аритмия» обладает всеми качествами кино, способного стать народным. Она душевна, она правдива, и она — не о столице и вообще лишена какого-либо пафоса, а это в наше время очень важно. Герои не принимают позы в шикарных интерьерах и не пьют напитки из пяти разновидностей бокалов — их жизнь протекает в однушках-душегубках, а для разрядки порой подойдет и дешевое вино в коробках, однако до откровенной достоевщины и мерзкой чернухи дело тоже не доходит. «Аритмия» населена героями, которые не способны потерять человеческий облик: предать друга за бутылку, продать родное дитя за дозу и убить родителей за квартиру.

Этот фильм про тех самых людей, у которых денег нет, но они держатся. Нет, они не живут бедненько и чистенько, они живут сегодняшним днем: «есть сигареты и спички, и бутылка вина», а еще есть беспроводная колонка с музыкой и смартфон с веселыми роликами — и все это помогает чего-то ждать. Чего? Неизвестно, ибо ничего конкретнее и разумнее лозунга « продолжай хорошо делать свое дело» в наши дни в нашей стране просто не существует.

Вот они и делают. Олег ( Александр Яценко) — врач, работает на «Скорой» в паре с громадным медбратом Димой (Александр Шрайбер). Сработавшаяся такая пара: внимательный врач и пофигист-помощник хорошо уравновешивают друг друга, Олег — долг и совесть, несмотря ни на что он все еще готов отдавать пациентам время и силы, а Дима четко ставит границы и регламентирует — цинизм и некая толстокожесть медикам тоже не во вред, ибо бесконечно отдавая можно очень быстро сгореть. И Олег выгорает.

В отличие от профессиональной сработанности с Димой, с женой Катей( Ирина Горбачева), которая тоже трудится на ниве бесплатной медицины, равновесия не получается. Некому постоянно отдавать, к концу смены каждый выпотрошен, у обоих эмоциональный голод и физическая усталость, подзарядиться негде. Олег находит отдушину в пьянстве, а Катя отдушину найти не может нигде, она решается на развод.

Далее начинается та самая аритмия отношений, сбой за сбоем: сегодня один из пары поныл, а второй спал чуть больше и нашел силы его пожалеть, завтра первый экзальтирован ощущением хорошо сделанного дела, немножечко окрылился, выпил и решил, что вправе ходить гоголем и хлопнуть дверью у любимой женщины перед носом, а на следующий день оба друг друга ненавидят, а потом вдруг вспоминают, как познакомились и их накрывает лирика и.т.д.

Парень, хороший для всего мира, рыцарь, каждый день бьющийся с системой, приходит домой и кидает окровавленные латы кучей в крохотной комнатушке, привязывая боевого коня где ни попадя и не снимая обуви требует жрать — вот на что это похоже, в то время как дама сердца тоже не целый день в окошко глядела, вышивая, а ровно также билась и пахала, а придя домой, увидела только, что ей и прилечь негде.

Почему картина многим кажется светлой — не совсем понятно. Наверное из-за огромного обаяния пусть даже нестабильных героев, из-за того, что аритмия еще как-то купируется, а отношения — все еще в тюбике, наподобие того, в котором пасту зубную выпускают: нажмешь определенным образом — и из складок, из неровностей и пузырей что-то еще можно надавить. Но взглянув на тюбик в целом…

И это еще только романтическая составляющая. А есть еще колоссальный посыл о том, как наше государство нас всех не любит, как мы все — досадная помеха для … Для кого? Это самое страшное — нам никогда не понять, кому ж мы — народ, люди, население, россияне так мешаем и почему не прекратить выжимать из нас по полной, взамен отнимая то немногое, что у нас еще остается.

Фильм смотреть, по сути, очень страшно: вот тридцатилетнюю деваху возит бригада «Скорой» часами по больницам города, ни в какой стационар ее брать не хотят, потому что «не по прописке» или «не может у молодой бабы быть инфаркта, она просто перепила вчера», а у нее самый настоящий инфаркт, и она глазами хлопает, смотрит на доктора и спрашивает: «И куда мне?».

Вот девочка играла недалеко от поврежденной электропроводки на улице, и ее стукнуло током, а все это случилось далеко за городом — даже хороший врач вроде Олега без оборудования реанимации не может что-то сделать, а реанимация застряла в пробке, а когда приехала на место и ребенок кое-как задышал благодаря оказанной Олегом помощи, медик из реаниматологов психует в первую очередь из-за того, что теперь опасно, что ребенок умрет «под ним».

Ведь главная установка врачам теперь какова: спихни пациента куда угодно, лишь бы смерть произошла не в зоне твоей ответственности. Иначе штраф, выговор, увольнение, невыполнение планов и прочее.

Вот мы видим конкретного неприятного начальника, но что он? Он как-то начинает так говорить, что становится ясно: и его гнут, и он — жертва системы, а далее гнут его начальника, а там снова — начальника начальника, а дальше как-то все теряется — какая-то черная дыра. Какая-то реформа. Без авторства. Без ответственного, который за это расписаться может.

Когда «Аритмию» сравнивают с «Нелюбовью» в пользу того, что «Нелюбовь» страшнее, то в принципе понятно, почему так происходит. В холодно-триллерной работе Звягинцева все герои (я настаиваю) неплохо устроились, просто функционируют они как зомби, там как-то мертво все. А мертвых и смерти у нас как-то больше боятся и испытывают больше неприязни. В «Аритмии» же еще что-то трепыхается, кто-то пытается устоять.

Но прогноз выживаемости по сути — тоже невелик, смотреть на агонию умирающего – по-моему не менее страшно, а каков эмоциональный износ: день за днем надеяться и терять надежду! Но, видимо, позитивный посыл «Аритмии» в том, что четко прописан герой нашего времени, он же всегда нужен. Вот сейчас этот герой — аполитичен, он не лезет с кулаками, не борется с системой ( борьба с системой в нашей дни — это фильм «Дурак»), а просто хорошо делает свое дело. Вот и вернулись к началу, да? Плохо только, что надолго его, скорее всего, не хватит.

Тэги: Диагноз поставлен. Выкарабкаемся ли? Отзыв на фильм «Аритмия»

12
Комментарии (0)
Добавить комментарий