RU
/
ENG
Войти
/
Регистрация
вход для пользователей

Михаил Ляшков: «Наша цель ― наладить сотрудничество и кооперацию регионального бизнеса»

6 Декабря 2018
О работе Центра кластерного развития, вызовах и проблемах пензенского бизнеса и будущем инновационной деятельности нам рассказал генеральный директор ООО «ЦКР» Михаил Ляшков.

121212.jpg
— Михаил Юрьевич, повседневная работа Центра кластерного развития — какая она?

— Кластер кластеру рознь. В одних предприятия связаны единым производственным циклом. Другие — это схожие производства на одной территории. Они конкуренты, но им приходится решать однотипные проблемы: продвижение продукции, дефицит квалифицированных кадров, снижение издержек. Мы показываем местным производителям, что, объединившись, они могут получить преимущества и выгоды. Приведу пример.

Первый кластер, кондитерский, появился семь лет назад. Многие из его участников производят однотипную и малоотличающуюся продукцию. В начале нам приходилось убеждать предпринимателей принять участие в создании кластера и совместных проектах. Тогда они смотрели друг на друга, прямо скажем, недружелюбно: кто-то переманил у другого работников, кто-то «сплагиатил» продукцию.

Мы начали проводить круглые столы по волнующим производителей вопросам, выезжать на выставки. Люди общались, находили объединяющие интересы. Например, любому кондитерскому предприятию нужен сахар. Одно предприятие готово купить 30 тонн, а пять предприятий вместе — уже по 150 тонн, это совсем другая цена для крупных оптовиков.

И вот, спустя время, они сотрудничают по подобным вопросам уже без участия нашего Центра — и для нас это главное достижение.

— Очевидно, что такая кооперация выгодна небольшим компаниям. Какой интерес в кластере для лидеров отрасли, таких как «Ванюшкины сладости» или «Бековский пищекомбинат»?

— Сегодняшние лидеры росли на наших глазах. Когда-то участвовали в выставках на общих стендах кластера, а сейчас сами могут ехать, куда захотят, и тратить миллионы на продвижение.

Тем не менее, крупные компании продолжают участвовать в совместных проектах кластера. Например, это выход на новые зарубежные рынки. Вместе проще «заходить» в новые страны и регионы. Поэтому на крупнейшей европейской кондитерской выставке «ISM» в Кельне, выставке продовольствия в Шанхае на стенде пензенского кластера продукцию представили как малые и средние компании, которые с помощью господдержки экономят свои затраты на общекластерном стенде, так и лидирующие предприятия, названные Вами.

Показательный факт: Пензенская область последние годы занимает 4-5 место в стране по производству кондитерской продукции. Впереди нас только такие крупнейшие регионы как Москва, Московская область, Питер.

Я не говорю, что это достижение только кластера, работающего прежде всего с предприятиями малого и среднего бизнеса. Та же «Пензенская кондитерская фабрика» находится под началом холдинга «Объединенные кондитеры» и в кластер не входит. Но свой вклад в выходе на новые рынки и потребителей, соответственно – увеличению объемов производства продукции, а также повышению привлекательности кондитерской отрасли для новых инвесторов ― кластер, определенно, внес.

― Понятие «кластер» в российском законе практически никак не раскрывается. Когда выгодно, чиновники рапортуют о новых кластерах, а потом те же компании могут обвинить в картельном сговоре. Пробелы в законодательстве доставляют вам неудобства?

― Действительно, сегодня есть лишь трактовки понятия внутри разных ведомств и разных регионов. Программы поддержки отраслевых кластеров есть у Минэкономразвития, Минпромторга, Минсельхоза и других ведомств, которые формируют собственную нормативную базу для кластеров в подведомственных сферах. При этом, наверное, в РФ не так много специалистов, готовых проработать единую нормативную базу в сфере развития кластеров.

В странах Европы, Юго-Восточной Азии, США законодательство по кластерам более четко проработано, сформулирована отраслевая нормативная база. С другой стороны, кластерное движение за рубежом развивается несколько последних десятилетий, в России же тема кластерных инициатив возникла в 2000-х годах. Тем не менее, задачу создания единого нормативного поля по кластерам в нашей стране необходимо ставить. Собственно, работе Центра пробелы в законе не мешают.

Специфика нашей работы ― это деятельность по конкретным запросам от бизнеса. Другие структуры господдержки предлагают бизнесу готовый продукт. У Фонда «Поручитель» это займы и гарантии, у ГКУ «ПРОБИ» ― льготная аренда в бизнес-инкубаторах. Мы же идем от обратного. Встречаемся с предпринимателями и выясняем: какие проблемы развития бизнеса для них актуальны, что из этого можно решить совместно в кластере, какие ресурсы и из каких источников мы можем для этого привлечь.

― И о чем вас просит бизнес? Есть ли обращения от компаний, не входящих в кластер?

― Такие примеры есть.

К нам обратился предприниматель, занимающийся металлообработкой. Он не мог выполнять на своих станках некоторые виды обработки, нужные заказчикам, и запросил информацию о предприятиях, которые могли бы закрыть этот технологический пробел. Мы нашли компании с необходимым оборудованием, устроили встречу. Выяснилось, что нужные друг другу фирмы находятся буквально в соседних зданиях.

От предприятий кластеров чаще всего звучат предложения по организации бизнес-миссий на передовые производственные площадки, а также новые регионы-потенциальные рынки сбыта. Встречи с потенциальными партнёрами из Китая, Италии, других стран.

― Появятся ли в обозримом будущем новые кластеры?

― Кластеры ― это объективно существующие экономические связи. Для целенаправленного развития и вывода на новый уровень какого-либо сектора Центр кластерного развития организационно оформляет региональный кластер, разрабатывает с привлечением экспертов программу его развития, привлекает средства господдержки на совместные проекты.

 Перед нами не стоит задачи оформить в кластеры все отрасли и сектора экономики региона. Важно не количество, а качество развития кластеров, эффекты от кооперационных проектов и их вклад в развитие соответствующих сфер.
Но у нас есть идеи по созданию кластера химического и нефтегазового машиностроения, станкостроительного кластера.
Также в регионе сконцентрированы предприятия, выпускающие различные виды мебели, для которых совместные проекты будут актуальны.

― А есть ли в этом смысл для самих производителей? Что даст участие в кластере тому же «Станкомашстрою»? Разве он не может решать все свои вопросы самостоятельно?

― Мы общались по этому вопросу с руководителем «Станкомашстроя» Олегом Кочетковым. Для производства на предприятии конечного изделия «станок с ЧПУ» внушительная доля комплектующих закупается за границей. Интерес предприятия ― свести эту долю к минимуму, сформировав цепочку квалифицированных поставщиков, находящихся в географической близости. Ряд региональных предприятий уже освоили производство комплектующих и компонентов, и при помощи кластера мы сможем помочь «Станкомашстрою» выстроить такую производственную цепочку.

― В стране много говорят об инновациях. Но те, кто потерпел неудачу на этой стезе, рискуют оказаться за решеткой. Кто же возьмется «двигать» инновации в таких условиях?

― По международным рейтингам, условия для создания и ведения бизнеса в России за последние годы улучшились (к примеру, за последние 10 лет в мировом рейтинге Doing Business место России возросло со 106 до 35-ого). Увеличивается число мер господдержки начинающего бизнеса.

По моей уверенности, успех любого дела решают люди, их увлеченность своим делом, а также грамотность при выборе начальной бизнес-модели при создании компании. Здесь я вижу только один выход ― предельно индивидуальный подход к компаниям еще на старте проектов, а также последующему сопровождению инновационного бизнеса в привязке к стадии «жизненного цикла». Ведь проблемы у компании на каждом этапе её существования различаются.

 Главным при старте бизнеса выступает вопрос ― откуда взять первоначальные инвестиции. На стадии развития и роста обостряются проблемы кадров, поиска поставщиков, сбыта и продвижения. На этапе зрелого бизнеса ― возможность заработка на тиражировании бизнес-модели, и так далее.

Такой подход позволит возможно большему числу инноваций воплотиться в жизнь. Тогда и проблема «страха инноватора» постепенно отойдет.

Фото предоставлено Центром кластерного развития.


Теги: Михаил Ляшков: «Наша цель ― наладить сотрудничество и кооперацию регионального бизнеса»

1
Комментарии (0)
Добавить комментарий