Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение. «Дженни Герхардт»

19 Сентября 2017

Пожалуй, в жизни каждого читающего человека нет-нет, да случаются проблемы с выбором следующей книги для чтения. Информационный и эмоциональный накал свойственен не только ТВ или Интернету, книги тоже могут дать некую усталость или загруженность. Честно скажу, перед тем, как начать читать роман классика американской литературы Теодора Драйзера «Дженни Герхард», я отложила в сторону три произведения современных авторов — не заходили, не могла настроиться.

draizer-teodor.jpg

Недавно я услышала о книге американских философов и литературных деятелей Мортимера Адлера и Чарлза ван Дорена, которая посвящена не чему-нибудь, а именно вдумчивому общению с литературой — « Как читать книги», так в ней помимо прочего содержится достаточно простая истина, которая тем не менее не всегда очевидна: книга хорошо пойдет у вас, если вы с автором на одной волне, если язык, которым он пишет, понятен и приятен вам. Действительно, как ты не старайся прочитать пусть даже великое произведение, вошедшее в золотой фонд мировой литературы, в какие-то обязательные списки или произведения, получающие громкие премии и признание в настоящее время, если тебе это не близко, если непонятно, ты его не осилишь, не поймешь, и не стоит себя в этом винить. Возможно, со временем что-то изменится, и пути книги и читателя пересекутся, возможно, что нет. Здесь так же, как и с людьми: главное продолжать общаться и искать своих.

И в этом смысле в который раз убеждаюсь, что произведения классической литературы, также как и классической музыки, неспроста таковыми становятся: что-то есть в них такое, что будет понятно и притягательно, несмотря на стермительно меняющееся время. Драйзер пишет размеренно, содержательно, тонко — ощущения от чтения, словно ты вышел погулять в утренний тихий лес, после бессонной ночи в шумном городе. Сюжет «Дженни Герхард» с одной стороны вроде бы уже и не совсем актуален в том смысле, который вкладывал автор во время написания, но с другой — это отличная энциклопедия нравов и тем интереснее сопоставлять размышления человека современного и человека из прошлого на какие-то сопредельные темы.

Дженни Герхардт — девушка из очень бедной американской семьи немецкого происхождения. Родители Дженни и ее братьев-сестер (в особенности — отец) верны протестантским заповедям, не привыкли жаловаться и день за днем честно работают, что, однако, не позволяет им иметь минимальную уверенность в завтрашнем дне. Многочисленная семья Герхардов беспрестанно подвергается испытаниям бедностью и безработицей. Однажды мать и Дженни находят работу уборщицами в фешенебельной гостинице своего небольшого городка. Именно там по воле случая они знакомятся с сенатором штата, который периодически останавливается и живет в этом отеле. Юная, скромная и симпатичная Дженни привлекает внимание уважаемого человека, который сперва чувствует к ней дружеское расположение и желание помочь, видя в каком катастрофическом положении находится ее семья, а затем влюбляется в девушку и начинает ухаживать за ней.

29878_900.jpg

Дженни в свою очередь тоже очень расположена к сенатору, благодарность постепенно перерастает в какую-то полудетскую привязанность, затем отношения стремительно переходят в новую фазу и в результате происходит драматичная развязка. Иногда даже такого сюжета хватает на целый роман, но Драйзер закольцовывает историю: Дженни словно бы застряв в чистилище и бедности, и возникающих на ее почве отношений, у которых по разным причинам нет будущего, проходит сквозь непростые испытания, теперь уже очень затянувшиеся во времени.

Встретив молодого богача Лестера Кейна, который воспылал к ней страстью, Дженни начинает испытывать более зрелые чувства, она икренне полюбила этого человека и живет с ним долгие годы, не ропща на то, что он не стремится сделать ее законной супругой, однако социальные предрассудки не на стороне влюбленных.

Драйзер с любовью и нежностью описывает свою героиню. Такое впечталение, что эта девушка — добрый ангел своей семьи, воплощение чистоты, обаяния, любознательности, трудолюбия, самопожертвования и прочих добродетелей, однако на определенном этапе чтения начинаешь думать, что героиня у тебя не вызывает таких уж бурных восторгов, как у автора. Эдакая наивность, граничащая местами с какой-то недоразвитостью, бесхарактерность, которую автор раз за разом оправдывает то материальным состоянием и высокими стремлениями, то безграничной любовью. С одной стороны вроде бы так оно и есть, однако всячески подчеркивается, что Дженни была редкой красавицей и к тому же скромной, податливой, внушаемой, а оба ее мужчины были богаты, известны.

Тень товарно-денежных отношений все-таки стоит за происходящим, как ни старайся думать иначе. Но подобные противоречивые эмоции от чтения романа как раз дают пищу для размышлений: как время меняет суждения о том, является ли человек игрушкой в руках судьбы или самодостаточной единицей, вершащей эту судьбу, как влияют на поступки человека религиозные убеждения и семейные традиции, какую роль играет социальный статус и характер каждого героя,, каково место женщины в социуме.

Становится понятно: автор искренне был убежден, что Дженни — жертва обстоятельств, несправедливости, беспросветной бедности, но несмотря на тяжелую атмосферу книги, на ощущение какой-то невозможности счастья и гнетущего настроения неисполняющихся надежд, невозможности выйти на новый уровень для всех героев, какой-то катастрофы не случается. В мировой литературе есть немало бедных девушек, которые, совершив ошибку, платились за это самой жизнью, так и не увидев счастья. О Дженни Герхард такого сказать нельзя, ее трагедия — в постоянном ожидании обратного отсчета счастливых минут. Лестеру, кстати, как-то особо тоже не позавидуешь: десять лет настоящего счастья любви и комфорта для него тоже были отравлены этим вот «жениться — не жениться», «надо — не надо».

И вот, кстати, несмотря на то, что в романе немало вещей, на который мир давно уже смотрит по-иному, каких-то преодоленных предрассудков, измененных ценностей и отрефлексированных моментов, можно найти неожиданно острые темы дня сегодняшнего. К примеру, тема сожительства или так называемого «гражданского брака» в этом романе описана очень неплохо, другое дело, что причины такого поведения бывают разными, но суть мучений и метаний в подобных отношениях переданы очень ярко. Еще очень хочется выделить тему «что скажут люди», которая, казалось бы, в наш прогрессивный век могла бы себя и исчерпать, ан, нет! Актуальна как никогда, а у Драйзера она сквозит красной нитью в этом романе.

Хотел ли этого автор? Как бы воспринял реакцию нас, современных читателей на свои суждения и расставленные акценты? Трудно сказать. Но одно сказать можно с уверенностью — классика неисчерпаема, раз за разом она дает возможность найти новые смыслы и получать эстетическое наслаждение от слога, вкуса и глубины. Почитав Драйзера, можно возвращаться в зачастую темные и перегруженные миры современных авторов с хорошим таким зарядом нормальности.

Тэги: Внеклассное чтение. «Дженни Герхардт»

15
Комментарии (1)
0
Марина Кайнова
И всё же самое сильное произведение Драйзера это "Американская трагедия", "Дженни Герхардт" проигрывает в том, что по сути очень похожа на его дебютный роман "Сестра Кэрри".
Добавить комментарий