Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение Анна Йоргенсдоттер «Шоколадный папа»

2 Августа 2017
Молодая девушка Андреа находится в психиатрической лечебнице, где проходит курс лечения от расстройства пищевого поведения. В этом же заведении хватает людей с абсолютно разными диагнозами, некоторые хотят оставаться одиночками, другие предсказуемо достают своими причудами окружающих. Андреа все-таки больше была настроена оставаться одна: даже в монотонном больничном мире, где мало что происходит, ее мысли никак не могли прийти в порядок, она словно бы постоянно находилась в поисках душевного равновесия. И вдруг Андреа влюбляется. Каспер — стройный, светлоглазый и желтоволосый и, конечно же, со своими проблемами и зависимостями, частенько оказывается с ней за одним столом во время принятия пищи и, похоже, от этого ей гораздо меньше хочется прятать еду по карманам или потом с чувством избавляться от нее старым проверенным методом «два пальца в рот». Хотя, если бы все пошло гладко с самого начала... Андреа же не привыкла, что что-то может быть хорошо и многое усложняла.

456.jpg

Просто у нее был шоколадный папа. Нет, она даже не называет его папой, для нее он просто Карл. Впрочем, слова «мама» в тексте тоже не употребляется ни разу, Андрея называет свою мать по имени — Лувиса, но не из-за того, что не любит ее или отца, а, видимо, из-за того, что воспринимает Лувису как прекрасную и несчастную героиню сказки: самая лучшая, самая красивая и добрая, однако отчего-то периодически покидаемая своим любимым.

У Карла двойная жизнь: в далекой Италии у него есть знойная, любвеобильная Маддалена, с которой совершенно ничего нельзя поделать. От нее не вылечить, не избавиться, только детям еще можно рассказать сказки о командировках, жена просто каждый раз плачет при возвращении и стремится скрыть это за бесконечной монотонной домашней работой. А Андреа и ее сестра каждый раз по возвращении Карла получают подарки, в основном — шоколадные конфеты и нугу в праздничных, почти рождественских количествах. И, конечно, девчонку заедает тот еще не совсем понятный, витающий в воздухе стресс этими сладкими подарками.

 А потом наступает подростковый возраст, в котором очень важно одобрение сверстников, а Андреа становится изгоем. Ей кажется, что она самая некрасивая, неуклюжая, некрутая и вывод один — надо стать красивой, а красота — это худоба. И теперь шоколадная нуга становится поводом дать себе мимолетную радость, наполнить себя сладким, подаренным, а затем с чувством опустошить, опрокинуть себя, словно бы получить новый шанс начать все с нуля.

Не все современные книги с простыми названиями и модными обложками одинаково бесполезны тем, что прочитав их, быстро находишь замену в виде новой книги с простым названием и модной обложкой. Начиная читать книгу Анны Йоргенсдоттер, сперва показалось, что очередной скандинавский автор сейчас поведет нас по любимой скандинавской дорожке — дорожке расстройств и отклонений, психологических раскопок в неидеальном ( разве может быть как-то еще?) детстве. И это все так, мы давно уже привыкли, что Скандинавия поразительным образом населена людьми, у которых масса психологических проблем на фоне, казалось бы, идеальной внешней среды, и в то же время эти же люди окружены типично буржуазными, очень конкретными родственниками и знакомыми, а некоторым еще и удается, миновав кризис, стать такими же успешными обывателями, как будто бы в жизни не случилось ни намека на бунт, ни дня борьбы с патологическими зависимостями, разве что шлейф прошлых ужасов, так или иначе, скажется опять же на детях уже этих людей

Печем булочки и не видим, как у твоих близких в головах растут и множатся огромные тараканы.

7.jpg

В случае с книгой Йоргенсдоттир вышеперечисленное — это далеко не все. Обычный читатель как-то сразу отделяет подобных Андрея героев от себя, мол, ага, тут психическая, ну да, возможно интересно пронаблюдать за судьбой героини, посочувствовать, посопереживать, но нет, это не про меня, я-то здоров! И вот тут начинается самое интересное. Во-первых, Анна Йоргенсдоттир просто и страшно дает понять, что даже самая, на наш взгляд, хорошо устроенная психотерапевтическая помощь в развитом западном государстве — это такая, знаете ли, машина, в которой возможно более технически сложные детали и подробные, понятные дошкольнику инструкции, но фактически помочь человеку в беде, вытащить его она не способна.

Да, на Западе люди давно стали обращаться за медикаментозной помощью к психотерапевтам, количество проглоченных Андреа таблеток на страницу чтения просто ошарашивает, но какая личность перед нами со всеми этими проглоченными таблетками? Личность, которой едва-едва удается держать хоть какой-то баланс, личность, которую от распада удерживает почти что лотерея, появляется новая эмоция, новый стресс — и старая схема уже не работает. Система, даже самая совершенная — всегда усредняет. Тебя самого в этом во всем уже не отыскать. Или доказывай своим консультантам, что ты хочешь выздороветь и делаешь для этого все – или иди домой. Бюрократия и несвобода — вот и вся профессиональная помощь. И на фоне этого — как работает любая улыбка, приятный сюрприз, одобрение, забота близких или желанных людей. Как согревает любовь, как радует дружба, как окрыляет творчество.

И снова качели — измена, подозрение, возможность взяться за старое, проверенное зло как вариант «обнуления»... С определенного момента сюжета мы уже наблюдаем относительно обычную Андреа, живущую с любимым мужчиной, вроде бы как выздоравливающую — и вот именно тут многих может подстерегать шок. Да-да, мы не психические, но на выздоравливающих или хронических мы уже больше похожи, как много уже вполне осязаемых, не из-за стен желтого (ну, или в какой там цвет красят стены психушек в разных странах) дома, а достаточно посконных — ревности, злости, неуверенности, подозрительности, бытовой истерии. Только у героини даже этот уровень поддерживается таблетками, но дальше-то уже — вино, беспорядочные связи, утрата понимания направления движения по жизни.

А когда есть еще и этот тревожный образ из детства — покинутости, недолюбленности, то очень просто его визуализировать в который раз и обвинить во всем того же «шоколадного отца». Конечно, предательство оставляет след, но ведь никто не застрахован от этого. Как-то неправильно, что найдя болезнь не находится метод лечения. Какое-то чувствуется в этом всем чудовищное слабое место психоанализа — выковырять из человека можно все, что угодно, а заковырять обратно — нет. От этого книга становится очень тяжелой, но порой действительно стоит знать, что нельзя обвинять человека в том, что он как-то сам себе не помогает, а наоборот слишком деструктивен. Боль бывает слишком большой, из нее очень сложно выбраться иногда, даже читателя может утомить синусоида настроений и состояний Андреа, мол, когда же, когда счастливый конец? Но кто сказал, что должно быть легко?

Это книга о том, как хрупок человек. Каждый человек. И даже самый психически уравновешенный должен быть готов, что события могут в любой момент начать развиваться не так, как хотелось бы. Проекции из прошлого вдруг отличненько лягут на ситуацию сегодняшнего дня, и ты, не разобравшись, попадешь в ловушку, выбраться из которой будет очень тяжело. « Шоколадный папа» — очень искренняя книга и достаточно правдоподобно отражает проблемы современного человека. После таких книг размышляешь о какой-то, если не обязательной, то очень рекомендуемой программе чтения, в которой оказались бы новые авторы и актуальные темы.

Тэги: Внеклассное чтение Анна Йоргенсдоттер «Шоколадный папа»

10
Комментарии (0)
Добавить комментарий