Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

Внеклассное чтение: Айседора Дункан «Моя жизнь»

22 Июля 2017

Имя Айседоры Дункан в сознании среднестатистического русского человека несет с собой ассоциативный ряд «танец, Есенин, шарф». Судя по мемуарам танцовщицы, весь западный мир тоже связывал с ее личностью определенный набор стереотипов: «танец, туника, босые ноги», так вот практически в каждой строчке своих воспоминаний она пытается сломать устоявшийся образ себя и дать миру понять, что дело вовсе не в визуальном подражании грекам и не в стремлении эпатировать. Дункан одухотворенно и взволнованно не устает повторять, что главная ее миссия — чистое искусство, выведение танца на новый уровень развития и раскрепощение, укрепление тела и духа буквально каждого человека посредством танца.

9.jpg

Читая книгу «Моя жизнь», у рассудочных читателей вполне предсказуемо может сформироваться новая линейка впечатлений: «сумасбродство, экзальтация, нерациональность», однако, если вашей душе не чужда спонтанность, оптимизм и постоянное желание разрядить душную атмосферу чего бы то ни было свежим подходом, то героини восхитительнее Айседоры просто не сыскать. Парадоксальным образом в этой удивительной женщине сочетались покорность судьбе и упорство в достижении целей, сила духа и несколько расшатанный базис принятия решений, умение зарабатывать или находить деньги под свои проекты и неумение их удерживать, сохранять и приумножать.

Конец XIX века — время вообще интересное, именно тогда привычные формы искусства начинали меняться, а Дункан помимо революции в танце практиковала и непривычное для окружающих поведение женщины, небольшими частями практически ежедневно отвоевывала свободы и права. В этом она была не одинока: поразительно, что оказывается и вся ее семья вела не совсем привычный и стандартный образ жизни. И сестра, и братья, и в первую очередь мать не боялись сегодня истратить последний грош на какие-то безумные творческие идеи, чтобы завтра, возможно, терпеть горькие лишения. Разочарованные в догматах католичества и законах социума, Дунканы создавали свою внутрисемейную религию, полную музыки, движения, театра и синтеза всего перечисленного.

6.jpg

Они не боялись экспериментировать с самим понятием семьи, с ее объединяющими принципами (единственно — не признавали институт брака и на время подвергали остраксизму одного из братьев, женившегося в юном возрасте), но даже самые экстравагантные идеи, объединявшие в разное время Дунканов (как, например, строительство храма в Греции и попытка жить на манер древних греков) вызывают не только ощущение причуд разбогатевших людей, но и определенную зависть. Наверное, главы, в которых Айседора пишет о своей семье (в дальнейшем и о детях), являются самыми удивительными в книге, читая строки о любимых людях, по-моему невозможно оставаться оппонентом автора и не поверить в искренность ее эмоций, хотя по ходу повествования разговор о самой себе иногда кажется чересчур пафосным и полным самолюбования.

Хотя, знаете, даже постоянное подчеркивание своей роли в реформации танца и революции движения кого-то способное оттолкнуть по причине нескромности лично мне кажется уместным и логичным, Айседора словно бы демонстрирует результативность своей философии: легкое тело — легкий дух, любовь к окружающим — любовь к себе, уверенность и открытость — полное равнодушие к тому, кто и что скажет о ней. И самое главное, что вызывает восхищение — неистребимое стремление танцовщицы безвозмездно поделиться своими знаниями, своей философией, обучить свободному и естественному пластическому выражению внутренних переживаний других, неубиваемое желание открывать школы и воспитывать в духе свободы сотни детей, причем не за счет их родителей, а путем поиска меценатов.


Тема меценатов и жертвователей в данной книге — отдельный разговор. Сопоставляя сегодняшние реалии и описываемое Дункан время, с одной стороны, невольно испытываешь определенную горечь:все-таки в начале прошлого века людей, готовых расстаться с разными суммами денег во имя искусства было больше (пусть даже искусство было зачастую салонным развлечением), но, с другой стороны, понятно, насколько важна личность просящего, его харизма и фундаментальная уверенность в необходимости своего детища, на ум приходят известные актрисы и модели сегодняшних дней, работающие в благотворительности, но ведь далеко не каждый влиятельный и талантливый человек готов делиться заработанным или подаренным, в этом отношении Айседора Дункан тоже может считаться одним из первопроходцев.

Отношения танцовщицы с самыми разными мужчинами интересно описываются ею в этой книге, но поражаешься прежде всего не количеству любовей как таковых, а скорее проценту платоники, дружбы между ней и мужчинами, причем, судя по всему, она не лукавит, ибо страстные эпизоды и периоды описываются достаточно честно и откровенно.


Досадным (особенно для нас, российских читателей), является тот факт, что свое жизнеописание Айседора Дункан прерывает как раз на переломном моменте своей жизни — переезде в Советскую Россию. Было бы крайне любопытно почитать о ее пребывании в нашей стране, о знакомстве и отношениях с Есениным из первых уст, но, увы, не судьба. Иногда « Моя жизнь» Дункан дополняется издателями книгой Ильи Шнейдера «Встречи с Есениным». Тетральный журналист и администратор Шнейдер был назначен Луначарским секретарем к Айседоре, впоследствии Илья Ильич возглавил танцевальную школу Дункан в СССР и, конечно же, немало времени проводил в обществе этой удивительной танцовщицы и Есенина, ставшего ее мужем. Эта книга тоже достаточно интересна и душевна, в ней немало любопытных фактов и информации, однако на контрасте с воспоминаниями Дункан все-таки чувствуется некая несвобода и однобокость в описании тех или иных событий, какой-то выровненный градус эмоций и неизбежная для тех времен идеологическая составляющая.

Именно после прочтения этого «литературного тандема» как-то более выпукло ощущается основное драматическое противоречие между мечтами Айседоры и возможностями их воплощения. Все же ее искусство и система ценностей делают упор на индивидуальность, на свободу отдельной личности и любые попытки внедрить идеалы индивидуальности массовостью выглядят немного странно.


Тэги: Внеклассное чтение: Айседора Дункан «Моя жизнь»

11
Комментарии (0)
Добавить комментарий